Блоги

Введение.

Богдан – подросток. Как и всякий подросток, он учится в школе, гоняет с приятелями на велосипеде и даже иногда ходит на рыбалку. Конечно, у Богдана есть мама и папа. А еще – две младшие сестры, погодки Тоня и Таня. Тоня серьезная и вдумчивая, Таня шумная и шаловливая. В общем - обычная семья.
А еще родители Богдана ходят в Храм Божий. И детей, конечно же, берут с собой. Сколько Богдан себя помнит, жизнь его семьи тесно связана с Церковью, с православным христианством. Утренние и вечерние молитвы, исповедь и Святое Причастие – все это хорошо знакомо и Богдану, и Тане, и Тоне.
Конечно, в семье чтят православные праздники – и двунадесятые, и великие, и дни памяти святых… И у Богдана, и у его сестер возникает множество вопросов. В честь какого события Священной Истории установлен тот или иной праздник? Что мы приобретаем, когда празднуем его? И так далее…
Папа с мамой стараются отвечать так, чтобы их любимым чадам было понятно. А иной раз об одном и том же празднике происходит несколько бесед – и такое бывает.
Мы подслушали некоторые их разговоры, и передаем их вам.



2 сентября. Пророка Самуила.


Однажды Богдан спросил папу.
- Пап, а церковный новый год действительно начинается в сентябре?
- Да, сынок, - сказал папа.
- А почему не в январе?
Папа пожал плечами.
- Я точно не знаю, - сказал он. – Но мне приходилось читать, что так христиане празднуют прекращение многовековых гонений на христианство в Римской Империи. Именно 1 сентября 312 года римский император Константин Великий одержал важную для себя и государства победу. Константин считал, что эта победа одержана им с помощью Иисуса Христа, и поэтому дал христианам полную свободу исповедовать свою веру. Спустя 13 лет, на Первом Вселенском Соборе, было решено считать именно 1 сентября началом нового года – как память того, что над головами верующих больше нет занесенного топора палача. Но лично мне кажется, что начинать новый год осенью правильно и с Библейской точки зрения. Дело в том, что в Писании много ссылок на лунный календарь, который очень распространен на Востоке. А день по лунному календарю начинается вечером. Как сказано в первых же строчках Писания: «И был вечер, и было утро: день один» (Быт. 1, 5). А какое время года можно было бы назвать «вечером года»? Конечно же - осень!
- Пап, то есть сегодня – новый год? – воскликнул Богдан. – Сегодня ведь первое сентября!
- Сынок, сегодня второе, - поправил сына папа. – Причем, по светскому, григорианскому календарю. А Русская православная Церковь пользуется более древним календарем, юлианским, который ввел Юлий Цезарь за 45 лет до рождения Иисуса Христа. Это более справедливо, сынок, ведь император Константин провозгласил свободу христианской проповеди 1 сентября 312 года именно по календарю юлианскому! Григорианский же календарь был введен намного позже – в 1582 году, и ввел его папа римский Григорий 13-й. Эти два календаря отстоят друг от друга на две недели. То есть по светскому календарю начало нового круга православного Богослужения приходится на 14 сентября.
- Да… - разочарованно протянул Богдан.
Ему было обидно, что до церковного Новолетия еще целых 12 дней.
- Но ведь сегодня есть какой-то церковный праздник, папа?
- Конечно, - сказал папа. – «Праздник» - это день, свободный от повседневной суеты, и в православии есть праздники на каждый день. Конечно, полностью отрешиться от повседневных забот получается только во время самых больших праздников – Пасхи, Рождества Христова, или, скажем, Крещения Господнего. Но и каждый обычный день мы стараемся хотя бы чуть-чуть освободиться от суеты, хоть немного времени посвятить тому, что вводит нас в вечность! В это время мы молимся, читаем Писание и другую душеполезную литературу. А еще вспоминаем те или иные события Священной Истории – или ветхозаветной поры, или времени Вочеловечения Господа, или более поздних веков, вплоть до нашего времени. Мы стараемся не забывать, как люди всех эпох искали Господа, и как Господь выходил навстречу этим людям.
- А сегодня какой праздник? – спросил Богдан.
- Надо посмотреть в календаре, - сказал папа.
Он взял с полки толстый церковный календарь, полистал его.
- Сегодня Церковь чтит память пророка Самуила, - сказал папа.
Богдан помолчал – имя Самуила он, конечно, слышал, но не мог вспомнить, что именно сделал этот человек.
- Это тот человек, которого предала и подстригла жена? – сказал, наконец, он.
- Нет, - ответил папа. – Того человека звали Самсон, и жил он немного раньше Самуила (Суд. Гл. 13-16). Но о Самсоне поговорим в другой раз. А пророк Самуил был последним из великих Судей народа Израильского. Именно его Предание считает автором одной из книг Ветхого Завета – книги Судей.
- А-а! – протянул Богдан.
О «Книге Судей» он, разумеется, знал и даже когда-то пробовал ее читать.
- Имя этого человека означает «услышанный Господом», но вообще-то все началось с того, что Господь услышал молитвы его матери (1 Цар. Гл. 1), - сказал папа. - Маму будущего пророка звали Анной, и у нее долгое время не было детей. В те времена бездетность считалось большой бедой, и люди подолгу умоляли Господа, чтобы Он дал им дитя. Так и Анна молила Господа о даровании ей сына, говоря, что если сын родится, она отдаст его Господу на все дни жизни его. Поскольку Анна была из колена Левина, то эта клятва означала, что вся жизнь ее сына будет связанна с храмовым служением, ведь именно из этого колена происходили и священники, и их помощники – левиты. Женщина молила Господа долго, неотступно, и наконец, Господь исполнил ее просьбу. У Анны родился мальчик, и с раннего возраста он был отдан в дом Господень (в то время это был переносной Храм – Скиния), и помогал там священнику. Священника этого звали Илий.
- А мама не скучала по нем? – спросил Богдан.
- Скучала, наверное, - ответил папа. – Но, во-первых, она сама обещала Господу так поступить, а свои обещания нужно выполнять! Во-вторых, она имела возможность видеться с сыном, когда приезжала к дому Господнему во время какого-нибудь праздника. В те времена, как и сейчас, было вполне нормальным посещать Храм всей семьей (1 Цар. 1, 21). А в-третьих, Господь дал Анне еще детей. Потом у нее родились еще три сына и две дочери, и это, конечно, помогало ей проще переживать разлуку с Самуилом. А Самуил помогал Илию, помогал ему со всем усердием – он был очень старательным и честным мальчиком. Такой помощник был утешением для Илия. Дело в том, что у Илия были сыновья, но он не смог их правильно воспитать (1 Цар. Гл. 2). Сыновья Илия выполняли священнические обязанности плохо, они смущали народ – ведь для простых людей священник должен быть примером благоговейного отношения к любой святыне, а эти нерадивые люди примером быть не могли. За это Господь гневался на Илия – ведь родители отвечают за то, как они воспитали своих детей! В итоге, Илию было сообщено, что его сыновья умрут в один день, а Господь изберет Себе священника верного (1 Цар. 2, 35), и этот священник верный не будет из потомков Илия.
- Этим верным священником стал Самуил? – догадался Богдан.
- Да, сынок, - ответил папа. – Он был еще отроком, когда Господь открыл Себя ему и говорил с ним в первый раз (1 Цар, гл. 3). Тогда Господь подтвердил, что Илий и его потомки будут наказаны за то, что не смогли нести священнический долг как нужно. А потом было вот что, - папа открыл Библию и прочел: - «И возрос Самуил, и Господь был с ним; и не осталось ни одного из слов его не исполнившимся. И узнал весь Израиль, что Самуил удостоен быть пророком Господним… И был Самуил судьей Израиля во все дни жизни своей; из года в год обходил он города и судил Израиля» (1 Цар. 3, 19-20; 1 Цар. 7, 15).
Папа отложил Библию.
- Интересно то, что и Самуилу не удалось достойно воспитать своих сыновей, - сказал он. - Состарившись, Самуил поставил их судьями над народом, но сыновья не были такими благочестивыми и старательными, как он. Они брали подарки (сейчас бы сказали – были взяточниками) и судили народ несправедливо (1 Цар, 8, 1-3). Равнодушие к деньгам и справедливый суд – это всегда так трудно для потомков Адама! Видишь, как бывает – Самуил был великим пророком, очень честным человеком, но, как и Илий, в деле воспитания собственных детей он потерпел поражение.
- И Господь наказал Самуила так же, как и Илия? – уточнил Богдан.
- Нет, - ответил папа. – Писание не говорит нам, почему Самуил не был наказан за нерадивость своих сыновей. Быть может, он старался их воспитать праведниками, и старался больше, чем Илий? Не знаю, сынок, не могу тебе сказать точно. Но в это время случилось так, что эпоха Судий подошла к концу. Потомки Авраама, Исаака и Иакова устали от предоставленной Господом свободы, и захотели иметь над собою царя, как и прочие народы.
- Что же в этом плохого? – не понял Богдан.
- Именно Господь являлся Царем избранного Им Самим народа! - сказал папа веско. – Этим полно Писание. Например, об этом много говорится в псалмах. «Господь – царь навеки, навсегда». Это – из девятого псалма. Или вот: «Так говорит Господь, Царь Израиля». Это – из пророка Исайи, глава 44. По сути – ну кто может быть таким же хорошим царем, как Сам Господь?! Никто. И просить обычного земного царя – это было предательство. Об этом Господь прямо сказал Самуилу: «Они отвергли Меня, чтобы Я не царствовал над ними» (1 Цар. 8, 7). Через Самуила Господь предупреждал народ, что царское правление не будет сладким (ведь царь – обычный, грешный человек и ему трудно удержаться от того, чтобы не быть слишком жадным, слишком требовательным или слишком жестоким), что они будут восставать на царя, которого избрали (1 Цар. 8, 18), но люди не послушались этого предупреждения. Тогда Господь, уважающий человеческую свободу, уступил требованиям людей. Первым человеком, которого Самуил, по указанию Господа, помазал на царство, был Саул. Этот первый царь Израиля оказался одним из самых трагичных правителей – он не всегда выполнял веления Господа, в итоге был отвержен Господом и погиб в битве вместе со своими сыновьями. Именно смертью Саула оканчивается «Первая книга Царств». И еще до смерти Саула пророк Самуил, по велению Бога, тайно помазал на царство одного из самых известных людей ветхозаветной истории – Давида. Но до воцарения Давида Самуил не дожил. Он умер стариком, и народ Израилев плакал о нем. Плакал не зря, ведь по свидетельству этих людей Самуил судил их честно, «не обижал, не притеснял, и ничего ни у кого не взял» (1 Цар. 12, 4). И Православная Церковь не забыла этого великого пророка, честного, усердного в служении Господу человека. Его память празднуется сегодня, 2 сентября. А еще мы должны…
Тут папа прервался.
- А как ты думаешь, сынок – зачем мы вспоминаем святых? – вдруг спросил он.
Богдан неуверенно пожал плечами.
- Я думаю… - он замялся. – Ну… Думаю, что мы хотим чему-то у них научиться! – закончил он через несколько секунд.
Папа улыбнулся.
- Правильно. Мы у них учимся. «Подражайте мне, как я Христу» - говорил апостол Павел (1 Кор. 4, 16). Но не один Павел был верным учеником Господа, и поэтому не только ему можно подражать, не только у него учиться! Многому можно научиться и у пророка Моисея, и у апостола Иоанна Богослова, и у тысяч и тысяч христиан, которые жили в последующие века. Многому мы можем научиться и у Самуила. А еще мы просим у святых молитвенной помощи. Ведь «Бог не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы» (Лк. 20, 38). И праведники всех веков могут возносить свои молитвы к Богу, владыке Святому и Истинному (Откр. 6, 10). Так что мы можем их просить о помощи. Мы можем и должны молить праведника и пророка Самуила, чтобы он упросил Господа даровать нам такую же честность и усердие, какие были у него!



11 сентября. Усекновение главы Иоанна Предтечи.


Однажды Богдан спросил у папы:
- Пап, а ты помнишь день, когда ты в первый раз пришел в Храм?
- В первый раз меня, совсем маленького, принесли крестить, - ответил папа. – Я этого не помню. В детстве меня иногда приводили на Пасху. Когда был первый раз – тоже не помню.
- Пап, я не об этом спрашиваю! – сказал Богдан. – Когда ты впервые пришел в Храм сознательно? Не для того, чтобы куличи на Пасху освятить, а для того, чтобы сделать шаг на встречу к Богу?
Папа улыбнулся.
- Это я помню, - сказал он. – Мне было тогда 25 лет. Мы пришли вместе с мамой. Ей тогда был 21 год. Это было 11 сентября, на праздник Усекновения главы Иоанна Предтечи. С тех пор я особенно люблю этот праздник. И очень люблю этого святого.
- Кажется, о его появлении еще в Ветхом Завете пророки предсказывали? – спросил Богдан.
- Да, - сказал папа. – Например, у пророка Исаии, в 40-й главе, есть такие слова: «Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему; всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, и неровные пути сделаются гладкими» (Ис. 40, 3-4). Евангелист Иоанн пишет, что Иоанн Креститель прилагал эти слова к себе (Ин. 1, 23).
- Да, я слышал эти слова, - сказал Богдан. – Но не вполне понимаю, зачем они сказаны. Зачем это вообще нужно – выравнивать какие-то холмы?
- Ответ на это вопрос я нашел в «Толковой Библии» профессора Лопухина, - сказал папа. – Там, в толкованиях на пророка Исайю, сказано, что в те времена на востоке, когда правитель собирался куда-то в дорогу, перед ним посылались специальные люди. У них было несколько обязанностей, и одна из них была такая – они готовили перед правителем дорогу. Не думаю, чтобы эти люди выравнивали холмы, но прохудившиеся мосты латали и завалы разгребали – это уж точно! Ничто не должно задерживать правителя, если ему захотелось осмотреть свои владения!
- Ну, это понятно! – вставил Богдан.
- В иудее, конечно, об этом обычае знали, - продолжил папа. - И не удивились, что перед приходом Самого Великого Царя, перед приходом Господа, кто-то должен выправить дорогу. Только имеется в виду не обычная тропинка где-то в степи или пустыне, конечно. Имеется в виду состояние наших душ! Кто-то из святых (жаль, не помню, кто именно) писал, что дол, который должен наполниться – это яма, сделанная нашими грехами, и ее нужно выровнять покаянием. А горы и холмы – это наша гордость, и их нужно понизить смирением. И вот тогда дороги нашей души станут ровными, и Господу будет проще дойти до нашего сердца. Хотя, пожалуй, нет – это я не правильно выразился! – поправил себя папа. - Господу все не трудно сделать, и Он изливает Свою любовь и на добрых, и на злых (Мф. 5, 43-48)! Просто нашим сердцам будет проще вместить хотя бы каплю из той бездны любви, которую изливает на нас Господь! Да, сынок, нам всем очень нужно покаяние и смирение, иначе семена, брошенные Господом, в наших сердцах не прорастут! И Иоанн Креститель, готовя пути Господу, не обычные холмы лопатой разгребал! Он своими словами: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3, 2) выравнивал неровности в душах иудеев – тех, конечно, кто на этот призыв откликнулся. И в наших душах тоже, ведь этот призыв обращен к каждому, кто открывает Евангелие!
- Теперь я понял, - сказал Богдан.
- Меня восхищает этот человек, - сказал папа. – Ты помнишь, что Господь велел Своим ученикам отвергнуть себя, взять свой крест и идти за Ним?
- Помню, конечно.
- Жизнь Иоанна Крестителя, вся без остатка – это вот такой подвиг самоотвержения. У него была задача от Бога – указать своим ученикам на грядущего Спасителя Мира (Ин. 1, 31). И он указал на Господа Иисуса, когда сказал: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин. 1, 29) А еще он должен был призывать людей к покаянию – мы уже говорили об этом. И каждая минута его жизни – только ради исполнения этих двух задач. Ничего для себя – все только ради Бога! Нечеловеческий подвиг – жизнь в пустыне, отвержение всех мелких человеческих слабостей! И все это Иоанн исполнил. Он заслужил похвалу от Господа. Ты помнишь, когда Господь похвалил Иоанна?
Богдан неуверенно пожал плечами.
- Господь сказал, что из рожденных женщинами нет ни одного пророка больше Иоанна Крестителя (Лк. 7, 28), - пояснил папа. – Это – высшая похвала. Это – не просто суетная человеческая слава, какая бывает у наших политиков, певцов или кинозвезд. Это – настоящая слава высшей пробы, потому, что получена она от Самого Бога! Даже смерть Иоанна была настоящей смертью праведника потому, что он умер за правду.
- Его Ирод убил, - сказал Богдан.
- Да, сынок, - сказал папа. – Царь Ирод позволял себе многое, чего не должен позволять человек. Например, он отнял жену у своего брата Филиппа. Иоанн Креститель не боялся говорить, что такое поведение Ирода есть поведение не должное (Мк. 6, 18). Ирод, желая заставить пророка замолчать, посадил Иоанна в темницу, но казнить не решался – все-таки убить пророка, значит – навлечь на себя гнев Божий! В Евангелии у Марка сказано, что Ирод «боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берёг его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его» (Мк. 6, 20). Но и Иродиаде, жене Ирода, а перед этим – Филиппа, не нравилась проповедь Иоанна! Именно она была инициатором казни этого святого. Ирод отмечал свой день рождения, на котором плясала дочь Иродиады. Плясала она хорошо, и Ирод пообещал ей в награду за этот танец что угодно. Тогда Иродиада уговорила дочь просить у Ирода голову Иоанна Крестителя. Ирод опечалился, но не стал отменять своего обещания. Он боялся пролить кровь пророка, но еще больше боялся смеха своих придворных, ведь дать обещание и потом не выполнить его, означало дать повод к смеху! Как сказали бы сейчас – потерять лицо! И что только мы, люди, не делаем, ради «сохранения лица», на какие только злодейства не толкает нас любовь к человеческим похвалам! Так и Иоанн Креститель был казнен потому, что обличал злые дела Ирода и потому, что Ирод не смог победить свое тщеславие. Это страшная штука, сынок - я имею ввиду тщеславие. Мы, люди много делаем из-за него зла. Поэтому должны пытаться от него избавляться. А еще – стараться меньше болтать попусту! Если бы тогда Ирод не болтал лишнего, быть может, его руки и не обагрились бы кровью Пророка!
- Трудно это, - сказал Богдан.
Не смотря на юный возраст, он уже знал, какой огонь в душе иногда производит тщеславие, и как трудно удерживать свой язык.
- Трудно, - согласился папа. – Но – нужно. Господь даст на это сил тому, кто действительно хочет победить эти страсти. А Церковь чтит память Иоанна Крестителя, и 11 сентября празднует день его мученической смерти – настоящей смерти праведника. Давай помолимся, сынок, чтобы Господь дал нам ту же смелость и ту же верность, какие были у Иоанна!
- Давай, - согласился Богдан.




21 сентября. Рождество Пресвятой Богородицы.



Однажды Таня спросила маму:
- Мам, а Церковь отмечает день рождения Девы Марии?
- Отмечает, - сказала мама. – Рождество Пресвятой Богородицы мы отмечает 21 сентября.
- Как здорово! – обрадовалась Таня. – А ты испечешь в этот день пирог? С яблоками, а?! Я люблю Богородицу и хочу отметить ее день рождения пирогом!
- Хорошо, испеку! – улыбнулась мама. – Это очень большой праздник. По сути, именно со дня рождения Девы Марии начинается новозаветная история.
- Почему? – не поняла Таня.
- Видишь ли, доченька - для спасения человечества Бог должен был Сам стать Человеком, - сказала мама. - Но к этому событию нужно было подготовиться.
- Кому подготовиться – Богу?! – удивилась Таня.
- Нет, не Богу, а нам, людям, - пояснила мама. – Много веков ветхозаветная церковь – народ Израильский – жил по закону, данному Богом через Моисея. Соблюдение этого закона не давало людям жизни вечной, да и нормы этого закона не дотягивали до нравственной высоты Нагорной проповеди (см. Евангелие от Матфея, главы 5-7), но свою роль этот закон выполнил – его исполнение очищало людей, готовило их к встрече со Христом. Да – не все шло гладко, люди нередко предавали Бога своими поступками, и все же год шёл за годом, сменялись поколения и, наконец, народ Израильский (по крайней мере – его лучшая часть!) дорос до того, что смог понять Христа и понести Его учение ко всем остальным народам... Но и это было еще не все. За несколько веков до Евангельских событий, через пророка Исаию людям было открыто, что Спаситель будет Сыном Девы (Ис. 7, 14). Так вот – далеко не каждая девушка могла стать матерью Воплощенного Бога!
- Почему? – спросила Таня.
- Помнишь, после чего Адам стал прятаться от Бога в райском саду? – спросила, в свою очередь, мама.
- Помню, - сказала Таня. – После того, как ел плод с запретного дерева! Оно называлось - «дерево познания добра и зла» (Быт. 2, 17).
- Правильно – после грехопадения. Пока не грешил – мог общаться с Богом, а как согрешил – стал прятаться. Грешник не может выносить святости Бога – вот в чем беда! Именно поэтому Бог общался с людьми через пророков, которые были очень чисты. А представь себе – девять месяцев носить в себе растущее тело Божественного Младенца! Понести это могла только исключительная, кристально чистая девушка, которая настолько возлюбила Бога, что ради исполнения Его воли полностью отвергла себя, полностью отбросила все обычные для человека себялюбивые мысли и желания!
- Да, наверное! – пробормотала Таня.
- Собственно, только такой и бывает настоящая любовь – когда тот, кто любит, готов пожертвовать собой ради того, кого любит, - сказала мама. – Бог это смог – смог стать Человеком и понести страдание и смерть на кресте ради вечной жизни каждого из нас! И Дева Мария – смогла. Вся ее жизнь была нескончаемым служением Богу. И это так хорошо! Евангельские времена наступили тогда, когда хотя бы некоторые из людей смогли понять и выполнить слова Христа: «Отвергни себя, возьми крест свой и следуй за мной!» (Мф. 16, 24).
Таня немного помолчала, а потом спросила:
- Это родители ее такой воспитали?
Мама улыбнулась.
- Точно не скажу, - ответила она. – По преданию Пресвятая Дева Мария была отдана в Иерусалимский Храм совсем маленькой… Но знаю только, что родителями Пресвятой Богородицы были люди святые, а такие люди, конечно, каким-то образом даже без слов делятся своей святостью с окружающими и со своими детьми!
- А как их звали? – спросила Таня.
- Согласно Церковному Преданию, Дева Мария родилась в Иерусалиме в семье Иоакима и Анны, - ответила мама. - Это были очень хорошие люди, но у них много лет не было детей. Никто из их современников не удивился бы, если бы Иоаким развелся с Анной и женился на другой женщине, ради того, чтобы та, другая родила ему долгожданных малышей! Но Иоаким любил Анну по-настоящему, и потому они решили надеяться на Бога. Они молились, и Господь дал им дитя!
- Ой, а такое в Библии уже было! – воскликнула Таня.
- Было, и не раз! – кивнула мама. - Если ты помнишь, сын Исаак родился у Авраама и Сарры когда те были очень, очень стары (Быт. 21, 5-7). А вот еще – пророк Самуил, который помазал на царство первых израильских царей Саула и Даниила, родился после долгих, многолетних молитв его матери Анны (1 Цар. Гл. 1). Да и Иоанн Креститель – дитя старости своих родителей, Захарии и Елисаветы (Лк. 1, 7), и, конечно же, плод их усердных молитв. В этом есть глубокий смысл, доченька. Молитва приближает человека к Богу, очищает его. Люди, которые долгие годы молили Господа даровать им дитя, со временем становились очень чисты – так действовала на них молитва. Не удивительно, что и детям своим они что-то передавали от своей чистоты!
- И, наверное, они были очень благодарны Богу, когда рождался ребенок! – сказала Таня.
- Наверное! - улыбнулась мама и потрепала дочь по светлым, тонким волосам. – Святой Иоанн Златоуст вообще считал, что вера – удел людей благодарных, тех, которые могут сказать Господу: «Боже, благодарю Тебя за то, что Ты дал мне так много!» Среди неверующих бытует мнение, что мы, христиане, ходим в Храм из страха, лишь бы в ад не попасть. Вообще-то, желание не попасть в ад – хорошее желание! Но, честно говоря, я больше встречала людей, которые пришли в Храм, поклониться Господу, именно движимые чувством благодарности. И Авраам с Саррой, и Анна, мать Самуила, и родители Иоанна Крестителя тоже были Богу благодарны. Они понимали – рождение их детей есть огромное Божье чудо, и посвящали своих детей Богу. Собственно, мы все должны быть благодарны Ему за это – без Его воли не появляется на свет ни один из нас! И Церковь учит нас все посвящать Ему – и не только детей, но и самих себя, и каждую минуту нашей жизни. Не зря в Храме на ектеньи возглашается: «Сами себе, и друг друга, и весь живот наш (то есть – всю жизнь нашу) Христу Богу предадим»!
- Мам, а родителей Богородицы Марии - Иоакима и Анну - вспоминают в Церкви как святых? – спросила Таня.
- Да, конечно, - кивнула мама. – Память праведных Иоакима и Анны празднуют 22 сентября - сразу после Рождества их дочери, Девы Марии, Пресвятой Богородицы.



11 октября. Покров Пресвятой Богородицы.


Вечером папа и мама смотрели по телевизору старый фильм. Фильм назывался «Покровские ворота». Папе и маме фильм нравился, они часто смеялись, а детям фильм был непонятен, поэтому Богдан читал, а Таня и Тоня играли в шашки.
- Теперь так, и вот так! – сказала Тоня, проводя одну из шашек в дамки.
Таня с минуту молча смотрела на доску, затем вздохнула – партию было не спасти.
- Сдаюсь, - сказала Таня.
- Еще одну партию? – предложила Тоня.
- Нет, больше не хочу, - Таня отодвинула от себя доску, посмотрела на экран телевизора, потом на читающего брата.
- Богдан! – позвала Таня. – А почему ворота называются «Покровскими»?
- Чего? – не понял брат, и, оторвавшись от книги, посмотрел на сестру.
- Ну - в кино! – Таня кивнула в сторону телевизора. – Ворота называются «Покровскими», как будто ими что-то накрыли! А ведь воротами ничего не накрывают - через них ходят!
- А, вот ты о чем! – засмеялся Богдан. – Наверное, эти ворота назвали так в честь праздника Покрова Пресвятой Богородицы.
- Знаю! – закричала Тоня. – Это который - весной!
- Который осенью, - поправил сестру Богдан. – 14 октября по светскому, григорианскому календарю или 1 октября по принятому в Русской Православной Церкви календарю юлианскому!
Богдан еще не забыл того, о чем рассказывал месяц назад папа, и был страшно доволен тем, что мог без ошибки разобраться в двух календарях.
- Мы ведь каждый год в этот день в Храм ходим – и в прошлом году были, и в позапрошлом! – отозвалась мама. - Ты что, забыла, Танюша?
- А что именно празднуется в этот день? – спросила Таня, глядя на Богдана.
Богдан неуверенно пожал плечами – ответить на вопрос сестры он не мог.
- Богдан, ты забыл? – спросила мама. – А ведь мы тебе рассказывали!
Папа нажал на кнопку пульта – выключил телевизор.
- Это было очень давно, когда еще существовала православная Византийская империя, - сказал он. – Столицей империи был город Константинополь, и в 910 году этому городу угрожала опасность – его могли захватить враги – мусульмане. Жители города, конечно, не хотели этого. Некоторые из них служили в армии и пытались с помощью оружия защитить город от врага, а те, кто в армии не служил, пытались помочь городу молитвенно.
- То есть они просили Бога, чтобы он не пустил в город врагов? – догадалась Тоня.
- Да, - сказал папа. – И вот 1 октября во Влахернском Храме с человеком по имени Андрей случилось чудесное событие – он увидел небо, и на небе – Богоматерь и многих святых. Дева Мария молилась так же, как молились и люди в Храме, а потом сняла со своей головы сияющее покрывало и раскрыла его над головами молящихся людей на земле. Андрей рассказал обо всем увиденном людям, и они поняли, что Богородица своими молитвами защищает от бед верующих так, как заботливая мама накрывает своим платком ребенка, чтобы защитить его от дождя или ветра. Константинополь тогда устоял – мусульмане не смогли взять город. В память об этом событии и празднуется праздник Покрова Богородицы.
- Понятно – сказала Таня. - Пап, а я давно хотела тебя спросить – а зачем святые молятся Богу о нас? Разве Бог не знает Сам, без их молитв, что нам нужно? И неужели Всемогущему Богу нужна чья-то помощь?
- Бог знает и без молитв о наших нуждах, - сказал папа. – И Он все может и Ему не нужны помощники. Молитвы друг за друга нужны нам, людям. Нам нужно обязательно заботиться друг о друге – иначе между людьми не будет любви.
- Я все равно не поняла! – сказала Таня.
- И я не поняла! – поддержала сестру Тоня.
- Смотрите, дети! - сказала мама. – Я сегодня готовила борщ, и мы все его ели. Мог ли Бог сам, без меня, накормить всех нас борщом? Конечно – мог. Но если бы Бог Сам кормил людей борщом, Сам гладил им одежду, в общем - Сам все делал за нас, мы совсем перестали бы думать друг о друге и постепенно перестали бы друг друга любить! Поэтому Бог так устроил, что люди заботятся друг о друге – и делом, и молитвой - и из-за этой заботы между ними возникает и укрепляется дружба, благодарность, привязанность, и, наконец, самое главное - любовь.
- Пап, а у меня тоже есть вопрос, - сказал Богдан. – Дева Мария, Пресвятая Богородица защищает нас своими молитвами к Господу. И ведь не только Богородица молится о нас – ведь и по молитвам других святых Бог помогает нам… А – почему так? Разве на молитвы обычных людей, не святых, Господь реагирует иначе? То есть молитва одного человека значит для Господа больше, чем молитва другого?!
- Представь себе – да! – сказал папа. – Есть такая книга в Писании – «Книга Иова». Много страниц этой книги занимает разговор Иова с его друзьями, которых звали Елифаз, Вилдад и Софар. А в последней главе Господь обращается к Елифазу и говорит: «Горит гнев Мой на тебя и двух твоих друзей за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов. Итак: возьмите себе семь тельцов и семь овнов и пойдите к рабу Моему Иову и принесите за себя жертву; и раб Мой Иов помолится за вас, ибо только лицо его Я приму, дабы не отвергнуть вас (Иов 42, 7-9)». Как видишь – молитва Иова значила для Господа больше, чем молитва Елифаза, Вилдада и Софара!
- Пап - почему?! – воскликнул Богдан.
- Мне кажется, сынок, что дело в вере, - ответил папа, - Вера этих людей была разная, а ведь сказано: «По вере вашей да будет вам» (Мф. 9, 29). Вера Иова была больше веры его друзей, поэтому и Господа он знал лучше, и мог более верно о Нем говорить (Иов 42, 7). Потому и его молитва значила для Господа больше, чем молитва тех троих, как для нас слова близкого друга значат больше, чем слова человека малознакомого! Вера святых - больше нашей веры, и потому Господь чаще принимает их молитвы, чем наши! Когда мы просим молитвенной помощи у святых, мы, по сути, просим, чтобы Господь сделал то, что нам нужно, по их огромной вере, а не по нашей, маленькой. Кстати, ведь и в Евангельские времена свое самое первое чудо Господь совершил именно по молитве Богородицы! И это – не удивительно, ведь трудно найти человека, который бы верил Господу больше, чем она! Думаю, что даже Иову было далеко до ее веры!
- Ты говоришь о том, как Господь превратил воду в вино на свадьбе (Ин. 2, 1-11)? – уточнил Богдан.
- Да, - кивнул папа.
- Пап, а мне давно было интересно – а почему Господь сначала вроде бы отказал в просьбе Своей Матери, а потом все-таки совершил чудо? – спросил Богдан.
- Я не заметил, чтобы Господь ей отказывал, - сказал папа. – Он лишь сказал: «Что Мне и Тебе, Жено? Еще не пришел час Мой» (Ин. 2, 4). Иоанн Златоуст, в своих «Толкованиях на Евангелие от Иоанна» писал, что говоря эти слова, Господь имел в виду вот что. На тот момент Он еще не имел полного сонма учеников, Ему пока что последовали лишь несколько апостолов. Да и они не знали Его как должно! Тем более, не знали Его и присутствующие на браке! Иначе они в нужде сами бы обратились к Нему с просьбой! Более того - пирующие даже еще не поняли, что у них не хватает вина! Если бы поняли, попросили самостоятельно и получили чудесное вино от Господа, они были бы более благодарны, а значит - им это чудо оказало бы больше пользы!
- Подожди, пап! – прервал отца Богдан. – А почему они должны были Его просить? Ведь Он еще не делал никаких чудес? Почему они должны были догадываться, что Его можно попросить о чем-то подобном?
- Потому, что Иоанн Креститель уже указал на Иисуса, как на пришедшего в мир Мессию! - сказал папа. – И присутствующие на браке, конечно же, знали об этом! И если Иисус – по словам очень уважаемого в народе Иоанна Крестителя – мог взять на Себя грехи мира (Ин. 1, 29), то и с такой мелочью, как закончившееся вино мог бы помочь – как тебе кажется?
Богдан неуверенно пожал плечами.
- Не знаю, - сказал он.
- Вот так и присутствующие на браке не догадались сами попросить Иисуса – не может ли Он помочь с вином. А Дева Богородица попросила, хотя и она до этого времени не видела от Него чудес! И Господь сделал чудо по слову Его Матери, не смотря на то, что «еще не пришел час Его»! Почему? Во-первых для того, чтобы показать, что Он не подлежит времени, что Он Сам – господин времени, и потому может сделать что угодно, даже если и не пришел Его час! А во-вторых – для того, чтобы оказать честь и не посрамить Свою Маму в присутствии такого множества людей – ведь Она привела к Нему слуг! Так что Господь заботился тогда, и заботится сейчас, чтобы Его Мама не лишилась подобающей ей славы. И Он выполнял тогда, и выполняет сейчас ее просьбы, так как вера ее очень, очень велика! Так что молитвенный покров Пресвятой Девы Марии над нашими грешными головами – это очень, очень много!
- Мама, а что нужно сказать, чтобы за меня помолилась Дева Мария? – спросила Таня.
- Нужно перекреститься и сказать: «Пресвятая Богородица моли Бога о нас», - сказала мама.
- Пресвятая Богородица, моли Бога о нас! – сказали хором Таня, Тоня и Богдан.



9 октября. Преставление апостола и евангелиста Иоанна Богослова.




Однажды папа сказал Богдану:
- В октябре, 9-го числа, празднование преставления апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Люблю этого апостола! И люблю написанное им «Евангелие»! Впрочем, я все их люблю, и мне нравится, что их четыре, а не одно!
- Почему? – спросил Богдан.
- Очень хорошо, что в основу Священного Писания Нового Завета вошли свидетельства не одного ученика Иисуса Христа, а сразу четверых, - повторил папа. – Дело в том, что все люди разные. Представим, что несколько человек стали свидетелями одного и того же события, и начинают рассказывать о нем. Эти рассказы будут немного отличаться друг от друга, даже если люди изо всех сил стараются говорить только правду! Почему? Потому, что таковы особенности человеческой памяти – она ярче всего отображает самое важное. Одному кажется важным одно, другому – другое, поэтому и рассказы будут чуть-чуть разными. И эти разные рассказы будут дополнять друг друга! Так и наши четыре Евангелия дополняют друг друга. Евангелист Марк, автор самого короткого Евангелия, писал его в Италии, и потому ему казалось особенно важным рассказать людям о том, что сделал Иисус Христос – ведь подавляющее большинство римлян не были в Палестине во время евангельских событий. Евангелист Матфей писал для иудеев. Многие иудеи и так знали о том, как развивались Евангельские события, и потому Матфей делает упор на то, что сказал Господь Иисус Христос, а так же на то, как в Евангельских событиях сбылись предсказания ветхозаветных пророков о грядущем Мессии. Два этих подхода объединяет в своем труде Лука. Он пишет не только о том, что видел сам, но и о том, что узнал от других – «по тщательному исследованию всего сначала» (Лк. 1, 3). Можно сказать, что евангелист Лука является первым историком Церкви Христовой, и его два труда «Евангелие от Луки» и «Деяния святых апостолов» трудно переоценить!
- А Иоанн? – спросил Богдан.
- А Иоанн писал свое Евангелие последним, - сказал папа. – Он был юношей в то время, как встретился с Господом Иисусом. После Крестной смерти Господа, Его Воскресения и Вознесения, Иоанн прожил еще много лет, и свое Евангелие написал около 95 года первого века. Мне приходилось читать о том, что Иоанн был знаком с текстами Евангелий от Матфея, от Марка и от Луки, и говорил, что все написанное – правда. Свое же Евангелие апостол написал для того, чтобы указать на события и слова Господа, которые не вошли в первые три Евангелия, но Иоанну казались очень важными. И каким же глубоким получилось повествование этого простого рыбака! Между прочим, святитель Иоанн Златоуст простое происхождение евангелиста Иоанна считал вернейшим доказательством того, что устами этого человека говорил Дух Святой!
- Почему? – не понял Богдан.
- В наше время все образованы где-то одинаково, - сказал папа. – Все умеют читать, писать… Но раньше было не так. Были люди образованные, и люди совершенно некнижные. И именно этих некнижных Господь сделал своими учениками. Никто из современников не посмел бы сказать, что эти люди выдумали то, о чем писали! Любой, кто внимательно читал Евангелия, понимает – все это просто невозможно выдумать! Даже умнейшие и образованнейшие философы не смогли бы это придумать, и уж тем более – простые рыбаки! Впрочем, зачем я все это говорю? Вот, слушай, что говорит один из великих учителей Церкви! - и папа достал с книжной полки один из томов Иоанна Златоуста. – «Итак, какое же было отечество Иоанна? – начал папа. – Отечества у него не было почти никакого. Он происходил из бедного селения, из страны, самой в то время презренной – из Галилеи. Отец его был бедный рыбарь. Нет беднее, нет презреннее, невежественнее рыбарей, впрочем, и между ними одни выше, а другие ниже. Апостол и в этом отношении занимал самую последнюю степень. Он и не в море ловил рыбу, а трудился в небольшом озере, сам чинил порванные сети, что указывает на крайнюю бедность. И вот этот-то рыбарь, сын бедного рыбаря, человек простой до последней степени простоты, не изучавший наук ни прежде, ни после соединения со Христом – вещает к нам, и говорит о том, что прежде еще никто не знал. Он приносит к нам столь возвышенные догматы, столь превосходные правила жизни и такую мудрость, какие возможны только для говорящих из самых глубин Святого Духа!»
Папа отложил книгу.
- Да, сынок, - сказал он. – Мне приходилось читать книги философов, и вообще людей образованных и умных, но нигде я не встречал такой глубины, такого совершенного Богословия, как у апостола и евангелиста Иоанна. И я согласен со Златоустом - простой рыбак не мог бы это выдумать! Да и самый умный человек на свете не мог бы это выдумать тоже! Через апостола Иоанна с нами говорит Дух Святой; поэтому и послания апостола Иоанна, и книга «Откровение», и его «Евангелие» поражают нас своей глубиной, возвышенностью, точностью, и при этом – простотой изложения.
- Пап, а я слышал, что Иоанн Богослов был самым любимым учеником Господа, - сказал Богдан. – Разве Господь не любит всех людей одинаково?
- Я не знаю, был ли Иоанн самым любимым учеником, - сказал папа. – В Евангелии сказано немного не так. Иоанн говорит о себе «ученик, которого любил Иисус» (Ин. 21, 20). Не сказано ведь: «Ученик, которого любил Иисус больше чем других учеников» - верно?! Конечно, и других учеников любил Господь! Однако именно Евангелист Иоанн заметил любовь Господа к себе и написал о ней. Почему? Я точно не знаю. Быть может, это просто слова человека, который ощутил бесконечную любовь Господа ко всем и к нему лично, и очень благодарен Богу за эту любовь. Но мне приходилось читать и такое объяснение. Есть предание, что Иоанн Богослов был молчалив, не тратил себя на мелочи, и смог подготовить свое сердце так, что оно могло воспринять больше Господней любви. Пойми – Бог Бесконечен и Его любовь бесконечна, вот только люди – существа ограниченные и сердца наши имеют разную глубину. Грех делает сердце мелким, а праведность – глубоким. Поэтому человек с глубоким сердцем, больше этой вечной любви, этой благодати и вместит!
- Понятно, - сказал Богдан. А потом спросил: - Пап, а Иоанна Богослов, ведь не погиб мученически, как другие апостолы?
- Да, сынок, - ответил папа. – Все апостолы заплатили жизнью за свою проповедь, а Иоанн умер сам, в глубокой старости. Это не значит, что он не страдал за Христа. Во время гонений, устроенных Нероном, погибли апостолы Петр и Павел – это ты знаешь. Но и Иоанн был арестован. Христианский писатель второго-третьего века Тертуллиан писал, что Иоанна хотели казнить, но не смогли. Сначала апостола заставили выпить яд, но от яда он не умер – Господь хранил его. Потом апостола попытались заживо сварить в кипящем масле, но и здесь свершилось чудо, и апостол остался жив. После этого апостола Иоанна сослали в ссылку на остров Патмос. Именно на этом острове Иоанн получил откровение от Господа, которое было записано и известно теперь как последняя книга Библии – «Откровение святого Иоанна Богослова».
- Пап, Иоанн так и умер в ссылке? – спросил Богдан.
- Нет, - ответил папа. – После длительной ссылки апостол Иоанн был выпущен на свободу. Последние дни жизни апостола прошли в городе Ефес. Именно там и было написано «Евангелие от Иоанна». По преданию, апостол прожил около ста лет, и умер в начале второго века от Рождества Христова. Церковь чтит память Иоанна Богослова не только в октябре, но и в мае.



19 октября. Апостола Фомы.


Однажды за обедом Богдан спросил папу:
- Пап, я в Евангелии прочитал, что апостола Фому называли Близнец (Ин. 11, 16) А – чей близнец? На кого он был похож? Разве кто-то из апостолов был его братом?
- Я не знаю, - ответил папа. – В Писании об этом больше ничего нет. Мне приходилось читать разные толкования. Например, в «Толковой Библии Лопухина» указывается, что это прозвище может означать «человека двоящейся природы». Ну, то есть – то он верит, то он не верит. Хотя, если честно, Фома, как он описан в Евангелиях, вовсе не показался мне человеком двоящимся… Да, он был недоверчив, но Христу очень предан… Впрочем, об этом - позже!
Другое толкование говорит, что у Фомы от рождения были сросшиеся два пальца правой руки, и потом именно этими пальцами ему предстояло осязать раны Воскресшего Спасителя. Мне не кажется, что сросшиеся пальцы дают основание именно для такого прозвища, но современникам Фомы могло казаться иначе.
Встречалось мне и мнение, что само имя «Фома» вообще переводится именно как «Близнец». Ну, вроде того, как популярное сейчас женское имя «Анастасия» в переводе с греческого означает - «возрождение к жизни, воскресение».
Наконец, мне приходилось читать, что этот апостол был внешне похож на Самого Иисуса Христа. А что – может быть! Ведь встречаются похожие друг на друга люди, хотя они и не родственники.
- Надо же! - протянул Богдан. – А какое из толкований правильное?
- Говорю же тебе – не знаю, - сказал папа. – Христианство существует не для того, чтобы человек получил здесь, на земле, ответы на все-все свои вопросы. Христианство существует ради нашего спасения. Вот спасемся, будем обитать с Господом в Небесном Граде Иерусалиме (Откр. Глава 21), тогда и спросим у Господа, какое из толковании правильное! И они ведь не исключают друг друга! Фома мог действительно несколько напоминать Господа внешним обликом, и при этом иметь сросшиеся пальцы на правой руке! Кстати, если Фома действительно был внешне похож на Иисуса Христа, это объясняет, зачем врагам Господа нужен был Иуда.
- Я, честно говоря, пока тебя не понимаю! – сказал Богдан.
- Представь себе ситуацию, как она выглядела глазами первосвященников и фарисеев, - сказал папа. – Они хотят погубить Иисуса, но сделать это так, чтобы не погибнуть самим! Дело в том, что Иисуса только-только встречали как Мессию! Да, можно найти лжествидетелей, можно возбудить толпу против Христа, но та же толпа легко может повернуться против самих врагов Господа! Стоит Иисусу Христу напомнить о совершенных Им чудесах, привести несколько изречений пророков – и неизвестно как дело обернется! Времена были суровые, люди хватались за камни легко, и фарисеи понимали – если они не состряпают это грязное дельце быстро и ловко, то пасть могут их головы! Поэтому действовать этим лжесудьям нужно было наверняка – ночью арестовали, ночью осудили, утром привели к Пилату, ближе к обеду распяли – и все! Потом народ опомнится, будет бить себя в грудь (Лк. 23, 48), но – сделанного не вернешь!
И вот здесь начинались проблемы – арестовать Христа ночью было не так просто! Представь – ночь, темно, фонарей нет. Если не светит луна или на небе тучи – то не видно ничегошеньки, хоть глаз выколи! При этом – все мужчины бородатые, все одеты одинаково, и если ты быстро бегаешь, то убежишь от целой армии… А вдруг по ошибке схватят не Иисуса, а кого-то другого? Что тогда будет?! После этого, пожалуй, самим убегать придется! А тут еще и этот похожий на Иисуса ученик - Фома Близнец… Именно поэтому первосвященникам нужен был Иуда, то есть человек, который знает Иисуса давно и хорошо, тот, кто даже в темноте не перепутает Его ни с кем!
Быть может, именно так рассуждали враги Господа.
Эти бедные, обманувшиеся люди, рассуждали по человечески, и не понимали, что Христос пришел именно для того, чтобы Своей Крестной смертью и Своим Воскресением Спасти всех нас. Они не понимали, что Он не будет чинить им препятствие, потому, что пришел Его час… И еще они не понимали, что Он Сам предал Себя в их руки, и только поэтому удался их план! А если бы на то не было Его воли, то никто – ни Иуда, ни Понтий Пилат, ни император Тиберий, ни дьявол - не смогли бы помочь им арестовать Иисуса Христа, судить Его и казнить Его.
Папа перевел дух.
- Впрочем, это не больше, чем мое предположение, сынок, - сказал он. – Я не прочел это ни у кого из святых, и потому ты можешь не воспринимать эти слова слишком серьезно. Кстати, много лет назад, мне приходилось читать еще одно толкование этого прозвища апостола Фомы - Близнец, и оно мне очень понравилось. Согласно этому толкованию, Фома – близнец всем нам.
- Как? – не понял Богдан. – Почему?
- Потому, что люди в большинстве своем маловерны, они ищут новых и новых доказательств тому, что Бог есть, что Он любит каждого из нас, заботится о каждом... Как и апостол Фома, они жаждут увидеть все сами, не хотят слышать свидетельств других.
- То есть Фому не зря называют «неверующим»? – уточнил Богдан.
- Смотря как судить, - ответил папа. – К примеру, нам, современным людям, до веры апостола Фомы далеко! Фома очень любил Иисуса Христа и готов был пойти за Него на смерть. Когда Христос собирался идти в Иудею для того, чтобы воскресить умершего Лазаря, апостолы напоминали Ему, что идти опасно – иудеи уже искали случая побить Христа камнями. А что сказал апостол Фома? «Идем и мы умрем с ним» (Ин. 11, 16). Как видишь - этот человек был Христу очень предан, и именно поэтому мне не кажется, что он был «двоящимся»! Хотя, быть может, я и не прав… А то, что он не всегда понимал смысл слов и поступков Господа – так это не удивительно. И другие апостолы не всегда понимали своего Божественного Учителя. Помнишь – апостол Петр уговаривал Христа отказаться от крестных страданий и смерти (Мф. 16, 22)? А почему? Потому, что тогда он не мог понять Божественного плана нашего спасения. Слишком уж это было удивительным – Бог стал Человеком для того, чтобы умереть на Кресте и Своим воскресением победить смерть! И я вполне понимаю Петра! Не только ему, но даже Ангелам не просто проникнуть в тайну Христовых страданий, Его воскресения и последовавших за ними славы (1 Петр. 1, 11-13)!
- Но ведь потом апостолы поверили в воскресение Христа? – спросил Богдан. – А Фома – нет?
- Фома не поверил - чему? Фома не поверил словам апостолов о Христовом воскресении, - уточнил папа. – Но разве сами апостолы поверили Марии Магдалине, когда та рассказала им о воскресении Господнем (Мк. 16, 10)? Нет, не поверили. Опять-таки – увидев Господа своими глазами, разве они поверили сразу? Апостол Лука пишет, что апостолы вначале испугались, думая, что видят духа! (Лк. 24, 37). Господу пришлось - на глазах у растерянных апостолов! - есть рыбу и мед (Лк. 24, 42). Только после этого апостолы поверили – да, Христос воистину воскрес! Стоит ли удивляться, что и Фома поверил не сразу, а только после того, как коснулся ран на теле воскресшего Господа (Ин. 20, 28)! Очень уж все это было удивительно... Это вы привыкли к Евангельской истории с детства и ничему не удивляетесь. А современникам Христа, даже очевидцам событий, это поначалу казалось невероятным – Христос воскрес из мертвых!
- Пап, а почему Бог не является всем людям так, как Фоме? – спросил вдруг Богдан. – Вот было бы здорово, если бы каждый вложил пальцы в Его раны – тогда на земле не было бы ни одного неверующего!
- Я так не думаю, - покачал головой папа. – Люди существа упрямые... Видишь ли - неверующие отвергают Христа не потому, что в вести Церкви о Нем есть что-то странное, неприемлемое, а просто потому, что не хотят меняться. Все понимают, что если признать Христа Господом, тогда и жить придется так, как Он велел - то есть по заповедям. А не хочется! Так что, поверь мне, сынок - человек, который не желает жить по заповедям, найдет оправдание своему неверию, даже если с ним случиться что-то похожее на то, что случилось с Фомой.
- Ты думаешь? – спросил, с сомнением, Богдан.
- Уверен, - ответил папа. – В прекрасной книге митрополита Антония Сурожского «Школа молитвы» написано, что с Богом нельзя встретиться просто так – каждая встреча с Ним есть в какой-то степени суд. Так вот – Бог не спешит явно открыться перед человеком, если видит – тот не готов к встрече, встреча осуждением закончится! А Бог ведь хочет не осудить человека, а оправдать, поэтому и ждет, когда тот будет готов. При этом – не просто ждет! В жизни каждого человека случаются события, которые, так или иначе, готовят его к встрече с Господом. То слово о Боге кто-то скажет, то книжка хорошая в руки попадется, то о чуде каком-то услышит, или сам его увидит... Ты не волнуйся, сынок – Бог хочет всем спасения (1 Тим. 2, 4), а значит - никого не лишает шанса прийти к Нему. Кстати, кое в чем положение тех, кто уверовал без явных, огромных чудес, лучше, чем положение Фомы. Не зря Господь сказал ему: « Ты поверил потому, что увидел Меня; блаженны не видевшие и уверовавшие» (Ин. 20, 29).
- Пап, а что было с апостолом Фомой потом? – спросил Богдан.
- То же, что и с остальными апостолами – труды проповеди и мученическая смерть, - ответил папа. – По словам Иоанна Златоуста, апостол Фома проповедовал «народам диким, свирепым и кровожадным». Например – персам. А еще он считается основателем Церкви в Индии. Согласно преданию - именно в Индии за обращение в христианство жены и сына индийского царя, апостол Фома был убит копьями. Когда в 1500 году португальцы впервые прибыли к берегам Индии, они нашли в Мелипуре христиан. Эти христиане поведали удивленным португальцам, что приняли веру от апостола Фомы. Так что не случайно Церковь чтит и помнит апостола Фому! Его память его мы празднует 19 октября.



31 октября. Апостола и евангелиста Луки.


Однажды Богдан спросил папу.
- Пап, я тут книгу читал… В ней автор несколько раз ссылается на какого-то Евсевия Кесарийского. Это что был за человек? Один из древних православных святых?
Папа задумался.
- Я не знаю, был ли Евсевий причислен к лику святых, - сказал он. – Вроде бы, он был сторонником арианства – это такая древняя ересь… Или – не был? Может, я просто клевещу на человека? Если честно, сынок – не помню я! Точно знаю, что Евсевий был одним из первых историков Церкви.
- А-а… - протянул Богдан уважительно. – Один из первых историков! Пап, а кто был первым историком Церкви? Самым-самым первым?
Папа неопределенно пожал плечами.
- Пожалуй, первым историком Христианской Церкви был апостол Лука! – ответил он.
- Лука? – удивился Богдан. – А почему именно он, а не другие апостолы? Почему не Марк – ведь, кажется, именно его Евангелие написано первым?
- В каком-то смысле, ты, сынок, конечно прав, - сказал папа. – В Евангелиях апостолы записали то, что они видели своими глазами, и это, конечно, есть историческое свидетельство. Вот, скажем, слова апостола Иоанна: «От том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши» (1 Ин. 1, 1). Или вот: «И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его, он знает, что говорит истину, дабы вы поверили» (Ин. 19, 35). То есть все канонические Евангелия, это как бы крик ко всем нам: «Слушайте, слушайте! Это было! Мы видели! Сами видели! И мы теперь живем вот так и так, чтобы наследовать жизнь вечную. Живите и вы как мы, и тоже наследуете вечность! Поверьте нам – мы видели это сами! Видели!»
- А разве Евангелие от Луки не такое же? – спросил Богдан.
- Такое, - подтвердил папа. – И, тем не менее, именно здесь использован подход не просто свидетеля события, а историка. Евангелист Иоанн записал то, что видел своими глазами, и не писал ничего сверх этого. И евангелист Марк максимально точно записал то, что видел сам и то, о чем свидетельствовал апостол Петр, и не более. А вот Лука поступил иначе. Как работает историк? Он тщательно исследует то, что его интересует, а потом пишет. То есть он пользуется не только тем, что видел сам, но и тем, что ему рассказали другие, если, конечно, эти другие заслуживают доверия! Вот что пишет об этом сам Лука. «Рассудилось мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать» (Лк. 1, 3).
- То есть Евангелие от Луки, это не только воспоминания самого Луки, но и воспоминания о Христе других людей? – уточнил Богдан.
- Да, - кивнул папа. – И не только о Христе. От кого мы знаем историю рождения Иоанна Крестителя? Именно от апостола Луки. Думается мне, что эту историю поведал ему человек, безусловно заслуживающий доверия – Дева Мария, Пресвятая Богородица. Ведь она была родственницей Елисаветы, матери Иоанна, поэтому, конечно, все это знала (Лк. 1, 36). Уверен, что от Девы Марии Лука узнал и о других описанных им событиях – о Благовещении (Лк. 1, 26-38), о рождении Господа в Вифлееме (Лк. 2, 1-7), о пастухах, которые пришли посмотреть на Младенца – Спасителя мира (Лк. 2, 8-20). А так же о том, как Младенца Христа держал на руках Симеон Богоприимец (Лк. 2, 25-35); о том, что говорила в Иерусалимском Храме пророчица Анна (Лк. 2, 36-38); о том, как двенадцатилетний Отрок Иисус беседовал с учителями народа Израильского в Храме (Лк. 2, 41-51)… Так что, сынок, евангелиста Луку можно по праву считать первым историком Церкви. А ты знаешь, что Святое Предание считает именно этого апостола автором первых христианских икон?
- Нет, - признался Богдан.
- Вообще, Господь наделил апостола Луку многими талантами, - сказал папа. – Да и образование он получил хорошее. Насколько я знаю, апостол Лука, родился в Антиохии – третьем по величине и значению городе Римской Империи того времени. Кто-то из историков Церкви (только я не помню, кто именно), писал, что апостол происходил из смешенной семьи. Только мать его была иудейкой, а отец не принадлежал к народу Израильскому. Так это, или нет, я сказать не берусь, но по изящному стилю, каким написаны его книги – «Евангелие от Луки» и «Деяния святых апостолов» очевидно, что Лука получил прекрасное образование – греческое, я имею ввиду. По профессии он был врачом, возможно – врачом на корабле. Но всю его жизнь изменила встреча со Христом. Услышав о проповеди Господа, Лука прибыл в Палестину и стал одним из 70-ти апостолов (Лк. 10, 1), которых Господь призвал на служение после того, как призвал первых 12-ть апостолов. А ты помнишь, как Господь после Воскресения явился двум путникам, которые шли в Еммаус?
- Помню, конечно! – сказал Богдан.
- Эта история упомянута в Евангелии от Марка и в Евангелии от Луки, - сказал папа. – В Евангелии от Марка – буквально несколько слов (Мк. 16, 12), а у Луки – большая, очень подробная история (Лк. 24, 13-32). А почему? А потому, что одним из этих путников и был апостол Лука! Так что в данном случае он – не только историк, но и свидетель! О том, что Предание называет апостола Луку первым иконописцем, я тебе уже говорил. Это были иконы Пресвятой Богородицы, Девы Марии. Впрочем, сам Лука ничего об этом не писал. А вот о чем писал, так это о своем участии во втором миссионерском путешествии апостола Павла – об этом написано в книге «Деяний святых апостолов». Ты помнишь, чем именно заканчивается «Книга апостольских деяний»?
Богдан немного помолчал.
- М-м-м… Кажется, апостол Павел о чем-то спорит с иудеями? – неуверенно сказал он через минуту.
- Не просто спорит, - сказал папа. – В конце этого спора апостол Павел говорит упрямым иудеям, что «спасение Божие послано язычникам, они и услышат» (Деян. 28, 28). Лука в своих двух великих книгах прослеживает рост и расширение христианской проповеди – от проповеди Иоанна Крестителя (в начале «Евангелия от Луки»), которая, преимущественно, была делом одного народа Израильского, до проповеди апостолов (в конце книги «Деяний»), когда она становится действительно всеобъемлющей, всечеловеческой, всемирной!
- А что было с апостолом Лукой потом, после того, как он написал эти книги? – спросил Богдан.
- Потом были гонения на христиан, устроенные императором Нероном, - сказал папа. – Во время этих гонений приняли мученический венец апостолы Петр и Павел. Апостол Лука во время этих гонений не пострадал, покинул Рим, и с проповедью христианства прошел Ахайю, Ливию, Египет и Фиваиду. В городе Фивы он мученически закончил свой жизненный путь. Православная Церковь, конечно, не забыла о том, как апостол Лука потрудился ради Господа и Бога Иисуса Христа. Она чтит память этого апостола 31 октября.




5 ноября. Апостола Иакова, брата Господня по плоти.



Однажды папа читал детям «Послание к Галатам» святого апостола Павла.
После прочтения Тоня, внимательно слушавшая отца, спросила:
- Пап, а почему апостол Павел называет апостола Иакова «братом Господним»? (Гал. 1, 19). Ведь Иаков был сыном Зеведея и братом апостола Иоанна, который написал четвертое Евангелие!
Папа улыбнулся.
- Апостол Павел имеет ввиду не сына Зеведея, доченька. В то время имя «Иаков» было очень распространенным, как сейчас распространены имена Александр или, скажем, Даниил. Человек, о котором упоминает апостол Павел был сыном Иосифа Обручника. Дело в том, что перед тем, как взять в свой дом Деву Марию, Иосиф уже был женат. Его жена умерла, оставив ему сыновей и дочерей. Сыновья Иосифа перечислены поименно в «Евангелии от Марка». Их звали Иаков, Иосия, Иуда и Симон (Мк. 6, 3). Имен дочерей Иосифа евангелист Марк не указывает. То есть эти люди приходились Господу Иисусу Христу сводными братьями и сестрами.
- И это те самые братья, которые не верили в то, что именно Иисус был Мессией? – спросил Богдан. – Об этом написано в «Евангелии от Иоанна».
- Да, - согласился папа. – В седьмой главе. С одной стороны, все иудеи знали, что Мессия будет одним из них. Но с другой стороны - действительно, психологически очень не просто поверить в Божественность Того, Кого они знали ребенком, и Кто до тридцати лет смиренно трудился, зарабатывая на хлеб ремеслом плотника! Разумеется, они понимали, что Иисус не таков, как все остальные люди. Его безгрешность нельзя было не заметить, да и бегство в Египет, связанное с избиением младенцев, учиненным царем Иродом, дети Иосифа, конечно, не забыли (Евангелие от Матфея, глава 2). Но этого было не достаточно для веры, тем более, что кроткий и смиренный сердцем Господь (Мф. 11, 29), конечно же, держал Себя очень скромно.
- Но потом ведь все изменилось? – спросила Тоня. – Ведь иначе Иаков не стал бы апостолом?
- Ты права, доченька, - сказал папа. – Не знаю, как сложилась судьба всех детей Иосифа Обручника, но его старший сын Иаков стал настоящим христианином. Я не знаю точно, когда этот человек уверовал в то, что его сводный брат Иисус на самом деле Мессия, и даже более того – Сущий над всем Бог (Рим. 9, 5), но он уверовал – это точно. После Своего Воскресения из мертвых Господь Иисус являлся Иакову, о чем упоминает апостол Павел в «Первом послании к Коринфянам» (1 Кор. 15, 7). Насколько я знаю, именно Иаков, брат Господа Иисуса, стал первым епископом Иерусалимским. И именно он председательствовал на Апостольском соборе, который подробно описан в 15-й главе «Книги апостольских деяний».
- Надо же! – изумилась Тоня.
- Да, доченька, - сказал папа. – Пусть Иаков сначала и не верил в Божественность своего сводного Брата, но потом он верой и правдой служил Христу много лет. Он написал одно из апостольских посланий, которое входит в Канон книг Святого Писания. Это послание так и называется – «Соборное послание святого апостола Иакова». Надо сказать, что апостолы писали свои послания тогда, когда в христианских общинах появлялись какие-то проблемы, и требовался голос этих учителей Церкви для того, чтобы эти проблемы устранить. Так и послание апостола Иакова наполнено предостережениями против тех или иных нестроений христианской жизни. К примеру, именно ему принадлежит знаменитая фраза «вера без дел мертва» (Иак. 2, 20). Судя по всему, кто-то из христиан тех времен решил, что раз Господь пошел на крестную смерть, а затем воскрес из мертвых, и так совершил дело нашего Спасения, то нам уже и делать ничего не надо! Такие христиане, кстати, бывали во все времена, да и сейчас они не редкость! Так вот - апостол Иаков с этим категорически не согласен. Он пишет о том, что вера, если не имеет дел, мертва сама по себе (Иак. 2, 17) и требует от христиан показать не просто веру в Господа, но веру подтвержденную делами! (Иак. 2, 18). А поскольку на все случаи жизни правил не напишешь, то апостол говорит фразу, которую должен помнить каждый христианин: «Кто понимает, как сделать добро, и не делает, тому – грех» (Иак. 4, 17).
- А еще о чем он пишет? – спросила Таня.
- А еще он учит сдержанности тех, кто любит слишком много болтать и говорить плохое о ближних! – сказал строго папа. – Он указывает на то, что звери, птицы и пресмыкающиеся укрощены человеком (Иак. 3, 7), а вот язык никто из людей сдерживать не может (Иак. 3, 8)! «Язык – неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда. Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию. Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братья мои, сему так быть» (Иак. 3, 8-10).
Таня смутилась и опустила глаза – она часто бывала несдержанна на язычок.
- Еще апостол Иаков пишет о необходимости быть милосердным, - сказал папа. – Он говорит, что милость важнее суда (то есть – важнее справедливости), и предупреждает, что «будет суд без милости не оказавшему милости» (Иак. 2, 13). В общем, дети, в послании апостола Иакова пять глав, и в каждой из них есть что почерпнуть. Это послание мы будем читать и не раз – как и все в Святом Писании, оно не потеряло важности и в наше время.
- Пап, а апостол Иаков, брат Господень, окончил свою жизнь мучеником, как и другие апостолы? – спросил Богдан.
- Да, сынок, - кивнул папа. – Иаков вообще отличался большой праведностью жизни. Он был молитвенником, хорошим проповедником, по его свидетельству многие из иудеев уверовали во Христа, даже и между старейшинами. Среди отвергших Христа иудеев это, конечно, вызывало только озлобление. В итоге, жизнь Иакова закончилась смертью за Христа – он был сброшен с кровли Иерусалимского Храма, сильно разбился, но умер не сразу, успев сказать то, что и должен говорить христианин в подобных обстоятельствах: «Господи Боже Отче, отпусти им, они не ведают, что творят». Православная Церковь помнит апостола Иакова, чтит его подвиги ради Христа. День памяти этого апостола – 5 ноября.




10 ноября. Иова Почаевского.


Однажды, придя домой с работы, папа увидел на кухне гору грязной посуды.
Выяснилось, что у мамы болит голова, Богдан занят тем, что варит кашу, а девочки не могут решить, кому из них эту посуду мыть!
- Таня, Тоня! – сказал папа. – Как вы относитесь к словам Господа: «Кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугой, и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом, ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить» (Мк. 10, 43-45)?
Девочки насупились и молчали.
Было видно, что им стыдно, но они не могут победить ни свою гордость, ни свою лень.
Папа вздохнул, и устало опустился на стул.
- Человек рождается на труд (Иов 5, 7), - сказал он. – Собственно, в русском, синодальном переводе этот стих переводится иначе: «Человек рождается на страдание», но мне больше нравится церковнославянский перевод – «на труд». Дело в том, что страдание все же сопутствует человеку не всегда. Страдание есть здесь, но их не было в Эдемском саду, не будет их и в Небесном Иерусалиме. А вот труд – с нами всегда! Человек не был сотворен для праздности, дети. Его уделом в Эдемском саду был труд (Быт. 2, 15), его удел здесь, в нынешней жизни есть труд (Быт. 3, 19), и даже в Царствии Небесном, в Небесном Граде Иерусалиме люди не будут лодырничать! «И будут служить Ему» - говориться в книге «Откровение святого Иоанна Богослова» (Откр. 22, 3). Разумеется, это разный труд – тот, что был в Эдемском саду (он был радостен и без пота), тот, что ждет нас сейчас, в нынешней жизни (тяжелый, в поту, а иной раз и в слезах), и тот, который ждет нас в вечности (вновь без пота и в радости). Но, тем не менее – все это труд! Так что лень – это то, что должно быть совершенно чуждо человеку, который захотел стать таким, каким его сотворил Бог! И не случайно, Церковь чтить память многих и многих великих тружеников.
- Например? – спросил Богдан.
- Сегодня какое число? – спросил папа.
- Десятое, - сказала Тоня.
- Да. Десятое ноября! – уточнила Таня.
Папа раскрыл календарь.
- Сегодня Церковь чтит память Иова Почаевского, - сказал он. – И это был великий труженик!
- Расскажи, пап! – попросил Богдан.
- Его имя до принятия монашеского пострига было Иоанн, родился он в конце 16 века, а умер в 17-м, - сказал папа. – Фамилия этого человека была Железо, и он действительно был крепким, как настоящая сталь! С десяти лет жил при монастыре, в 12 – постригся в монахи, для того, чтобы каждую минуту своей жизни служить только Христу.
- С двенадцати лет? – изумился Богдан.
- Да, сынок, - сказал папа. – В Угорницком Спасо-Преображенском монастыре он был подстрижен в монахи, и получил имя Иов. Иов не забыл слов Спасителя, тех самых, с которых мы начали сегодняшний разговор! Он, как и подобает настоящему ученику Господа, старался быть всем слугой, ревностно выполняя все возложенные на него послушания. Жизнь молодого монаха была столь примерной, что как только он достиг совершеннолетия (в те годы совершеннолетним считался человек 30-летьнего возраста), он был рукоположен в священнический сан. Надо сказать, что Иов остро чувствовал необходимость христианского просвещения простого люда. При его участии была напечатана знаменитая Острожская Библия – первая полная славянская Библия. Но Иов все же хотел посвятить жизнь молитвенным трудам в уединении, и потому поселился в пещере в окрестностях Почаевской горы, чтобы там, в пустыне, исполнять заповедь «непрестанно молитесь» (1 Фес. 5, 17)
- Подожди, пап! – прервал Богдан. – В какой это пустыне? Почаев – там ведь леса, а не пустыни!
- «Пустыня» монаха и «пустыня» географа – это не одно и то же. Пустыня для монаха – это место вдалеке от людей, - сказал папа.
- Пап, а я вот не понимаю – зачем это было надо? – спросила Тоня. – Ну, селиться в какой-то пещере? Чем ему было плохо в монастыре?
Папа улыбнулся.
- То есть ты, дочка, не понимаешь, зачем некоторые люди мечтают о жизни отшельника? – спросил он.
- Да! – сказала Тоня.
- И я не понимаю! – сказала Таня.
- Думаю, что о жизни монаха лучше вам расскажет именно монах, - сказал папа. – Есть у меня здесь книга архимандрита Рафаила Карелина. И вот, что он пишет о пустыне…
Папа взял с полки книгу, полистал.
- Так… Сейчас найду… - пробормотал он. – Ага – вот!
- «Пустыня – это место, где человек открывает себя, - прочел он. - Он открывает, как новый мир, собственную душу. Он похож на кладоискателя, которому говорят: «Рой здесь». Он роет глубже, и находит то, что искал и о чем не знал. В безмолвии раскрываются ему духовные сокровища, которые Господь вложил, как залог, в глубину человеческого сердца».
- Царство Божие внутри вас есть, - пробормотал Богдан, вспоминая слова из Евангелия о Луки (Лк. 17, 20-21).
Папа кивнул – правильно, мол, но сделал сыну замечание жестом – не мешай.
- «Люди умирают в нищете, так и не узнав, что они богачи, - продолжил папа. - Они копаются с грязи, не понимая, что им не только обещано, но и дано царство… В пустыне монаху постепенно открываются сокровища, которые больше всех сокровищ земли. Нищий, призванный на царство, будет с отвращением смотреть на свою прежнюю одежду – пропитанные грязью лохмотья, в которых гнездятся паразиты. Так и монах с содроганием вспоминает свою прежнюю жизнь в миру, в духовной слепоте. Обычно мирские люди оплакивают монахов-пустынников, как мертвецов, которые своей рукой зачеркнули собственную жизнь. А монахи плачут о мире, который потерял Бога, о людях, которым неведомо истинное счастье, о той жизни в миру, где человек окружен ложью, изменой, обманом, где он находится во власти демонов и своих страстей, как зверь, пойманный в сеть».
Папа закрыл книгу.
- Но разве человек, оставшийся здесь, с людьми, не сможет сделать им больше добра? – сказала Тоня.
- Может и так, - ответил папа. – Но, во-первых, Иов до этого усердно и долго служил братии. А во-вторых – вспомни Иоанна Крестителя. Он ведь тоже был отшельником, всю жизнь провел вдали от людей, но когда Господь призвал Иоанна на проповедь, то с какой силой эта проповедь прозвучала! Так и монах, сумевший дать достойный бой своим страстям, очистившийся молитвой и покаянием, сможет потом сказать людям намного большее, чем мирянин.
- И что? Иов после этого прожил остаток жизни отшельником? – спросил Богдан.
- Нет, сынок, - ответил папа. – Великого подвижника упросили сделаться настоятелем монастыря, который позже стал знаменитой Почаевской Лаврой. Кстати, и тогда Иов заботился о просвещении народа – он создал Почаевскую типографию... И при этом ночами он много молился – пещерка, где он проводил ночи, до сих пор содержит следы его усердных коленопреклоненных молитв. Иов Почаевский прожил 100 лет, и до самой своей кончины не оставлял трудов, на благо людям, и во славу Господу! Вот такие бывают труженики на свете!
Папа посмотрел на детей. Те, пораженно, молчали.
- Девочки, а кто помоет посуду? – спросил папа.
- Я! – сказала Тоня.
- Нет, я! – закричала Таня.
Папа улыбнулся.
- Насыпь мне каши, сынок! – сказал он Богдану.



26 ноября. Святителя Иоанна Златоуста.


Однажды Богдан пришел из школы задумчивым. Это заметил папа.
- Что случилось, сынок? – спросил он. – Ты чем-то расстроен?
Богдан замялся.
- Не то, чтобы расстроен, - сказал он, - просто на душе как-то неприятно...
- А что случилось? – поинтересовался папа.
- У нас в школе есть мальчик, - начал Богдан. – Он называет себя верующим, иногда в Храм на Пасху ходит... Ну, так вот – сегодня он при мне говорил с одной девочкой и соврал. Я точно знаю, что соврал! Причем совершенно на пустом месте...
Богдан замялся.
- И что, сынок? – спросил папа.
- Когда мы остались вдвоем, я сказал ему, что врать не хорошо, что это дьявол врет, а Бог не врет и нам врать не разрешает! А он сказал мне, что тоже верит в Бога, но... Как бы это сказать...
- Не считает нужным выполнять заповеди, когда удобнее их не выполнять? - предположил папа. - Не считает нужным говорить правду, когда удобнее соврать? Не считает нужным сдерживаться, когда хочется кого-то осудить?
- Да, - удивился Богдан. – А как ты догадался?
- Я тоже с этим сталкивался, - заверил папа. – Во все времена было много людей, которые вроде бы и верят в Бога, но эта вера для них – совсем не главное в жизни. Такие люди по-настоящему Бога не любят, и не верят, что Он по-настоящему любит их. Они, может быть, и христиане, но как-то наполовину, несерьезно. Таких людей узнать просто - они не стараются жить по Божьим заповедям.
- Почему так? – спросил Богдан.
- Говорю же тебе – потому, что не любят Бога, - ответил папа. - Исполнение Божьих заповедей бывает от любви к Богу. А где нет этой любви, там и исполнения заповедей быть не может! Причем, заметь - таких людей раздражает, если кто-то другой пытается всерьез исполнить Божью волю. Такие «серьезные» христиане – живой укор христианам «несерьезным»! Да что там говорить - у нас даже святой есть, который пострадал не от язычников, а от таких вот «несерьезных» христиан. Ты об этом святом, конечно, слышал. Это - Иоанн Златоуст.
- Да, я знаю его! – воскликнул Богдан. – По воскресеньям в Храме всегда служат Литургию Иоанна Златоуста!
- Не всегда, но чаще всего, - уточнил папа. – Иоанн вообще сделал очень и очень многое для Церкви. Но - обо всем по порядку! Иоанн родился в середине 4-го века в Антиохии. На тот момент Антиохия – один из крупнейших городов Римской Империи, один из центров христианства. Иоанн поверил Христу по-настоящему и решил отдать Ему свою жизнь так, как когда-то Христос на кресте отдал Свою жизнь ради всех людей, а значит – и ради Иоанна! Поэтому Иоанн стал монахом, а позже был рукоположен в священнический сан. Он оказался прекрасным проповедником, за что и получил прозвище Златоуст. Многие его богословские труды сохранились до нашего времени, православные христиане и сейчас с радостью пользуются ими. В 397 году Иоанн был вызван из Антиохии в Константинополь и стал константинопольским патриархом.
- В Константинополе, наверное, всем понравились его проповеди? – предположил Богдан.
- Понравились! – согласился папа. – Дело в том, что предыдущий патриарх Нектарий не был талантливым проповедником, и жители Константинополя истосковались по хорошим проповедям. Проповеди Иоанна, по обычаю того времени, встречали аплодисментами, а он отвечал, что лучше бы люди не в ладоши хлопали, а исправляли свою жизнь. Спустя очень короткое время, Иоанн приобрел себе всеобщую любовь народа и множество влиятельных врагов.
- Врагов?! – изумился Богдан.
- Врагов, - подтвердил папа. – Дело в том, что Иоанн воспринимал свое христианство очень серьезно, а поскольку он был патриархом, то учил этому серьезному отношению и других. Он очень отличался от своего предшественника. Тот жил роскошно - Иоанн же удалил всю роскошь из своего жилища. Деньги, которые раньше шли на роскошные приемы, теперь направлялись для нужд больниц и бедняков. Иоанн не ходил по пирам у богатых граждан, а те на это обижались.
Папа перевел дух и посмотрел на сына. Тот не перебивал его – внимательно слушал.
- Да, сынок, Иоанн очень раздражал людей знатных и богатых. В своих многочисленных проповедях он призывал богатых уделять что-то на нужды бедных, а богатым делиться - ой как не хотелось! Да, сынок, эти люди называли себя христианами, но быть христианином (а не просто – называться!) иной раз совсем не просто! Ведь нужно отрывать что-то от себя и отдавать ближнему! Более того – Иоанн обрушился на чрезмерную пышность императорского двора. А когда императрица Евдоксия несправедливо конфисковала чью-то собственность, Иоанн произнес проповедь о библейской Иезавели, которая погубила бедняка, чтобы отобрать у него виноградник, и была наказана за это Богом (3 Цар. 21, 1-16) . Императрица обиделась, и Иоанн приобрел в ее лице заклятого врага. Императрица выслала Иоанна из столицы, затем вернула, затем выслала опять – и на этот раз уже окончательно.
Вот что Иоанн говорил народу незадолго до ссылки:
«Вы знаете действительную причину, почему хотят погубить меня? Это потому, что я не распоряжался расстилать перед собой богатых и дорогих ковров, что я не хотел одеваться в одежды, шитые золотом и шелком.
Меня гонят не за то, что я совершил какое-нибудь преступление. Если бы это было так, то я должен был бы приходить от этого в смущение. Нет, меня гонят за то, что я люблю вас».
И действительно – Златоуст очень любил простой народ, а народ любил его. Никто до него не говорил так много о необходимости помогать бедным, и никто до него не тратил на больницы и бедняков столько денег! Да и жил патриарх очень просто, и это тоже нравилось константинопольской бедноте. Когда Иоанна увезли в ссылку, горячие византийцы в отместку подожгли главный собор Константинополя – Святую Софию.
- А Собор-то чем виноват?! – воскликнул Богдан.
- Не знаю, - ответил папа. – Может быть, они попросту не сумели поджечь императорский дворец.
- М-м, да… Горячие были люди! – пробормотал Богдан. - И что было дальше?
- А дальше все было очень не весело, - сказал папа. – Иоанн Златоуст был слаб здоровьем, и не смог перенести дальней дороги. В 407 году он умер близ местечка Команы. Его последними словами были: «Слава Богу за все».
- М-да... – протянул Богдан. – Даже не знаю, что сказать...
- Более того, - продолжил папа. – И после смерти Иоанна его недоброжелатели старались очернить его память. Покойного патриарха не поминали в Храмах. Но Бог видит сердца людей и видит правду, а правда была на стороне загубленного праведника! Народ, видел в Иоанне настоящего святого, и не ходил в Храмы, где не поминалось имя Златоуста! В конце концов, доброе имя праведника было восстановлено, Церковь до сих пор чтит его память, а имена большинства его врагов известны только профессиональным историкам!
- А в какой день празднуется память Иоанна Златоуста? – спросил Богдан.
- 26 ноября, - ответил папа.
Помолчали.
- Вот так, сынок, - сказал папа, заканчивая разговор. – Ты должен знать и не удивляться – напряженные отношения в этом мире бывают не только между верующими и неверующими. Иногда вражда возникает и между теми, кто верит «понарошку» и теми, кто всерьез хочет соблюсти слово Божие! Господь знал, конечно, что так будет и говорил об этом Своим ученикам. Помнишь: «Не каждый, говорящий Мне: Господи! Господи! войдет в Царство Небесное, но исполняющие волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7, 21). Не забывай этого и старайся быть христианином всерьез. Как Иоанн Златоуст. Он старался всегда исполнять волю Божью, даже когда другие не хотели исполнять ее. За это упорство в добре Иоанн удостоился Царства Небесного и вечной славы. Так и надо. Это – по-настоящему! Только такой и бывает настоящая христианская жизнь.




7 декабря. Святой великомученицы Екатерины.


Однажды дети посмотрели старый советский фильм «Три мушкетера». Богдан видел его уже раньше, и потому посмотрел с интересом, но без особенного восторга, а вот девочки, смотревшие фильм впервые, долго были под впечатлением.
Особенно фильм понравился Тане. Целыми днями она ходила по дому и, напевала песенку служанки Кэт.
- Святая Катерина, пошли мне дворянина, ах тяга к благородным у девушки простой! – пела она.
В доме все морщились – Таня фальшивила почти на каждой ноте, но что поделаешь – понравилась человеку песня!
Наконец, Тане надоело петь, и она обратилась к маме.
- Мам, - сказала она, - а святая Екатерина действительно могла послать этой девушке дворянина? Или – нет?
Мама села на диван, и усадила дочь рядом с собой. Рядом крутилась Тоня – ей тоже было интересно.
- Давайте разберемся, - начала мама. – Если бы служанка Кэт была не просто выдуманным киноперсонажем, а реальным человеком, то ее песню можно было бы считать – чем? – посмотрела она на девочек.
- Чем? – не поняла Таня.
- Молитвой? – неуверенно спросила Тоня.
- Да, молитвой, - кивнула мама. – Христиане не всегда обращаются с молитвой к самому Господу, иногда они обращаются за помощью к святым. Кэт обращалась к святой великомученице Екатерине.
- Мам, а почему – к святым? – спросила Тоня. – Можно ведь обратиться к Самому Богу?
- Можно, - кивнула мама. – Но, видите ли – Господь как сказал: «по вере вашей дано будет вам» (Мф. 9, 29). А если человек чувствует, что у него веры-то и нет? Как быть? Тогда он обращается к святому, у которого вера точно была!
- Все равно – не понятно! – сказала Таня.
- Я когда-то у митрополита Антония Сурожского читала интересную историю – ему один святой, имя которого я забыла, помог прогнать из дома мышей!
- Как? – изумились девочки.
- В доме завелись мыши, а Антоний знал, что один из святых оставил после себя своеобразное обращение ко всем вредностным тварям, которые мешают людям жить – к змеям, например, ко львам, ну и, к мышам, конечно. Антоний нашел это обращение в книге, сел и молитвенно обратился к святому примерно так: «Прости, если честно, то мне кажется, что это все чепуха и работать не будет. Но ты в это верил, и поэтому давай попробуем! Давай – я здесь, на земле буду просто говорить слова из книги, а ты там, перед Престолом Божьим, молись Господу, чтобы Он помог». И вот – вышла мышка из норки. Антоний говорит ей: «Сиди и слушай». Мышка села, слушает. Антоний прочел ей слова молитвы, а потом и говорит: «А теперь иди и передай это остальным». Мышь убежала в норку, и с этих пор больше мышей в доме не было.
- Здорово-о! – протянула Тоня.
- Обратите внимание, - сказала мама. – Кто прогнал мышей из дома? Господь, который управляет всем. А кто попросил Его об этом? Святой! Жаль, что имя его никак не могу вспомнить – какое-то сложное римское или греческое имя! Господь сделал чудо именно по вере этого святого, потому, что у Антония-то веры в этом случае как раз и не было!
- То есть, служанка Кэт просила помочь ей святую Екатерину потому, что у самой не было достаточно веры просить об этом Самого Господа? – спросила Тоня.
- Да, доченька. Когда мы обращаемся к святым с молитвенной просьбой, мы тем самым признаем, что наша вера слаба, и просим, чтобы получилось не по нашей, а по их вере!
- И как ты думаешь, мам, - спросила Таня, которой хотелось понять все до конца. – Если бы эта история не была выдумкой, то святая Екатерина действительно могла бы попросить Господа устроить так, чтобы Кэт вышла замуж за ДיִАртаньяна?
- Почему бы и нет! – сказала мама. – К любому святому можно обращаться с любой нормальной просьбой. Выйти замуж за хорошего человека – вполне нормальная просьба для девушки.
- А Господь исполнил бы эту просьбу?
- Не знаю, - сказала мама. – Господь хочет, чтобы каждый из нас наследовал жизнь вечную – важнее этого ничего нет для человека. Бог видит, кому какую судьбу дать каждому из нас, чтобы это получилось – мы ведь разные, и поэтому нам для спасения полезны разные обстоятельства. Одному для спасения полезно быть богатым, другому - бедным, одному – иметь идеальное здоровье, другому – болеть какой-то болезнью... В общем, если бы Кэт было полезно выйти замуж за дворянина, то она вышла бы. А если не полезно – то нет. Господь не дает человеку того, что может пойти ему не на пользу!
- Мам, а кто такая была эта святая Екатерина? – спросила Таня.
- Да! – поддержала сестру Таня. – Расскажи, мама! И объясни, кто такая - великомученница?
- Мученик – это тот, кто был убит за то, что был христианином, - сказала мама. – А великомученник, это тот, кого не просто убили, а убили мучительной смертью. Но – давайте по порядку.
Святая Екатерина родилась в Египте, в городе Александрия в 287 году. Она была очень образованной девушкой – знала сочинения мудрецов древности, разные языки, а так же медицину. Но сердце свое она отдала христианству – ее обратил сирийский монах, который и крестил ее под именем Екатерина.
Времена эти были для христиан тяжелыми – римская империя еще была языческой и языческие императоры боролись с христианством, просто уничтожая христиан. Христианин мог избежать смерти, только если отрекался от Господа, но на это христиане, конечно, согласны не были! Лучше пострадать здесь, на земле, и потом наследовать Царство Небесное, чем здесь избежать страдания, но потом мучиться в аду!
Екатерина приняла мученическую смерть во время правления императора Максимина в начале 4-го века. В языческом храме этот император совершал жертвоприношение - вот туда и пришла с проповедью Екатерина. Она призвала императора оставить веру в языческих богов и обратиться к Тому Единственному, Кто действительно в силах дать жизнь вечную – ко Христу. Разгорелся спор, в котором умная и набожная девушка победила языческих философов.
Но одно дело – быть хорошим спорщиком, а другое – пойти ради своей веры на муки и смерть – решил император. Он велел бить Екатерину, а потом посадить в темницу. Но и тогда Екатерина оставалась верной Христу, и даже убедила в истинности христианства супругу императора, которая посетила ее в темнице.
После этого император приказал казнить девушку. Но в начале ее решили напугать, и изготовили особенное орудие казни. Это были четыре колеса на одной оси – их вращение должно было раздробить тело Екатерины. Екатерина не испугалась этих колес, но умирать от их страшного вращения ей не пришлось – колесницу разрушил сошедший с неба Ангел.
Но и это не вразумило императора, и смелая христианка все равно была казнена – ей отрубили голову. По приданию, из раны вытекла не кровь, а молоко. Православная Церковь чтит память смелой и верной Христу великомученицы Екатерины 7 декабря.
- Какая удивительная девушка! – сказала, восхищенно, Тоня.
- Мам, а давай помолимся святой Екатерине! – сказала Таня.
- Ты, как служанка Кэт, попросишь послать тебе дворянина? – улыбнулась мама.
Но Таня была серьезна.
- Нет, - ответила она. – Я попрошу ее о вере. Пусть по ее молитве Господь даст мне такую веру, какая была у самой Екатерины!



17декабря. Преподобного Иоанна Дамаскина.



Однажды Богдан обратился к папе:
- Пап, ты когда-то говорил, что нет ничего страшного, если христианин живет в нехристианском государстве. Или я что-то перепутал?
- Ты ничего не перепутал, и в этом нет ничего страшного, - сказал папа. – Главное, чтобы он не предавал Христа и Церковь, а во всем прочем он вполне может быть хорошим гражданином нехристианской страны! Сам Воплотившийся Бог Иисус Христос и Его апостолы были гражданами Римской Империи, которая в Евангельские времена была вполне языческим государством. А помнишь слова Господа: « Отдайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф. 22, 21)? Это и есть правильное разграничение между долгом государству и долгом Самому Господу. То есть – отдай Богу то, что важнее! Отдай ему свое сердце и исполняй заповеди! А государству – исполняй гражданские законы, плати налоги… Обычно хороший христианин является и хорошим гражданином какой-то страны, уже хотя бы потому, что не врет, исполняет свои обязанности всерьез и старается не лениться и не воровать! При этом, естественно - если законы страны противоречат заповедям, то христианин должен выполнять именно заповеди! Кстати, история показала, что христианин иной раз может даже занимать высокие должности в нехристианском государстве, при этом оставаясь хорошим христианином!
- Как это? – не понял Богдан.
- Есть такой святой – преподобный Иоанн Дамаскин, - сказал папа. – И ты, и я, постоянно пользуемся молитвами, составленными этим святым. Например, молитва из «Последования ко святому Причащению», которая начинается словами: «Владыко Господи Иисусе Христе, Боже наш, едине имеяй власть человекам оставлять грехи…» составлена именно этим человеком – Иоанном Дамаскиным. При этом святой Иаонн в один из периодов своей жизни занимал высокую должность при дворе мусульманского правителя.
- Да?! – изумился Богдан.
- Да, - ответил папа. – Святой Иоанн родился в Дамаске в седьмом веке, то есть уже в то время, когда Дамаск был одним из городов мусульманского государства Арабского Халифата. Но в этом государстве жили не только мусульмане, там была и большая община христиан. Для того, чтобы халиф и христиане могли как-то сосуществовать и не ссорится, при дворе халифа была должность великого логофета. Насколько я понимаю, этот человек старался уладить все так, чтобы не нарушались права халифа, как правителя, и не нарушались права христиан, как учеников Господа. Великим логофетом были и дед Иоанна, и отец Иоанна, и сам Иоанн. Да, он не служил при дворе халифа всю жизнь, но несколько лет – служил. И при этом оставался хорошим, пламенным христианином.
- Трудно, наверное, ему было! – покачал головой Богдан.
- Жить по заповедям Христовым всегда не просто, - ответил отец. - Ведь не зря Сам Господь называет такую жизнь «тесными вратами и узким путем» (Мф. 7, 14). С другой стороны, в этом случае Сам Господь помогает человеку, поэтому и говорит: «Иго Мое благо и бремя Мое легко» (Мф. 11, 30). Иоанну Дамаскину много пришлось потрудиться ради Господа, да и пострадать тоже. В то время в Византии бушевала ересь иконоборцев. Преподобный Иоанн Дамаскин решительно выступил в защиту икон. Он – автор «Трех защитительных слов в поддержку иконопочетания», в которых иконоборчество понимается именно как ересь. Именно в этом труде была четко проведена грань между «поклонением», которое подобает только Богу, и «почитанием», которое можно оказывать иконам. Позже Седьмой Вселенский Собор подтвердил верность такого взгляда на иконопочетание. Кстати, эта работа была написана Иоанном еще в бытность его службы при дворе халифа Дамаска! Так что, сынок, как видишь – служба под началом мусульманского правителя не помешала Иоанну быть настоящим православным христианином!
- Да! – с восхищением произнес Богдан.
- Но именно с этой работой связана трагическая часть жизни Иаонна, - сказал папа. – Есть предание, что когда византийский император иконоборец Лев Исавр прочел труд Иоанна в защиту икон, он пришел в ярость. Он казнил бы святого, но не мог – Иоанн был подданным халифа. Тогда Иоанна оклеветали. От имени Иоанна было составлено подложное письмо, в котором он якобы предлагал свою помощь византийцам в завоевании Дамаска. Письмо было направлено халифу. Халиф поверил клевете и приказал отрубить Иоанну кисть правой руки. Когда кисть руки была отрублена, ее повесили на городской площади, но через некоторое время отдали Иоанну. Тогда Иоанн затворился у себя, приложил кисть к руке и стал молиться Пресвятой Богородице об исцелении. Молился он перед иконой. Чрез некоторое время он заснул, а когда проснулся, то обнаружил, что кисть руки чудесным образом приросла обратно. В благодарность за исцеление, Иоанн приложил к иконе сделанную из серебра кисть руки. Так появилось одно из изображений Пресвятой Богородицы, которое называется «Троеручица».
- Да, у нас есть дома! – воскликнул Богдан. – Там изображена Дева Мария с маленьким Иисусом Христом на руках. Видны ее обе руки. А внизу – еще одна рука, третья.
- Правильно, - кивнул папа. – Преподобный Иоанн, благодарный Деве Марии и Господу за исцеление, не только сделал изображение кисти руки из серебра, но и написал песнопение «О тебе радуется».
- А он и дальше потом служил у халифа? – спросил Богдан.
- Нет, сынок, - сказал папа. – Преподобный оставил Дамаск и принял монашеский постриг в монастыре святого Саввы, невдалеке от Иерусалима. Насколько я знаю, именно в этом монастыре спустя много лет преподобный и преставился. Он очень, очень много сделал для Церкви. Он известен, как крупнейший систематизатор христианского вероучения. Ему принадлежит огромный труд под названием «Источник знания», который включает в себя философский раздел («Диалектика»), обличительный («О ересях») и догматический («Точное изложение православной веры»). Кроме того, Иоанну принадлежит несколько проповедей о Богородице, несколько канонов – церковных песнопений. Так же считается, что именно Иоанн составил «Октоих» - одну из книг, употребляемых Церковью при Богослужении. Так что, как видишь, сынок, труды Иоанна ради Христа были очень велики. Мы должны просить в молитвах у этого святого, чтобы Господь даровал нам хотя бы часть того трудолюбия, которая была у него, богослова и гимнографа Иоанна Дамаскина. Святая Церковь чтит память этого великого святого 17 декабря.
Папа замолчал, немного подумал и добавил:
- И вот еще, сынок – только Господь знает, каким будет мир через 10, 20, 30 лет. Быть может, и тебе придется жить в государстве, которое будет совсем не христианским. Конечно, в таких обстоятельствах тебе не избежать скорбей, ведь гораздо приятнее жить в окружении христиан, в окружении людей, которые тебя понимают, идут одной с тобою дорогой… Но знай – если случиться так, то и это будет дано тебе от Господа! Вспоминай тогда Иоанна Дамаскина или праведного Лота, племянника Авраама, который оставался праведником и в Содоме, и знай, что Господь Вездесущ и поддержит тебя и в среде язычников. Все от Бога, сынок, все от Бога! Покоряйся Его воле, помни, что Он лучше знает, как устроить твою жизнь для Спасения. Главное - живи по заповедям, где бы ты не находился. Быть может, тебе не будет нравиться то, что ты будешь видеть вокруг себя – как Лоту не нравился Содом, а Иоанн Дамаскин вряд ли был в восторге от мусульманского Дамаска. Тогда не смущайся, сынок, а чаще повторяй слова, которыми заканчивается целых два псалма – сорок первый и сорок второй. Вот эти слова на церковнославянском языке: «Вскую прискорбна еси, душе моя? И вскую смущаеши мене? Уповай на Бога, яко исповемся Ему, спасение лица моего, и Бог мой» (Пс. 41, 6, 12; Пс. 42, 5).



29 декабря. Пророка Аггея.



Однажды Богдан сказал папе:
- Папа, сегодня мы с Олегом заходили в Кафедральный Собор.
- Олег – это твой неверующий друг? – уточнил папа.
- Да, - ответил Богдан. – Сегодня он был в православном Храме в первый раз.
- И как? Понравилось ему? – поинтересовался папа.
- Он сказал, что ему понравилась серьезность, с какой молятся люди, - ответил Богдан. – А сам Храм не очень понравился. Сказал, что Храм слишком пышный, слишком богатый. А люди вокруг бедные. Лучше было бы часть денег, которые идут на содержание Храма, отдавать тем, кто нуждается. Да мы и сами не богаты - лучше бы нам дом достроить – это не я, это Олег так сказал. И вообще, ему не нравится, что в Храме с прихожан пожертвования берут. Может, он прав, папа?
Папа усмехнулся.
- Давайте разберемся, сынок, - сказал он. - Если я зашел в Храм и положил в ящик для пожертвований гривну, то кому я ее пожертвовал?
- Богу? – неуверенно спросил Богдан.
- Богу, - кивнул папа. - Нуждается ли Бог в моей гривне, сынок? Купит ли Он на нее еду, или, может, одежду?
- Нет, - ответил Богдан. – Богу не нужны ни еда, ни одежда.
- Правильно, - сказал папа. - Бог ни в чем не нуждается. У Него в избытке и могущества и любви, и от этого избытка Он дарит каждому из нас жизнь и все нужное для нее. Но вот в чем дело – в этом пожертвовании нуждаюсь я, ведь так я могу выразить свою любовь к Богу и что-то подарить Ему! Взаимные подарки - неотъемлемая часть отношений любви.
Папа посмотрел на сына. Тот молчал – видимо, такая мысль не приходила ему в голову раньше.
- Бог принимает мой подарок, - продолжил папа. - Но поскольку Ему нет нужды что-то на мою гривну покупать, Он делится ею с теми, кому она необходима. На пожертвования прихожан живет семья священника, а так же прибившиеся к Храму нищие; на эти деньги Храмы строятся, отапливаются, ремонтируются и так далее. Возможно, противникам Церкви было бы приятнее, если бы пожертвования прихожан сжигались, топились в море или выстреливались из пушки в небо! Но Бог рассудил иначе. Даже в ветхозаветные времена было принято сжигать только часть жертвы, остальное шло на обеспечение нужд священников и служителей Храма.
Богдан открыл рот, чтобы что-то возразить, но папа жестом остановил его – помолчи, мол, я еще не закончил.
- Но вот наступают новозаветные времена – Бог становится Человеком и живет среди нас, - продолжил папа. - Да, Христос говорил, что главное в Законе не жертвы, а милость, вера и справедливый суд (Мф. 23, 23). Но о том, что пожертвования на Храм вообще не нужны, Он не говорил никогда! Не поленись вместе с другом Олегом открыть Евангелие от Марка, главу 12 – там описывается, как однажды одна бедная вдова пожертвовала на Храм две лепты – все свое пропитание. Происходило это в присутствии Иисуса Христа. И Господь похвалил вдову (Мк. 12, 41-44)! Похвалил, а не сказал, что на эти две лепты ей лучше было бы достроить себе дом!
- Да, я это помню, - вставил Богдан.
- А теперь главный вопрос – кому мы, верующие христиане, подражаем в своей жизни? С кого берем пример? Кого мы, вслед за апостолами, называем не только Господом, но и Учителем, потому, что готовы учиться у Него?
- Иисуса Христа! – сказал Богдан.
- Правильно, - кивнул папа. - Но жертвовал ли Сам Иисус Христос деньги на Храм? Да! Об этом говориться в 17 главе Евангелия от Матфея. Причем Господь ясно объяснил апостолу Петру, что если Он не даст пожертвования, то это будет плохим примером для других (Мф. 17, 24-27)! В общем, нравится твоему другу Олегу или нет, а пожертвования на Храм (с которых испокон веков живут служители Храма), есть нормальная, древнейшая, самим Богом установленная практика! Кстати, часть храмовых пожертвований именно в том Соборе, где вы сегодня были, как раз идут на то, чтобы кормить нищих – я это точно знаю. Сбор пожертвований на Храм помощи неимущим не исключает! Как говорил в подобных случаях Господь: «Сие надлежало делать, и того не оставлять» (Мф. 23, 23). И вот еще, сынок - ты слышал о пророке Аггее?
- Это, кажется, из Ветхого Завета? – спросил Богдан, неуверенно.
- Да, сынок, это одни из так называемых малых пророков. Его книга небольшая, в ней всего лишь две главы. Но там есть ответ на наш вопрос.
- Какой ответ?
- Все по порядку, - сказал папа. – Сначала – немного истории. Как ты знаешь, народ израильский был несколько веков в порабощении у египтян, а потом Господь вывел евреев их плена и отдал им землю Ханаана. Это была очень хорошая земля, ухоженная земля, богатая земля. В этой земле народ израильский стал особым народом, ветхозаветным народом-церковью. Но люди - есть люди! Бога мы огорчаем во все века, и те древние времена исключением не были. Евреи много грешили, и, наконец, их грехи переполнили чашу терпения Господа. Итогом послужило падение обоих государств евреев – царства Иудейского и царства Израильского. Победители увели почти все еврейское население в Вавилон. В этом, несомненно, была рука Господа. Через пророка Иеремию Господь сообщал евреям – этот плен станет горнилом, в котором лучшие будут отделены от худших. Так и произошло.
- Ну конечно, - сказал Богдан. – Господь ведь не стал бы говорить это напрасно.
- Вавилонское пленение продолжалось семьдесят лет, - продолжил папа. – В конце этого периода царство вавилонское было захвачено персами, и персидский царь Кир разрешил евреям вернуться в Палестину. Но вот что интересно – вернуться захотели не все, далеко не все! Это, по человечески, не трудно понять – одно дело было идти из Египта, зная, что тебя ждет земля богатая и ухоженная, а другое дело – возвращаться из вавилонского плена, зная, что на месте твоего дома – развалины, пепелища, заброшенные поля… Короче говоря, на призыв царя Кира откликнулось совсем не много народу – около 50 тысяч человек. Гораздо больше евреев осталось в Вавилоне – ведь они уже обжились здесь! Но именно эти 50 тысяч – это были лучшие иудеи! Ведь кто согласился идти в разоренную землю? Только те, кто доверял Господу, только те, кто понимал – раз Господь именно эту землю дал народу израильскому, значит именно там нужно жить, не взирая на то, что впереди ждут лишения и бедность! Это были самые верующие из евреев.
Папа перевел дух.
- А что было дальше? – спросил Богдан.
- А дальше эти мужественные люди добрались в Палестину, заложили основание нового Храма, на месте разрушенного Первого Храма, который когда-то построил Соломоном. Но вот в чем дело – строить Храм не просто! Даже Соломону, который был очень богат, это далось нелегко, а если ты беден – то это и вовсе трудно! Бедняги, вернувшиеся из вавилонского плена, столкнулись с рядом неудач, и это подорвало их дух. Появились даже люди, которые говорили, что не время строить Храм Господень, а лучше сначала как следует обжиться самим! Совсем как твой друг, эти люди считали – обустроим свои дома, а Храм оставим на потом. И вот здесь, в противовес этим настроениям, и было слово Господнее, произнесенное через пророка Аггея. Сейчас, подожди секунду!
Папа взял Библию, открыл ее на нужной странице.
- «Так сказал Господь Саваоф: народ сей говорит: «не пришло еще время, не время строить дом Господень»… А вам самим время жить в домах ваших, украшенных, тогда как дом сей в запустении? Обратите сердце ваше на пути ваши. Взойдите на гору и носите дерева и стройте Храм; и Я буду благоволить к нему, говорит Господь» (Агг. 1, 2-8). - Папа отложил Библию - И спустя самое короткое время после речи пророка Аггея строительство Храма было возобновлено! – добавил он. – И это – очень правильно, сынок. Именно Храм и то, что происходило в нем, позволило этим людям не забыть, что они – не просто люди, но – народ Божий!
- То есть пророк Аггей заставил евреев достроить Храм? – уточнил Богдан, сделав ударение на слове «заставил».
- Почему – заставил? – папа пожал плечами. – Заставляют палкой или плеткой. Пророк убедил их, убедил силой слова Божия. Более того, он предсказал, что слава этого, нового Храма будет большею, чем слава Храма предыдущего (Агг. 2, 9), и что на этом месте людям будет дан мир. И ведь так и случилось, сынок! Именно в этом, втором Храме проповедовал Воплотившийся Бог Иисус Христос, и именно Он дал нам, людям свой неизъяснимый мир, Свое Царство, которое живет внутри каждого члена Церкви. Именно об этом говорил Господь через пророка Аггея: «Потрясу все народы, и придет Желаемый всеми народами, и наполню дом сей славою» (Агг. 2, 7). Вот так, сынок, - закончил папа. – Пророк Аггей, конечно, меньше Моисея, меньше Исайи. Но именно он убедил народ достроить Храм, в котором проповедовал Желаемый всеми народами Иисус Христос!
- Пап, а Церковь отмечает память пророка Аггея? – спросил Богдан.
- Да, сынок, - ответил папа. – Память пророка Аггея отмечается 29 декабря. И, кстати, не стоит думать, что слова этого человека устарели. И для нас Храм Божий должен быть дороже собственных домов. Именно Храм и то, что в нем происходит, позволяет нам не забыть, что мы – Церковь Христова! И лично мне было бы
стыдно жить в доме, который был бы пышнее, богаче и наряднее, чем Божий Храм!


7 января. Рождество Христово.




Однажды Таня спросила у папы:
- Пап, а почему перед праздником Рождества Христова такой большой пост?
- Церковный календарь составлен так, чтобы мы не забывали главных событий Священной Истории, - сказал папа: – Священная История - это не история какой-нибудь страны, а история отношений Бога и людей. И долгий рождественский пост напоминает нам кое о чем из этих отношений. Он напоминает нам о том, что человечество ждало Рождения Спасителя долго, очень долго!
- Расскажи, пап! – попросила Таня.
- По сути, ожидание рождения Спасителя мира началось сразу после грехопадения первых людей, - начал папа. – Древний змий, дьявол обманул Адама и Еву, и Господь сказал ему, что «семя жены» - то есть тот, кто родится от женщины - будет поражать его, дьявола, в голову (Быт. 3, 15). То есть первые люди еще не успели выйди из Эдемского Сада, а ожидание уже началось! Уже Адам и Ева ждали, когда же родится Тот, Кто поразит дьявола, победит его и освободит людей от власти греха и смерти.
- Долго пришлось ждать! – заметила Тоня.
- Долго, - согласился папа. – Одни поколения сменяли другие, но люди ждали! Вот отец верующих Авраам совершает удивительные подвиги ради Господа (Быт, гл. 12-24), и Господь дает ему награду. Дело в том, что на тот момент Авраам уже стар, а у стариков не бывает детей. Но Господь обещает ему, что у него и у его старой жены Сарры родится сын, и в потомстве этого сына благословятся все народы (Быт. 22, 18). И действительно – у Авраама и Сарры родился сын Исаак, и именно Исаак стал одним из предков Иисуса Христа, в котором благословились все народы, ведь Христос является Спасителем всех людей, всех народов.
- Да, - согласилась Тоня.
- И еще проходили годы, - продолжал папа. – Авраам ждал рождения Спасителя мира, ждал и его сын Исаак, ждал и младший сын Исаака - Иаков. Считалось, что обещанный Спаситель мира будет потомком старшего сына Исаака, которого звали Исав. Исаву, по большому счету, это было безразлично, он был грубым человеком, приземленным, как сейчас сказали бы. Иаков страдал, видя, что огромная честь – стать одним из предков Спасителя – может достаться человеку недостойному и к этой чести равнодушному. Иаков выторговал у своего брата честь первородства.
- Да, я помню! – сказала Тоня. – Исав уступил Иакову первородство за похлебку из чечевицы (Быт. 25, 27-34)!
- Правильно, - сказал папа. – А потом Иаков обманом получил благословение отца, которое должно было достаться Исаву (Быт. 27, 1-29). Этот поступок Иакова мне не нравится, но он очень хотел быть причастным к рождению Спасителя! И Господь внял мольбам Иакова. За хитрость по отношению к брату, Иакову пришлось в жизни много пострадать, но его главное желание сбылось – именно он, а не Исав, стал одним из предков Христа. А годы шли, шли…
- Потом было рабство в Египте! – похвасталась знанием Ветхого Завета Тоня.
- Да, - кивнул папа. – И люди почти забыли об обещанном Спасителе. Им напомнил о Нем Моисей. «Пророка воздвигнет вам Господь Бог ваш из братьев ваших как меня; Его слушайте» - говорил Моисей. Эти слова записаны в книге «Второзаконие» (Втор. 18, 15). Немало было пророков в Израиле, но только ко Христу можно отнести эти слова Моисея. Как Моисей избавил евреев от египетского рабства, так и Христос избавил всех людей из рабства смерти! Правда, до этого еще нужно было подождать – еще около полутора тысячи лет.
- Долго! – сказала Тоня.
- Долго, - кивнул папа. – А вот слова современника Моисея по имени Валаам. Этот Валаам – одна из самых противоречивых фигур в Ветхом Завете. Народу Израильскому он другом не был, но Господь дал ему увидеть кое-что важное. Вот пророчество Валаама о Христе: «Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля» (Числ. 24, 17). Видимо исполнение именно этого пророчества имел ввиду Христос, когда, как и Валаам, сравнивал Себя со звездой. Я имею в виду вот эти слова Христа: «Я есмь корень и потомок Давида, звезда светлая и утренняя» (Откр. 22, 16). Кстати, и упомянутый здесь царь и пророк Давид пророчествовал о Христе, да как много!
- Много? – переспросила Тоня.
- Давид – автор большинства псалмов, которые мы знаем по книге «Псалтырь», - сказал папа. – По этим псалмам рассыпаны пророчества о Христе, как звезды на ночном небе. Например, во втором псалме предсказано, что на Христа восстанут цари и князья земли (Пс. 2, 2-3). И ведь действительно – главными виновниками казни Христа были отнюдь не бедняки, а люди знатные. Здесь приложили руку и первосвященники, и фарисеи, и Ирод, и Пилат!.. А вот слова из двадцать первого псалма: «Скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои. Можно было бы перечесть все кости мои, а они смотрят и делают из меня зрелище; делят ризы мои между собою и об одежде моей метают жребий» (Пс. 21, 17-19).
- Как в Евангелии! – сказала Тоня.
- Как в Евангелии, - кивнул папа. – Конечно, все это сказано о Христе, и все это сбылось. Но до этого нужно было еще подождать. По мнению ученых, между Давидом и Христом около тысячи лет! И люди опять ждали, ждали… А вот времена Исайи – это веков за семь до Рождества Христова. Исайя говорил о Христе очень много! Он предсказал, что Христос будет не просто человеком, но и Богом, и что Он даст нам вечность (Ис. 9, 6). Он предсказал, что Христос родится от Девы (Ис. 7, 14). Он предсказал, что Христа ждет не только слава, но и страдания, и что этими страданиями мы исцелимся (Ис. Глава 53). Но до исполнения этих слов – еще около семисот лет.
Папа перевел дух.
- Так ждали Христа люди, - сказал он. – Евреи за свои грехи были угнаны в вавилонский плен. Первый Храм, построенный Соломоном, был разрушен. Потом евреи вернулись в Землю Обетованную. Первых иудеев, возвращавшихся из вавилонского пленения, возглавлял один из предков Христа, человек по имени Зоровавель. Именно люди, ведомые этим человеком, построили Второй Иерусалимский Храма. Пройдут века, и этот Храм покроется огромной славой, ведь именно в этом Храме проповедовал Сам Воплотившийся Бог Иисус Христос! Об этой славе второго Храма, которая превзойдет славу первого Храма, пророчествовал Аггей (Аг. 2, 9)... Были и другие пророчества. Были слова пророка Михея о том, что обещанный Спаситель родится в Вифлееме, и что Он будет Богом, ведь только о Боге можно сказать, что «происхождение дней Его от начала, от дней вечных» (Мих. 5, 2). Много чего было, доченька! Пророки, движимые духом Святым, как бы подбадривали верующих, как бы говорили: «Ждите, ждите! Господь не оставил вас. Ждите!» И вот, наконец – сбылось!
Наконец-то сбылось то, о чем просил ветхозаветный человек. В Псалме 42 есть такие слова: «Пошли свет Твой и истину Твою; да ведут они меня и приведут на святую гору Твою и в обители твои» (Пс. 42, 3). И эта молитва ветхозаветного человека была услышана, сбылось каждое ее слово!
Пришел, родился от Девы Марии Иисус Христос. Христос, Который Сам говорил о Себе, что Он послан Отцом (Ин. 8, 18). Христос, Который есть Свет (Ин. 1,6). Христос, Который есть Истина (Ин. 6). Христос, Который, как Пастырь (Ин. 10, 11), Господь (Ин. 13, 14) и Учитель (Ин. 13, 14) вёл за Собой всех, кто хотел идти за Ним. Христос, Который, после Своего страдания и воскресения, привел верующих в Него в обители небесные (Ин. 14, 2-3).
И любой из тех, кто был приучен с детства ожидать прихода Мессии, мог плясать от радости и кричать в восторге: «Мы дождались! Дождались! Сбылось! Сбылись древние пророчества! Наконец-то! Наконец-то! Наконец-то!» И, кстати, если вы внимательно прочтете книгу «Деяний святых апостолов», то заметите, что большинство апостольских проповедей проникнуто именно этой радостью – пророки предсказывали, мы ждали, ждали, и вот – сбылось! Радуйтесь – сбылось!
Папа на секунду перевел дух, а потом продолжил:
- Теперь времена другие, новозаветные. Мы, христиане, знаем, что Мессия, Спаситель Мира, уже пришел, спас всех нас, и пребывает с нами до скончания века (Мф. 28, 20). Но мы не должны забывать о том, как долго Его ждали ветхозаветные люди. Долгий рождественский пост как раз и нужен за тем, чтобы мы могли встретить День Рождения Господа так, как встретили его люди Евангельских времен! Чтобы мы, как и они, могли сказать: «Господи, мы так рады! Мы так рады, что Ты родился! Исполнились, исполнились древние пророчества – Спаситель мира среди нас! Бог среди нас (Ин 1, 1-14)! Как долго мы ждали этого дня! Это такой великий, такой долгожданный праздник! Христос рождается – славим Его!»
- Славим! – сказала Тоня.
- Славим! – откликнулась и Таня.



Еще один разговор о Рождестве Христовом.



- Пап, а какую мы купим елку к Новому Году и Рождеству? – спросила как-то Таня.
- Не знаю, - ответил папа. – Хорошую, наверное. Мы ведь всегда стараемся купить елку хорошую. Но если будут продаваться только плохие – купим плохую.
- Ой, нет! Я плохую не хочу! – закричала Таня.
- И я не хочу! – сказала Тоня.
- Елка должна быть пушистая, и чтобы иголки не сыпались! – заявила Таня.
- И игрушки на нее нужно повесить заранее! – подтвердила Тоня – А не так, как в прошлом году! Наряжали елку под самый Новый Год!
- Пап, а можно мы с Тоней сами украсим елку, без вас, взрослых! – предложила Таня. – И Богдан пусть не лезет – он тоже почти взрослый!
Папа пожал плечами.
- Можно, - ответил он. – Только не очень расстраивайтесь, если с первого раза не все получится!
- Мы не расстроимся! – сказала Тоня.
- У нас все получится! – заявила Таня. – Это так интересно – елку украшать!
Папа сел на диван, задумчиво посмотрел на дочерей.
- Мне иногда жаль, что перед Рождеством у нас принято отмечать Новый Год, - сказал он.
- Почему?! – в один голос изумились девочки.
- Потому, что в эти дни слишком много всякой мишуры, - ответил папа. – Елка, игрушки, походы в парк и на каток, подарки, миллион мультиков... Так к Рождеству люди успевают забыть, чей именно День Рождения они празднуют, и что значит для нас, людей, это огромное, удивительное событие – Рождество Христово.
Девочки враз стали серьезными.
- Пап, мы не забудем! – сказала Таня.
- Пап, а почему ты говоришь, что этот праздник - удивительный? – спросила Тоня.
- Знаете, девочки, - сказал папа. – Лично для меня то, что Бог стал Человеком более удивительно, чем то, что Он сотворил мир.
- Почему?! – удивилась Тоня.
- Видишь ли, доченька, - сказал папа. – Бог ведь Всемогущ, и поэтому Ему было не трудно сотворить мир. А вот быть Человеком Ему было трудно!
- А почему трудно-то?! – не поняла Тоня.
- Есть такое умное слово «кеносис», - сказал папа. – В богословии оно означает «самоумаление Бога». Пойми - когда Бог творил мир, Ему не нужно было себя ограничивать. Всемогущий Бог сотворил дивный мир, пользуясь своим всемогуществом. Но когда Господь решил стать Человеком, Ему пришлось как бы сделать Себя меньшим, чем Он есть на самом деле.
- Все равно – не понимаю! – сказала Тоня.
- И я не понимаю! – подтвердила Таня.
- Девочки, подумайте – ведь мы, люди, не всемогущие существа, правда? Поэтому для того, чтобы стать одним из нас, Богу тоже пришлось умерить свое всемогущество!
- Пап, а – зачем?! – изумилась Таня.
- Представь себе учителя в школе, - сказал папа. – Он очень умный, прочел много книг, знает очень много умных слов. Но дело в том, что дети-то этих слов не знают! И поэтому для того, чтобы дети его понимали, учитель тоже в чем-то умаляет себя, он начинает разговаривать с детьми их словами, использовать те образы, которые дети поймут! Учитель сам в чем-то становится как дитя - по-другому просто не получится урока! Так и здесь – для того, чтобы возвести людей в Царство Небесное, Богу надо было спуститься к людям. Чтобы быть понятым людьми, Ему надо было прожить людскую жизнь!
Папа перевел дыхание, налил себе воды в стакан, выпил ее и поставил стакан на место.
- Танюш, когда вы с мамой возвращались из магазина, было уже темно, – сказал он. – Ты заметила, каким красивым было ночное небо?
- Конечно! – воскликнула Таня. – Луна была такая большая, и звезды такие яркие!
- Царь и пророк Давид тоже замечал красоту ночного неба, - сказал папа. – В восьмом псалме есть такие слова: «Когда я взираю на небо – дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты основал, то что есть человек, что Ты помнишь его и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты умалил его перед Ангелами: славою и честью увенчал его» (Пс. 8, 4-6). Видишь, доченька – Давид удивляется, удивляется тому, что действительно стоит удивления. Вот Бог – Он так велик, так Всемгущ, что смог сотворить вселенную, луну, звезды, да и нас, людей. И при этом Он, Этот Великий Бог, помнит о нас и посещает нас! Мы ведь и малы, и беспомощны, и грешны и неблагодарны... Нет, доченька, ну на самом деле – Кто такой Бог, и кто такие мы?! Даже и сравнивать нельзя! И тем не менее, Тот, Кто Сотворил все, Тот, Кто больше всего, так ценит нас, что и помнит, и посещает, и даже Стал Одним из нас по любви к нам. Только греха у Него нет, а так – все, как у нас. Даже наши безгрешные слабости Он воспринял. Нам нужно кушать – и Он нуждается в еде. Нам нужно спать – и Он тоже спит. Мы хотим пить – и Он просит у самаритянки воды из колодца...
- Подожди, пап! – перебила папу Тоня. – Но ведь Христос творил чудеса! Удивительные, огромные чудеса! В этом Он был совсем не как обычный человек!
- Правильно, - сказал папа. – Но вот в чем дело - все эти чудеса Он делает для людей. Все – для других! Ни разу Христос не творит чудес просто для Себя!
Папа посмотрел на дочерей. Девочки молчали.
- Мы постоянно читаем Евангелие, - напомнил девочкам папа. – Вы довольно хорошо для своего возраста знаете Евангельские события. Скажите – можете ли вы припомнить хоть одно чудо, сотворенное Христом для Себя Самого?
Девочки переглянулись и неуверенно пожали плечами.
- Правильно – вы не можете припомнить такого чуда. Для Себя Христос не делает чудес. Когда Он хочет есть – он не творит для Себя скатерть-самобранку, а идет к смоковнице. Когда хочет пить – не вызывает дождь с неба, а идет к колодцу... – папа замялся, думая, какой бы еще пример привести.
- Ну вот, смотрите, - сказал он после маленькой паузы. - Вы знаете, что детство и юность Христа прошла в доме Иосифа Обручника. В Евангелии есть упоминание, что Христос в то время находился в послушании у Своей Матери и у человека, которого соседи иудеи считали отцом Господа (Лк. 2, 51). Иосиф Обручник был по профессии кто? – папа посмотрел на дочерей.
- Плотником! – уверенно ответила Таня.
- Да, плотником! – подтвердила Тоня.
- Именно плотником, - кивнул папа. - И подрастающий Господь, конечно, помогал Иосифу. В Евангелии не описано, как именно это происходило, но я уверен, что изделия из дерева Господь изготавливал не чудом, а мастерством своих рук – как обычный человек. Первое чудо Господа с плотницким делом не связано ни как – это было чудо в Кане Галилейской, когда Господь превратил воду в вино (Ин. 2, 1-11). И опять-таки – Он сделал это не для Себя, а ради того, чтобы свадьба у этих бедных людей шла веселее!
- Да, это Дева Мария Его попросила! – похвасталась своей осведомленностью Таня.
- И так на протяжении всей Его земной жизни, - продолжил папа. – Ни одного чуда для того, чтобы просто облегчить Себе жизнь! Господь не шутил, Он действительно, всерьез стал одним из нас. Более того – итог человеческой жизни Господа и Бога Иисуса Христа – это смерть на кресте. И Он умирает на кресте так, как положено умирать обычному человеку – в муках. Христос не пользуется своей Божественной силой как обезболивающим! Это удивительно, удивительно! Господь действительно прожил человеческую жизнь, ни разу не воспользовавшись Своим Божественным всемогуществом просто для того чтобы эту жизнь облегчить!
Папа вновь посмотрел на дочерей. Они молчали.
- Так вот, девочки, - сказал папа. – Когда подойдет Рождество, помните, что этот праздник – не просто елка, и всякие сладости. На Рождество мы вспоминаем тот далекий день, когда начался удивительный подвиг, в ходе которого Тот, Кто Выше всех - не возвышал, а умалял Себя, все сильнее и сильнее. Я не перестаю этому поражаться – ведь я не смог бы так сам! И я больше люблю Господа не за то, что он сотворил наш прекрасный мир, а за то, что Он ради меня и всех нас решился сойти со Своего безопасного Неба, решился прожить трудную человеческую жизнь, и даже умереть, как умирает человек.



19 января. Крещение Господне. Богоявление.


Однажды Богдан обратился к папе:
- Пап, я тут кое-что не понимаю.
- По геометрии? – спросил папа. – Опять задачу решить не можешь?
У Богдана были трудности с этим школьным предметом.
- Нет, - ответил Богдан. – Я тут читал «Первое послание апостола Петра». Мне вот что не понятно…
Богдан открыл Библию, нашел нужное место.
- «Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его, - начал Богдан. – Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его... Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились» (1 Петр. 2, 22-24).
- Тебе не понятна последняя фраза? – спросил папа. – Здесь апостол Петр напоминает, что сбылось пророчество Исайи. В 53 главе пророк Исайя говорит о будущих страданиях Мессии, Спасителя мира. И есть там такие слова: «Нет в Нем ни вида, ни величия; мы видели Его, и не было в Нем вида, который бы привлекал бы нас к Нему… Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши, и мучим за беззакония наши; наказание мира было на Нем и ранами Его мы исцелились» (Ис. 53, 2-5). Все так и было, сынок – большинство иудеев не узнали в Иисусе Христе Того, Кого они сами ждали. В Нем ведь действительно не было величия, как скажем, в земных царях, а люди ведь так падки на внешнее! И иудеи действительно думали, что убивая Христа, делают Богоугодное дело. А на самом деле он понес грехи наши и мы исцелились чрез Его крест – то есть его страданиями. Все сбылось, и Петр не устает говорить об этом.
- Я именно это и хотел уточнить, - сказал Богдан. – Вот смотри – Христос ведь не сотворил греха (1 Петр. 2, 22)?
- Не сотворил, - согласился папа.
- Как же мог вознести на Свой крест наши грехи Тот, у Кого и Своих-то грехов не было?! – воскликнул Богдан. – Когда к Христу… - он замялся, подыскивая слово, - ну… прилипли, что ли, наши грехи?
- Вот что тебя волнует, - сказал папа. – Я когда-то - то ли читал, то ли слышал объяснение, которое мне очень понравилось. Подробности я забыл – много лет прошло – но суть попытаюсь тебе передать. Скажи, сынок, сколько Евангелистов писали о детстве Иисуса Христа?
- Два, - ответил Богдан, немного подумав. – Матфей и Лука.
- А о Преображении Господнем?
- М… - Богдан замялся. – Кажется – три!
- Да, именно три, - сказал папа. – Матфей, Марк и Лука. А о воскрешении Лазаря, который пролежал в гробу несколько дней, сколько евангелистов упоминают?
- Только Иоанн, - ответил Богдан. – Другие евангелисты, наверное, не сочли этот случай таким уж важным – ведь Господь и без того сделал множество чудес.
- Правильно, - сказал папа. – Зато все без исключения евангелисты пишут о страданиях Господа, Его крестной смерти, и о Его воскресении из мертвых. И не удивительно – ведь это очень, очень важно. Но есть еще одно событие, о котором пишут все евангелисты. Это – крещение Господне в Иордане.
- Да, все писали! – согласился Богдан.
- И ведь действительно, в этот день совершилось многое, и такое великое! – сказал папа. – Тут и Христос подал пример всем нам, показывая, что крещение необходимо, и тот, кто крестится, исполняет правду (Мф. 3, 15). Тут и Иоанн указал на Иисуса Христа как на Мессию, на Агнца Божьего, Который берет на Себя грехи мира (Ин. 1, 29). Да и Богоявлением этот праздник назван ведь не зря! Явился людям Бог, более того – Свою Троичность открыл! Ведь был Сын Божий, принявший на Себя образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став, как человек (Флп. 2, 7); был Дух Святой, сходивший как голубь и ниспускался на Христа (Мф. 3, 16); был и глас от Отца, который сказал: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф. 3, 17).
- «Ибо три свидетельствует на небе: Отец, Слово и Святой Дух; и Сии три суть едино» (1 Ин. 5, 7) - сказал Богдан, который знал эти слова апостола Иоанна и любил их повторять.
- Да, - согласился папа. – Но в тот раз случилось и еще кое что. Представь себе – в Иордан один за другим входят люди, каются, и река непостижимым образом смывает их грехи. А потом в эту реку, несущую в себе всю тяжесть наших грехов, входит чистый, безгрешный Иисус. Он не имел нужды в покаянии, и потому оказался единственным, Кто вышел из воды не очистившийся от грехов, а отягощенный грехами, только не своими, а нашими! Мне кажется, что именно тогда Агнец Божий взвалил на свои плечи грехи мира!
- Пап, я все равно не все понимаю, - сказал Богдан. – Ну, те люди, которые крестились у Иоанна – это понятно. Они как-то оставили в воде свои грехи, а Господь каким-то образом их на Себя взял. Но мы-то живем после этого события! Для нас оно – что? Ничего не значит?
- Мы живем после этого события, - кивнул папа. – Вот только Бог живет вне времени. Вот смотри – в наших Храмах, над Царскими вратами, откуда выходит священник, неся чашу со Святым причастием, часто помещают икону Тайной Вечери. Там изображены апостолы, которые присутствуют на первой Литургии во вселенной. А почему в Храмах именно эта икона, сынок? А потому, что мы верим – мы тоже участвуем в той же самой Тайной Вечери! Господь живет в вечности, и поэтому на каждой литургии, в каждом православном Храме мира происходит прорыв во времени и в пространстве! Это мистерия, таинство, сынок! Господь не только апостолам протягивает Чашу со Своим Телом и Кровью, Он и нам дает ту самую Чашу!
- То есть – литургия всего одна?! – спросил, пораженно, Богдан.
- Для людей, для человеческой истории – нет, - ответил папа. – Нам кажется, что совершается множество литургий во многих Храмах мира. Но мистически, для вечности – да, одна!
Папа посмотрел на сына.
Тот молчал – услышанное требовало осознания.
- А теперь я кое-что скажу тебе о воде, - сказал папа. – Есть такая штука – круговорот воды в природе.
- Да, я знаю! – сказал Богдан. – Это когда идет дождь, а потом вода становится паром и опять поднимается к облакам…
- Да, - папа жестом остановил сына. – Были ученые, которые писали об этом круговороте. Они утверждали, что молекулы воды на земле так перемешаны, что в каждой чашке кофе, которое мы пьем по утрам, есть хотя бы одна молекула воды, которая в тот великий день касалась Тела Христа, когда Он заходил в Иордан!
- Да?! – изумился Богдан.
- Так утверждают ученые, - сказал папа. – И если они правы, значит и в каждой купели, в которой крестится христианин во имя Отца и Сына и Святого Духа есть хоть одна молекула воды, которая касалась Христа в Иордане. А поскольку Христос, как Бог, живет вне времени…
- То Он в Иордане взял на Себя грехи и нас, современных людей! – воскликнул Богдан.
- Да, сынок, - кивнул папа. – Дивны дела Господни, и рассуждать о таинственном не легко. Но мне кажется, что я не ошибусь, если скажу, что тогда, в Иордане, Господь взял на себя всю греховную поврежденность нашей человеческой природы. Именно поэтому Он смог потом вознести эту греховную поврежденность и пригвоздить ее к своему Кресту. Именно поэтому отец греха – дьявол – так боится Креста!
- Не зря о Крещении Господнем написали все четыре евангелиста! – сказал, пораженно, Богдан.
- Не зря! – согласился папа.



15 февраля. Сретенье Господне.
16 февраля. Семеона Богоприимца и Анны пророчицы.



В этот день Таня, Тоня и Богдан играли на улице – катались на санках, кидали друг в друга снежки, весело смеялись.
- Хорошее время года – зима! – сказала Тоня. – Веселое. Жаль, что скоро кончится!
- Да, - кивнула Таня. – Даже праздник такой есть – сретение. Это когда зима с весной встречается! Это мне Вася в школе рассказал.
- Глупости! – сказал Богдан. – Мы на воскресной школе учили, что сретение – это празднование встречи Иисуса Христа, которого маленьким принесли в Иерусалимский Храм, со старцем Симеоном! (Лк. 2, 22-35). Симеон тогда взял Младенца Христа на руки и сказал: «Ныне отпущаеши раба твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром: яко видесте очи мои спасение Твое, еже еси уготовал пред лицем всех людей, свет во откровение языков и славу людей Твоих Израиля». Это – на церковно-славянском языке. Ну, помните – есть такая молитва? Ее в Храме по субботам на вечерней службе читают? А еще там была какая-то Анна, она что-то тоже говорила в тот день, только я не помню, что именно…
- И я не помню! – сказала Таня. – Давайте еще поиграем в снежки!
Но Тоня покачала головой.
- Богдан, а почему эта встреча – праздник? Я понимаю – Рождество, день рождения Христа. А здесь – ну, встретились, ну и что?!
Ответить на этот вопрос Богдан не смог, и дети отправились за ответом к папе.
Папа рассмеялся, услышав принесенную Таней из школы версию о сретении, как о встрече зимы и весны.
- Если бы мы жили в более теплой стране, скажем, в Тунисе или в Италии, тогда так еще можно было бы подумать, - сказал он. – Но у нас 15 февраля частенько бывает 20 градусов мороза, так что ни о какой весне еще и речи не идет! Да и вообще - Церковь празднует события гораздо более важные, чем обычная смена времен года. Сретение – это очень важный праздник, в нем глубокий смысл.
- Какой? – спросила Таня.
- Есть предание, что Симеон был одним из тех семидесяти старцев, которые перевели Ветхозаветные книги Священного Писания на древнегреческий язык, - начал папа. - Сделано это было при царе Пталомее более чем за 200 лет до Рождества Христова. То есть на момент встречи с Господом Симеону было очень, очень много лет! То же предание говорит, что такая долгая жизнь была дана Симеону не зря – ему было обещано Господом, что он не умрет, пока не увидит Христа. Как, наверное, Симеон ждал этой встречи, сколько молитв он вознес к Господу за эти долгие годы!.. И вот – эта встреча наступила! Поэтому и праздник в честь этого события называется «Сретением» - то есть – встречей. В девятнадцатом веке святитель Феофан Затворник писал об этом: «В лице Симеона весь Ветхий Завет, неискупленное человечество, с миром отходит в вечность, уступая место христианству», - сказал папа. – Задачей ветхозаветного закона было подготовить народ израильский к встрече со Христом, чтобы потом этот народ (или хотя бы – лучшая часть его!) стал Христианской Церковью, и разнес Евангельскую весть по всему миру. И вот – мир дождался своего Спасителя. Симеон – это как бы воплощение всех ветхозаветных праведников. Они ведь всякими были, эти праведники. Были известные, великие, как, например, царь Давид или пророк Илия, а были и малые – просто обычные ничем не примечательные люди. Все они любили Бога, все старались Ему угодить, но, в то же время, прекрасно понимали, что не они спасут мир от греха и смерти – это может сделать только Бог и никто другой. И они дождались обещанного Спасения! Я даже так сразу и не скажу, с чем бы это можно было сравнить...
Папа задумался.
- Это как будто ты долго ждал на вокзале поезда, и вот, наконец, он пришел, да? – предположил Богдан.
- Это не совсем точно, - сказал папа. – Ну, вот представь – если бы вы все втроем сильно заболели, а мы с мамой вызвали бы врача. Пока врач не пришел, мы бы поили вас чаем с малиной, сбивали бы вам температуру, то есть как-то помогали, но знали бы точно – сами мы вас не вылечим. И вот, наконец – пришел врач, он дает вам нужные лекарства... Вы еще больны, но у нас – радость, ведь теперь мы с мамой знаем точно - вы поправитесь, а мы сделали все, что могли, и теперь можем спокойно отдохнуть! Теперь тебе понятно, почему Симеон радовался, и почему этот день – праздник?
- Понятно, - ответила Таня.
- Вообще – сретение, то есть «встреча» - едва ли не самое важное в нашей жизни, - продолжил папа. – Вот человек понял, что он не один во вселенной, что есть Творец - Бог. Человек начинает искать этого Бога, а Бог в это время зовет человека к себе – то ли каким-то чудом, то ли чьим-то словом... Если человек услышит этот зов – произойдет сретение, встреча его и Бога, и это изменит всю жизнь этого человека. Или вот - два человека увидели друг друга, заговорили – это тоже встреча. Нужно понимать, что эта встреча не случайна – это Бог свел вместе этих людей. Каждый из них как-то повлияет на другого, изменит его. Если встретит, как и должен – с любовью, то изменит в лучшую сторону, если же с ненавистью, завистью, презрением – то в худшую, искалечит его... Поэтому мы должны быть бережны, и стараться не калечить того, кого встретили по воле Божьей...
- Как стараться? – спросила тихо Таня. – Это трудно, наверное.
- Не трудно, - ответил папа. – Нужно просто стараться любить того, кого встретишь, как самого себя.
- Это трудно, - сказал убежденно Богдан.
Папа пожал плечами.
- Для того и существует весь строй христианской жизни – и молитвы, и посты, и заповеди, чтобы воспитать в себе любовь к Богу и к ближнему, - сказал он. – Если всерьез стараться быть христианином, то со временем это обязательно получится.
- И произойдет настоящая встреча с Богом, - сказал Богдан.
- И с ближним, - сказал папа.
- Пап, а ведь Деву Марию, Иосифа и Младенца Христа тогда встретил в Храме не только Симеон, - сказал Богдан. – Там булла еще какая-то женщина – Анна. Кем она была?
- Писание называет ее пророчицей (Лк. 2, 38), - вступила в разговор мама. – Ей было 84 года, и она была вдовой. Овдовела она очень, очень давно – евангелист Лука говорит, что Анна прожила со своим мужем всего 7 лет, а потом овдовела. Наверное, эта женщина очень любила своего покойного супруга и мысль о том, чтобы выйти замуж вторично, была ей противна... Она не отходила от Храма, служила Богу постом и молитвой день и ночь – то есть вся жизнь этой женщины была непрестанным богослужением.
- Удивительно! – сказала Тоня.
- Да, удивительно! – подтвердила мама. – Сама подумай, какие чистые сердца были у этих двух стариков – ведь они столько молились, а молитва очищает человека! А помнишь слова Господа: «Блажены чистые сердцем, ибо они Бога узрят»? (Мф. 5, 8). На примере этих людей видно, как сбывается это слово Господа. Они видели всего лишь малюсенького Младенца, еще не сотворившего никаких чудес, но их чистое сердце помогло им узнать в этом Младенце Воплотившегося Бога. А фарисеи не узнали Христа, хоть и были свидетелями многих чудес. А почему не узнали? Потому, что сердца их чистыми не были. Увы... Грех не позволил им узнать Мессию, не смотря на то, что они сами этого Мессию ждали!
- Мам, а этих людей – Симеона и Анну – считают святыми? – спросила Тоня.
- Конечно, - кивнула мама. – Кого же считать святыми, как не этих людей с чистейшими сердцами? Само Сретение Господне празднуют 15 февраля, а тех, кто был участником этих событий – то есть Симеона Богоприимца и Анну пророчицу – поминают на следующий день – 16 февраля.
- Как бы я хотела быть такой как они! – сказала Тоня мечтательно. – Пусть не сейчас, а хотя бы – в старости!
- Это было бы здорово! - сказала мама. – Только для этого начинать христианскую жизнь надо сейчас! И тогда, в старости, а может, даже и раньше, ты пожнешь плоды чистой христианской жизни.



28 февраля. Онисима, апостола от семидесяти.
3 марта. Филимона, апостола от семидесяти.



Однажды Богдан листал православный календарь, а потом спросил папу:
- Пап, а тут празднуется память апостола Онисима. Это кто такой был? Я что-то не помню такого апостола.
- Онисим – апостол от семидесяти, - сказал папа. – Его крестил апостол Павел. Онисим потом стал епископом.
Богдан некоторое время обдумывал ответ отца, а потом сказал с недоумением:
- Пап, я что-то не понял! Господь послал на проповедь семьдесят учеников – об этом написано в Евангелии от Луки.
- В десятой главе (Лк. 10, 1-2), - подсказал папа.
- Да, - согласился Богдан и продолжил: - Среди этих семидесяти – что были некрещеные?! Иначе как получается, что Онисима крестил апостол Павел, который сам стал христианином гораздо позже событий, описанных у Луки в этой десятой главе?
Папа улыбнулся.
- Это я виноват, что тебя запутал, - сказал он. – Имена всех 70-ти апостолов, которых упоминает евангелист Лука в десятой главе, история не сохранила. Из них мы помним лишь самого Луку, Клеопу…
- Это ему явился Господь на пути в Эммаус (Лк. 24, 13-33)? – уточнил Богдан.
- Да – ему и Луке, - согласился папа, а потом продолжил: - Потом мы помним евангелиста Марка, еще - Матфия, который занял место предателя Иуды в числе двенадцати апостолов (Деян. 1, 15-26). А еще - Иосифа, называемого Варсавою (Деян. 1, 23), да, наверное, семь дьяконов, о которых упоминается в книге «Деяний святых апостолов» - Стефана, Филиппа, Прохора, Никанора, Тимона, Пармена и Николая Антиохийца (Деян. 6, 5). Имена других апостолов из семидесяти, посланных на проповедь Самим Господом, забылись. Это не страшно – главное, что Господь знает их всех и воздаст им за их многие труды! Позже, веке то ли в пятом, то ли в шестом, в православный месяцеслов вошел список людей, которых принято называть «апостолами из семидесяти». В него вошло много учеников апостола Павла, в том числе и Онисим. Да, некоторые из этих людей не встречались с Господом Иисусом Христом во время Его земной жизни. Но они были миссионерами, очень много потрудились ради распространения христианства, и поэтому Церковь включила их в число 70-ти, как людей, которые продолжили дело проповеди, которое Господь поручил Своим первым ученикам.
- Теперь понятно, - сказал Богдан.
- История – сложная, но полезная штука, - сказал папа. – Мы, православные христиане, обязаны хорошо знать Святое Писание! Но и историю христианства последующих веков – второго, третьего, пятого, двадцатого – мы тоже не должны забывать. Не проходи мимо книг Василия Болотова, Александра Шмемана или Александра Дворкина по истории Церкви, сынок!
- Хорошо, - кивнул Богдан. – А кем все-таки он был, этот апостол Онисим?
- Во многом благодаря Онисиму в Библии появилась одна из самых маленьких по объему книг Писания – «Послание святого апостола Павла к Филимону», - сказал папа. - Началась эта история с того, что в городе Колоссы жил Филимон - он был человеком богатым, возможно, даже знатным. Точно известно, что у него были рабы. Одним из этих рабов и был Онисим, который от Филимона сбежал. Из послания апостола Павла можно понять, что Онисим причинил Филимону какой-то ущерб (Флм. 1, 18). То ли вазу ценную разбил, то ли деньги украл, то ли кто-то другой украл, а Онисима обвинили… В общем – у Филимона были основания на него обижаться, а у Онисима были основания бояться гнева своего господина. Времена были суровые, с рабами особенно не считались, так что Онисим мог быть наказан очень жестко!
- М-м-да… Ситуация! – протянул Богдан.
- Но вот в чем дело, - продолжил папа. – Филимон стал христианином, и обратил его апостол Павел (Флм. 1, 19). Было это до бегства Онисима или позже – я не знаю. Но знаю, что христианином Филимон стал очень пламенным, и Павел радовался и благодарил за это Господа (Флм. 1, 1-7). Между тем, апостол Павел обходил с христианской проповедью города Римской империи, и за свою проповедь был заключен в тюрьму. Там он встретился с Онисимом. Попал Онисим в тюрьму как беглый раб, или совершил еще какой-нибудь проступок – мне не известно. Но знакомство с апостолом Павлом очень повлияло на этого человека! И Онисим - человек сомнительной нравственности - становится христианином! Хорошим христианином! Апостол Павел сообщает Филимону, что Онисим очень изменился, «был некогда негоден для тебя, а теперь годен тебе и мне; и я возвращаю его» (Флм. 1, 11).
- Что значит – «я возвращаю его»? – не понял Богдан.
- Видимо Онисима должны были вот-вот освободить, и Павел решил не оставлять его в Риме (Флм. 1, 13), а отправить к бывшему господину. Быть может, это письмо, которое теперь называется «Посланием к Филимону», сам Онисим в Колоссы и отнес.
- Зачем?!
- Апостол Павел хотел, чтобы Онисим и Филимон помирились, - сказал папа. – Ты пойми, сынок – это здесь, в этой жизни, есть люди более высокого и более низкого социального положения; тогда это называлось словами «раб» и «господин». Но для Царства Небесного и Филимон и Онисим – просто люди, поссорившиеся люди. Ну, представь себе – они оба христиане; вот они проживут столько-то уготованных Господом лет, потом умрут, надеясь на обитель в Небесном Граде Иерусалиме (Откр. гл. 21). Но как они там будут жить-то?! Ведь они еще не изжили свою неприязнь друг к другу, а какая может быть неприязнь в Царстве Небесном?! Они ведь не примирились между собой, а ведь не зря сказано Самим Господом - «что свяжите на земле, то будет связано на небе» (Мф. 18, 18). А вот другие слова Господа Иисуса Христа: «Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу» (Мф. 5, 15). Вообще-то святые отцы говорили, что здесь под «соперником» имеется ввиду твоя совесть, которая может обличить тебя на Суде Божьем. А примириться с ней – это значит покаяться в грехах и после покаяния постараться жить праведно. Но и для отношений между людьми эта фраза Господа подходит! Обрати внимания на слова «мирись с соперником, пока ты еще на пути». То есть, сынок – мы должны постараться помириться с теми, с кем вышла ссора, пока мы еще живы! А поскольку мы не знаем, сколько проживем, то и мириться должны как можно скорее! Это не всегда получается, но приложить для этого усилия – наша христианская обязанность!
- То есть и Онисим с Филимоном должны были помириться, пока они еще здесь, на земле? – уточнил Богдан. – Чтобы из-за этой ссоры не оказаться «в темнице» - то есть вне Небесного Града Иерусалима?
- Да, сынок, - сказал папа. – Мне кажется, апостол Павел не хотел, чтобы души этих людей, которых он любил, были отягощены ссорой в тот момент, когда они будут возноситься на небо! Но здесь есть еще одна тонкость – на пути этого примирения стоит не только личная неприязнь, но и социальные условности! Ведь Филимон - господин, а Онисим – раб. Им трудно сквозь эти социальные маски увидеть друг в друге просто людей! Так тебя, сынок, трудно видеть просто человека в суровом директоре школы!
- Трудно, - согласился Богдан, который директора побаивался.
- С другой стороны – оба они приняли христианство чрез апостола Павла, а Павел считал таких людей своими сыновьями, – продолжил папа. – Не говоря уже о том, что все верующие христиане – братья и сестры во Христе! Очевидно, что апостол Павел хотел, чтобы Филимон стал выше социальных условностей, которые тогда были очень сильны в Римской Империи, но ничего не значат для Господа и не должны быть преградой в братской любви к ближнему! Павел хотел, чтобы Филимон не просто простил Онисима, а принял его «не как раба, но выше раба, брата возлюбленного… в Господе» (Флм. 1, 16). И если Филимон имеет к Онисиму какие-то денежные претензии, то Павел обещает все уплатить из своих денег (Флм. 1, 19).
- И что было дальше? – спросил, заинтересованно, Богдан. – Наверное, Филимон послушался – все-таки не кто-нибудь, а сам Павел просил?! И денег с Павла, наверное, не взял!
- Про деньги не знаю, - сказал папа. – Но согласно Церковному Преданию, Филимон и Онисим преодолели взаимную вражду, помирились. Онисим преодолел страх перед своим бывшим господином, а Филимон преодолел социальные условности, и принял бывшего раба, как брата. Он дал Онисиму вольную, и тот возвратился к апостолу Павлу и помогал ему в миссионерских трудах. В последствие он стал епископом города Византий, того самого города, который спустя несколько веков станет Константинополем. А еще, когда святого Игнатия Богоносца вели в Рим на казнь, к нему вышел епископ Ефеский Онисим с некоторыми христианами. Об этом упоминает сам Игнатий в своем письме к ефесянам. Возможно, что это тот же Онисим, ученик апостола Павла. Нет ничего удивительного для тех времен, чтобы человек побыл сначала епископом в городе Византий, а потом стал епископом в Ефесе! Так же мы знаем, что Онисим, оставаясь верным Господу и Богу Иисусу Христу до конца дней, умер мучеником. По преданию, случилось это около 109 года. А десятилетиями раньше, во времена Нерона в Колоссах мученически окончил свой жизненный путь верный Господу Иисусу христианин, друг и брат Онисима, его бывший хозяин, Филимон. В последствие, за великие миссионерские труды, за то, что они были настоящими деятелями на жатве Господней (Лк. 10, 1-2) оба этих учеников апостола Павла были включены в список апостолов от семидесяти.
- Святые Онисим и Филимон, молите Бога о нас! – сказал Богдан.



8 марта. Священномученника Поликарпа Смирнского.


Однажды вечером папа вслух читал «Евангелие от Иоанна», а вся семья слушала.
- «Симон Петр сказал Ему: Господи! Куда Ты идешь? Иисус отвечал ему: Куда Я иду, ты не можешь теперь за Мной идти, а после пойдешь за Мною. Петр сказал Ему: Господи! Почему я не могу идти за Тобою теперь? Я душу мою положу за тебя. Иисус отвечал ему: Душу твою за Меня положишь? Истинно, истинно говорю тебе: не пропоет петух, как ты отречешься от Меня трижды» (Ин. 13 36-38).
Папа отложил Библию, вздохнул и грустно посмотрел на детей.
- Знаете, мне всегда было жаль апостола Петра, - сказал он. – Представьте – он ведь был очень мужественным человеком, человеком крепкой веры. Не зря ведь Сам Господь назвал его Петром, то есть – Камнем (Мф. 16, 18)! Но всего человеческого мужества, всей человеческой крепости не хватило Петру для того, чтобы не отречься в ту страшную ночь! Это потому, что он тогда поверил себе, а не Господу!
- Как это? – не поняла Тоня.
- Петр, наверное, знал о себе, что он – не трус, - ответил папа. – И поэтому понадеялся на собственную храбрость. Но дело в том, что для мученичества за веру не достаточно просто человеческой храбрости! Нужна помощь Господа! По сути, любой подвиг христианин совершает не сам, а с помощью Божьей. Решил человек помогать нищим – трудится во всю, а Господь ему помогает, иначе не получится ничего! Решил человек стать монахом – опять-таки нужно много трудиться над собой, но и помощь Господа нужна! «Без Меня не можете делать ничего» - сказал Господь своим ученикам (Ин. 15, 5). Петру стоило об этом помнить! Господь ведь ясно сказал Петру, что тот повторит Его мученический подвиг, но не сейчас, а - потом! И действительно – пройдет 30 лет и апостол Петр будет распят в Риме во время гонений на христиан при императоре Нероне. Но в ту страшную ночь, в ночь ареста Христа, Петру было еще не время идти на крест! Но он напрашивался, он перечил Господу, и Господь не стал ему помогать. И всей человеческой крепости Петра не хватило – в ту ночь он действительно трижды отрекся от Учителя и Господа, которого любил всем сердцем! И мне постоянно становится жаль этого апостола, когда я вспоминаю об этом случае!
- Мне тоже жаль его! – отозвалась Тоня.
- Знаете, скоро 8 марта, - сказал папа. – Так вот – в этот день Церковь празднует память священномученика Поликарпа Смирнского. Этот святой пострадал как христианин во втором веке – точнее говоря в 156 году, и его смерть является образцом того, как должен вести себя христианин, если Господь уготовал ему мученическую смерть.
- Расскажи, папа! – попросил Богдан.
- Прежде всего, скажу несколько слов о том, кем был этот человек, - сказал папа. – Поликарп Смирнский был учеником Иоанна Богослова. Именно апостол Иоанн Богослов поставил Поликарпа в епископы города Смирна. Поликарп был хорошим епископом. По словам Иеронима, Поликарп был «вождем всей Азии» в христианстве. К тому же, он был еще и христианским писателем. До нас дошло его «Послание к Филиппийцам». Интересно то, что в нем Поликарп указывает на необходимость молиться за людей, обличенных властью. В те времена за саму принадлежность к христианству людей казнили, но христиане все равно молились за людей, которые отдавал приказы о гонениях. Это мне вполне понятно – ведь Сам Господь велел нам любить не только друзей, но и врагов своих (Мф. 5, 43-48)!
- Пап, ты обещал рассказать о мученической смерти святого Поликарпа! - напомнила нетерпеливая Таня.
- Так я и рассказываю, - сказал папа. – Поликарп Смирнский был казнен во время очередных гонений на христиан, которые волнами прокатывались по Римской империи во втором веке. Эта история нам хорошо известна. Сохранились не только свидетельства историков Церкви об этом событии. Сохранились акты – особые документы, в которых приводилось решение римских властей об осуждении на смерть того или иного христианина. Акты по делу Поликарпа Смирнского – это самые ранние, дошедшие до нас, акты.
Так вот - в 156 году Поликарпу исполнилось 86 лет. Он был не только настоящим христианином, но и очень мудрым человеком. Он выбрал правильную линию поведения – не отказываться от мученичества, но и не напрашиваться на него. Если человек поступает так, то он не своевольничает, а оставляет именно Господу право решать - сподобить его на такой подвиг, или нет. В этом случае мученичество будет именно волей Божьей, и значит Господь обязательно поможет человеку претерпеть муки так, как подобает христианину! И печальная история с апостолом Петром не повторится!..
Судите сами – когда до Смирны докатились гонения на христиан, толпа язычников стала требовать смерти Поликарпа. Христиане убедили любимого епископа укрыться в убежище. Поликарп в убежище пошел, но убежище было таким, что тот, кто хотел, мог легко там его найти!
- Зачем такие сложности? – не понял Богдан.
- Дело вот в чем, - ответил папа. – Римские чиновники ведь были людьми разными. Одни вполне поддерживали гонения, а другие совсем не горели желанием убивать христиан, которые не делали никому зла! Поэтому, удалившись в убежище, Поликарп дал возможность римским чиновникам сказать разгоряченной толпе: «Мы искали Поликарпа, но не нашли», и так не стать убийцами. Но римские солдаты на самом деле хотели найти Поликарпа и искали его тщательно! Узнав об этом, Поликарп сам вышел на встречу к сыщикам. Он радушно, доброжелательно встретил этих людей, пригласил их на ужин, и попросил дать ему время для молитвы. Солдаты согласились. Поликарп молился два часа, а затем, уже под утро, его на осле повезли в Смирну. По пути им встретились чиновники, которые стали убеждать Поликарпа принести жертву перед идолом, и тем спасти себе жизнь. Святой отказался это сделать. Тогда чиновники начали избивать его, повредили ему ногу. Но и это не поколебало старого епископа в его решении пойти на муки, но не отрекаться от Господа.
Была Великая Суббота, когда Поликарпа привезли на цирковую арену. Народ стал вопить от ненависти. Проконсул начал допрос. Надо сказать, что этот человек был не против отпустить Поликарпа - «Поклянись гением кесаря (то есть – признай божественность римского императора), похули Христа и можешь быть свободен». Но Поликарп отвечал: «86 лет я служу Христу и не претерпел от Него никакой обиды. Как же я могу похулить Царя моего, Который меня спас!». Проконсул продолжал увещевать епископа, но тот был тверд, и смело исповедовал себя христианином, хотя в то время за слова: «я христианин» человека казнили. Потом проконсул начал пугать Поликарпа тем, что отдаст его на съедение хищным зверям или сожжет на костре. «Что медлишь? Делай то, что тебе угодно» - ответил на это Поликарп.
После этих слов проконсул объявил, что Поликарп признал себя христианином. Поликарпа приговорили к сожжению. Когда костер был готов, епископ сам разделся и сам снял с себя обувь. Его хотели пригвоздить к столбу, но он попросил этого не делать. «Оставьте меня так, - сказал Поликарп – Тот, Кто дает мне силу терпеть огонь, даст мне силу и без гвоздей остаться на костре неподвижным». После этого он произнес короткую молитву к Богу, где благодарил Его за то, что Тот удостоил его мученичества.
После этого зажгли огонь. Но пламя образовало дугу и не повредило святому. Тогда Поликарп был заколот мечом, а тело его сожжено.
Папа вздохнул и перевел дух. Вся семья молчала.
- Знаете, - сказал папа. – За те века, что существует христианство, гонения на христиан повторялись неоднократно. Еще живы люди, которые застали страшные гонения на христиан в СССР. И только Господь знает, не предстоит ли пережить новую волну гонений нам, вам, или вашим детям. Но те, кто будет христианином в эти часы, должны помнить о мученической кончине святого Поликарпа Смирнского! Это - образец и мужества, и доверия к Господу, образец не только твердости, но и настоящего смирения! А сейчас давайте помолимся этому святому, чтобы он упросил Господа дать нам всем такое мужество и такую мудрость, которые были у него самого! Священномученик Поликарп Смирнский – моли Бога о нас!



Первое воскресение Великого поста. Праздник Торжества Православия.



В тот день Богдан листал церковный календарь.
- О, пап! – сказал он отцу. – Какое странное название у праздника – Торжество Православия! Празднуется в первое воскресение Великого поста.
- А что странного? – не понял папа.
- Торжество Православия – это Пасха! – сказал убежденного Богдан. - Христос ведь воскрес! А значит – христианство и так восторжествовало над всеми другими религиями!
- Воскресение Христово действительно доказывает, что именно христианство и есть правильная, истинная религия, - сказал папа. – Но праздник Торжества Православия установлен в честь торжества не над другими религиями, а в честь торжества над ересями! Вот ведь какая штука, сынок – еретики тоже называли себя христианами! Праздник Торжества Православия установлен в честь того, что православие - есть более полное, более правильное, более истинное христианство, чем «христианство» ариан, «христианство» несториан, «христианство» иконоборцев. Понятно, сынок?
- Понятно, - сказал Богдан, но по его тону папа понял, что объяснил сыну не все.
- Сынок, у тебя есть любимая фраза в Библии? – спросил он. – Какое-то любимое предложение?
- Я всю Библию люблю, - сказал Богдан неуверенно.
- Так не бывает, - сказал папа. – Вся Библия очень ценна для нас, но все мы разные, и потому какие-то слова Писания радуют нас, а какие-то оставляют равнодушными. Вот, к примеру, - папа открыл Библию. – Открываем книгу «Паралипоменон». Это – хроники, очень нужные для понимания других мест Писания, но, как любые хроники, не слишком интересные. «В Гаваоне жили: отец гаваонитян, имя жены его Маха, - начал читать папа. – И сын его, первенец Авдон, за ним Цур, Кис, Ваал, Наддав, Гедор…» (1 Пар. 8, 29-30).
- Ладно, я понял! – оборвал папу Богдан. – Конечно, хроники не очень интересны. Я больше всего люблю слова Господа, которыми заканчивается Евангелие от Матфея.
- «И се, Я с вами во все дни до скончания века!» (Мф. 28, 20) - сказал папа по памяти. – Хорошие слова, и они означают, что Господь не бывает неверным нам, не смотря на то, что мы, люди, частенько оказываемся неверны Ему! Господь никогда не бросит нас, Своих учеников, Свою Церковь! Но я больше всего люблю слова из «Первого послания к Тимофею»: «И беспрекословно – великая благочестия тайна: Бог явился во плоти» (1 Тим. 3, 16). На мой взгляд, это – самая радостная весть Писания – Тот, Кто Сотворил нас, стал Человеком, стал одним из нас, чтобы мы могли в вечности быть с Ним! И ты знаешь, все ереси, все секты родились, когда люди пытались поставить под сомнение именно это, именно факт того, что Бог действительно Стал Человеком!
- Все? – уточнил Богдан.
Папа улыбнулся.
- Ну, это я, пожалуй, преувеличил, - сказал он. – Были секты, родившиеся на библейской почве, но тайна Боговоплощения им была не очень интересна. Например, веке то ли в 18-м, то ли в 19-м в России появилась секта «прыгунов». Они на своих «богослужениях» прыгали и плясали, а не молились, как молимся мы. На изумленный вопрос, зачем они это делают, «прыгуны» отвечали, что царь Давид плясал перед Ковчегом Завета и Бог не вменил ему это во грех. Насколько мне известно, «прыгуны» трактатов о Боговоплощении Христа не писали – ни правильных, ни еретических.
- А Давид действительно плясал перед Ковчегом Завета? – уточнил Богдан.
- Да, был такой случай (2 Цар. 6, 16), - сказал папа. – И Господь действительно не вменил этого Давиду во грех. Наверное, для «прыгунов» этот факт значил больше, чем для тебя и для меня, но, все-таки, это не основание, чтобы провозглашать новую религию!
- А что было с этими «прыгунами» дальше? – спросил Богдан.
- То, что и с большинством сект – попрыгали немного, да и сгинули. И только книги по истории Церкви хранят память о них, - сказал папа. – Но я, собственно, не о «прыгунах» говорить хотел. Все серьезные, значимые, «большие» ереси, которые потрясали церковную жизнь – все они нападали именно на тайну Боговоплощения, сынок. Для них почему-то было не приемлемо то, что Бог стал Человеком на самом деле! Поэтому некоторые еретики утверждали, что Христос – не Бог, ну, или – не совсем Бог.
- Как это – не совсем Бог? – не понял Богдан.
- Я и сам это не очень понимаю, - сказал папа. – Но так утверждали еретики ариане. Они говорили, что Христос «подобносущен» Отцу – то есть просто похож. Но на Первом и Втором Вселенских Соборах Церковь отвергла такую идею! Апостолы считали Христа Истинным Богом (1 Ин. 5, 20; Рим. 9, 5; Ин. 1, 1; Ин. 10, 30 и многое другое), значит - и мы, их последователи, должны относиться ко Христу как к Истинному Богу, а не просто «похожему»! Потом, сынок, было много других ересей, которые утверждали, что Христос – да, Бог, но не Человек! Или – не совсем Человек!
- Как это – не человек? – не понял Богдан. – А кто тогда? И как это – «не совсем человек»?
- Еретики первого века «докеты» говорили, что Христос не стал Человеком, а просто казался человеком, - ответил папа. - Само название «докеты» происходит от греческого «докео» - «кажусь». Это было еще во времена апостолов, и апостолы в своих посланиях много писали о том, что Христос – действительно Человек, истинный Человек! Потом докеты сгинули в веках, но новые ереси все появлялись и появлялись. Одни еретики говорили, что у Христа нет человеческого ума (а есть только Божественный ум), другие – что у Него нет человеческой воли (а есть только воля Божественная). Но Церковь отвергала эти попытки умалить человечность во Христе! Собор за Собором утверждали вновь и вновь – Христос Истинный Бог и Истинный Человек, Во всем Бог и во всем Человек. У Него есть все, что и у нас, других людей. Нет во Христе только греха (1 Петр. 2, 22).
- Это долго продолжалось? – спросил Богдан. – Я имею ввиду, эти споры?
- Несколько веков, - сказал папа. – Последней крупной ересью была ересь иконоборцев, которая терзала Церковь в восьмом веке. Но Православие восторжествовало и здесь – отцы Церкви того времени обосновали и доказали – если Бог действительно стал Человеком и действительно имел человеческое Тело, то это Тело можно изображать на иконах! В ветхозаветные времена был запрет на изображения, и он был понятен. Тогда Господь еще не облекся в человеческую плоть, а где нет плоти, там и изображение невозможно! Что не нарисуй – все равно ошибешься! Но в Новозаветные времена все стало по другому. Человеческую плоть Христа видели тысячи людей, и потому ее можно изображать без ошибок!
- Да, конечно, - согласился Богдан.
- Победой над иконоборцами завершилась эпоха Вселенских Соборов, - сказал папа. – Православие доказало свою правоту. После завершения Седьмого Вселенского Собора, 18 февраля 843 года, состоялось особое торжество. Патриарх Константинопольский Мефодий установил праздничное Богослужение – так появился особый чин, который и называют «Чин Торжества Православия». Мы празднуем победу Православия над ересями и расколами, сынок! По сути, мы празднуем то, что правильное, православное, апостольское понимание христианства восторжествовало над ложными пониманиями!
- Пап, а о чем принято молиться в этот день? – спросил Богдан. – Чтобы все люди стали православными?
- Это хорошая молитва, сынок, - сказал папа. – Но не нужно забывать и о том, что и древние еретики были людьми, и они по своему любили Христа, просто они сбились с пути. Нужно молить Господа, чтобы Он не допустил и нам сбиться с пути так же, как сбились те бедняги! Есть еретики и сейчас, сынок! Например – иеговисты, которые напоминают древних ариан. Как видишь – люди и сейчас сбиваются с пути… Нужно молиться о их обращении в Православие, а так же о том, чтобы и нас, слабых и грешных, не постигла похожая беда! Нужно просить Господа даровать нам самим правильное понимание Православия, и правильную жизнь, достойную Церкви Христовой! В общем, сынок, - главное, чтобы Православие восторжествовало в каждом из нас!




7 апреля. Благовещение.
12 апреля. Сретение Пресвятой Богородицы и прав. Елисаветы, матери св. Иоанна Предтечи.


Однажды Богдан сказал папе:
- Знаешь, сегодня мой одноклассник, Андрей - я тебе рассказывал о нем - сказал, что мы, православные не правы в том, что почитаем Деву Марию, Пресвятую Богородицу.
- Андрей – это мальчик из семьи баптистов? – уточнил папа.
- Да, - кивнул Богдан. – Он сказал, что мы почитаем Деву Марию какой-то богиней, и что этого Бог не велел, а люди сами выдумали. Я, честно говоря, растерялся.
- Бывает, - сказал папа. – Я сам иногда теряюсь, когда слышу подобную глупость. Конечно, мы не почитаем Деву Марию богиней! Выдумают же такое... Достаточно посмотреть наш Символ Веры. В нем говорится о тайнах Триединства Божества, о Воплощении Господа и Бога Иисуса Христа, но там нет указаний на божественность Девы Марии. Там сказано, что Истинный Бог Иисус Христос воплотился от Девы Марии – то есть через нее Господь получил Свое Человеческое тело. Для тех, кто умеет думать, ясно, что Дева Мария была человеком кристальной чистоты – ведь иначе она просто не вынесла бы столь близкого контакта с Господом...
- Пап, почему? – не понял Богдан.
- О Господе в Писании сказано много, - ответил папа. – Есть и такие слова: «Бог наш есть огнь поядающий» (Евр. 12, 29). Что именно горит огнем при соприкосновении с Богом, сынок? Грех горит! Потому, что именно наши грехи отделяют нас от Бога. Потому, что именно грех – это то, что в нас не от Господа. А теперь – смотри, сынок. Перед Рождеством Христовым Дева Мария носила в себе растущее Тело Божественного Младенца положенные 9 месяцев. И в Евангелии нет ни слова о том, что она от этого страдала! Это – свидетельство ее огромной, невиданной чистоты! Только очень, очень чистый человек мог быть так близок к Господу, который есть «огнь поядяющий» и не потерпеть от этого никакого вреда. Она – человек огромной, огромной святости, и мы почитаем ее превыше Ангелов - «честнейшей Херувим и славнейшей, без сравнения, Серафим». Но быть выше Ангелов и быть Богом – это все-таки не одно и то же! В Православном христианстве нет, и не было учения о том, что Дева Мария - богиня. Тот, кто это придумал, просто клевещет на нас! Кстати, «Евангелие от Луки» сохранило слова самой Девы Марии, где она называет Бога своим Спасителем (Лк. 1, 47). Это означает, что и ей самой нужно спасение, а спасение – это то, в чем нуждаемся мы, люди, но не Бог. Так что твой друг баптист клевещет на православных. Мы считаем Пресвятую Богородицу не богиней, а человеком. Скорее всего – это самая святая женщина всех времен, но, тем не менее – просто человек.
- Да мне-то это понятно, - сказал Богдан. – Просто Андрею не понятно, почему мы ее так почитаем, если она – просто человек.
Папа усмехнулся.
- Удивительно то, что баптисты, вроде бы каждый день читающие Писание, не замечают простой вещи – почитание Девы Марии было положено Духом Святым – то есть Самим Богом! – сказал он.
- Объясни, папа! – попросил Богдан.
- Как ты знаешь, праздник Благовещения празднуют всегда 7 апреля по григорианскому календарю, - сказал папа. – Мы вспоминаем о том, как Ангел Гавриил явился перед Девой Марией, сказал ей, что она будет Матерью Спасителя, и она на этот подвиг согласилась (Лк. 1, 26-38). А спустя несколько дней, 12 апреля, празднуется сретение (то есть – встреча) Пресвятой Богородицы с матерью Иоанна Крестителя, Елисаветой. Эта встреча тоже описала в «Евангелии от Луки».
Папа взял с полки Библию и открыл ее на нужной странице.
- «Встав же Мария во дни сии, с поспешностью пошла в нагорную страну, в город Иудин, и вошла в дом Захарии, и приветствовала Елисавету. Когда Елисавета услышала приветствие Марии, то взыграл младенец во чреве ее; и Елисавета исполнилась Святого Духа. И воскликнула громким голосом, и сказала: благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего! И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?» (Лк. 1, 39-43).
Папа отложил Библию.
- Обрати внимание, сынок, - сказал он Богдану. – Елисавета приветствует не просто Господа, она приветствует именно Его Матерь! И делает это не просто от себя, но движимая Духом Святым! И мы, православные христиане, так же движимые Святым Духом, радуемся о Деве Марии, как обрадовался встрече с ней младенец Иоанн Креститель (обрати внимания на слова «взыграл младенец в чреве ее» (Лк. 1, 41)), и мы славим ее, так, как прославила ее праведная Елисавета!
- Согласен! - сказал радостно Богдан. – Я завтра Андрею так и скажу.
- Не жди, что он легко согласится с тобой, - сказал папа. – Люди – существа очень упрямые и способны отрицать даже очевидные вещи. Но попытаться объяснить ему, почему в православии принято почитание Богородицы – ты обязан. Ему, или кому-то другому – ты всегда должен быть готов спокойно, терпеливо объяснить, во что мы верим, на что надеемся, чего ждем. Почитание святых, и Девы Марии как величайшей из них - неотъемлемая часть православного христианства. В конечном счете, во время той же встречи с Елисаветой, Пресвятая Богородица сама произнесла такие слова: «Величит душа Моя Господа, И возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем, что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды» (Лк. 1, 46-48). И мы исполняем это слово Писания, ублажаем Пресвятую Богородицу – воздаем ей достойную, заслуженную честь. Более того – Сам Господь и Бог Иисус Христос глубоко чтил Свою Матерь.
- Да, я помню – первое свое чудо в Кане Галилейской Он сделал по Ее просьбе! – сказал Богдан.
- Правильно! – кивнул папа. – По просьбе Девы Марии Господь превратил воду в вино на свадьбе, и так начал Свои чудеса (Ин. 2, 1-10). А до этого – во время Своего детства и отрочества, Иисус пребывал в повиновении у Своей Матери (Лк. 2, 51). И даже на кресте Господь заботился о Ней! «Иисус, увидев Матерь, и ученика, тут стоящего... говорит Матери Своей: Жено! Се сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе» (Ин. 19, 26-27). Как видишь – Господь страдал на кресте, но не забыл поручить апостолу Иоанну заботу о Пресвятой Богородице!
- Да, теперь я понял! – сказал Богдан.
- Давай сейчас помолимся, - предложил папа. – Давай помолимся Пресвятой Богородице, Иоанну Крестителю и праведной Елисавете, чтобы они упросили Господа даровать нам такую же веру, и такое же смирение, какие были у них!
- Давай! – согласился Богдан.




Пасха Господня. Воскресение Господа и Бога Иисуса Христа.


Однажды Тоня спросила у папы:
- Пап, а ты ведь родился в неверующей семье? Ведь твои родители – наши бабушка и дедушка до сих пор не верят в Бога?
- Да, Тоня, - ответил папа.
- А как же ты стал верующим?
- Бог привел меня к вере, - сказал папа.
- А как это происходило? – спросила Тоня.
- Как в Писании, - ответил папа. – Ты, быть может, помнишь – в Первом послании апостола Павла к Коринфенам есть такие слова: «Павел насадил, Аполлос поливал, но взрастил Бог?» (1 Кор. 3, 6). Это – как растить дерево. Его нужно посадить, потом поливать. Но если Бог не захочет, чтобы это дерево росло, то любой человеческий труд будет напрасным!
Папа немного помолчал, вспоминая.
- Так вот, доченька, - продолжил он, - с моей верой было где-то так же, как с этим деревом. До 25 лет я был далек от Бога, как от луны. Но когда мне исполнилось 25, по воле Божьей, мне попалась в руки книга одного современного православного богослова. Она называлась «Если Бог есть любовь». В ней говорилось о многом, но особенно меня тронула глава, рассказывающая о крестных страданиях Господа и Бога Иисуса Христа. Я читал, и что-то происходило во мне. Как будто вся Вселенная стала маленькой и уместилась у меня в голове – мне вдруг на какое-то время все-все стало понятным! Мне кажется, что в тот миг я понимал даже то, чего не понимаю сейчас!
- Да? – удивилась Тоня.
- По крайней мере, мне так кажется, - сказал папа. – Но главное - я понял, и даже больше чем понял – я каждой своей клеточкой прочувствовал - то, о чем говорится в этой книге – правда! Правда то, что Бог, сотворивший все, стал Человеком и умер на кресте, и все это для того, чтобы я, лично я мог наследовать жизнь вечную! Это было так велико, так поразительно! Я ведь и мечтать не мог о том, что Бог, Всемогущий Вечный Бог может любить меня так сильно – даже до Своей крестной смерти!.. Это было так удивительно – Бог коснулся моей души... Такие переживания больше не повторялись, но главное изменение во мне они уже произвели - в тот момент я полюбил Бога, Бога, который ради меня умер... Так в моем сердце была насажена вера.
- А потом? – спросила Тоня.
- А потом я попал к хорошему духовнику – к священнику, который научил меня быть христианином. Он дал мне первые уроки молитвы, рассказал об исповеди, Причастии, в общем – помог мне войти в жизнь Церкви. Это – тот человек, который, по словам апостола Павла, поливал. Священника этого звали Тарасий Марченко, а человека, книга которого насадила в моем сердце семена православной веры – дьякон Андрей Кураев. А взрастил Бог, и никто иной! Это Он позвал меня к Себе, и это Он вел меня именно так, а не иначе. Бог ведь знает, как привести к Себе человека, и Он владеет ключами от всех сердец. Видимо, мое сердце могло быть открыто именно так. А сердца других людей открываются другими ключами, и потому их путь к Богу не похож на мой. Моя роль в моем воцерковлении скромна – я просто откликнулся на зов Бога, и позволил Ему войти в мое сердце.
- Как интересно! – протянула Тоня.
- Я всегда очень жду наступления Страстной Недели – ведь это память о том, что Господь претерпел ради меня, - сказал папа. - «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13) – сказал Господь. И Он сделал по Своему слову – Сам положил Свою жизнь за всех нас – и за тебя, и за меня... За всех. Это – самая большая любовь, большей любви Бога к людям просто и представить нельзя!
Папа помолчал.
Молчала и Тоня.
- А потом будет Пасха, - продолжил папа. – Святитель Григорий Богослов называл Пасху «праздником праздников и торжеством торжеств». И это – правильно, конечно! Пасха – это празднование самой большой победы в истории этого мира – победы Господа над смертью. Христос любит нас, и потому ради нас пошел на смерть. Но Христос сильнее смерти, и потому воскрес – победил ее. И теперь каждый желающий может воскреснуть вместе с Ним. Мы не способны воскреснуть сами по себе, доченька – ведь мы просто люди, но мы можем воскреснуть Его воскресением! Для этого мы в Его Церкви соединяемся с Ним! Меня это всегда поражало – мы так малы, а Бог так велик, но все-таки Он так нас любит! Ради такой любви Господней и ради такой участи нас, простых людей, стоит жить!
- Стоит! - сказала Тоня тоном взрослой и кивнула.
Папа улыбнулся.
- Мне приходилось читать слово на Пасху святителя Григория Богослова. Он там говорит много замечательных слов. Есть среди них и такие: «Принесем в жертву Богу самих себя, лучше же – будем ежедневно приносить и всякое свое движение. В страданиях будем подражать Страданию Христа, охотно взойдем на крест. Ибо страдать со Христом и за Христа вожделеннее, недели наслаждаться с другими». Мы живем в сравнительно спокойное время – сейчас гонений на христиан здесь нет. Но это не значит, что нас не ждет крест. Если мы хотим, чтобы Воскресение Господне принесло и нам воскресение, мы не должны отказываться от нашего личного креста! Этот крест – заповеди. «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин. 14, 15) – говорил Господь. А мы ведь любим Его, верно?
- Любим, - согласилась Тоня.
- Жить по заповедям не всегда легко, - сказал папа. – Иногда, к примеру, солгать просто, а сказать правду – трудно... Иногда ненавидеть ближнего просто, а любить его – трудно... Но все эти трудности – не больше крестной муки, которую перенес ради нас Господь. Сказать по правде – наши трудности почти ничто, в сравнении с теми муками Господа, о которых мы вспоминаем на Страстной неделе! И потому – в пасхальную ночь важно, очень важно пойти в Храм молиться. Очень важно кричать радостно со всеми «Христос воскрес! Воистину воскрес!» Но главное, чем мы можем почтить Пасху Господнюю – это тем, что станем настоящими христианами, изменимся, и станем лучше, чище, чем были. И этим мы доставим настоящую радость Господу, Который так много сделал для нас!


Второй разговор о празднике Воскресения Господнего.


Тем же вечером папа читал для всей семьи отрывок из Евангелия.
- «В первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить тебе Пасху? Он сказал: пойдите в город к такому-то и скажите ему: Учитель говорит: время мое близко; у тебя совершу Пасху с учениками моими (Мтф. 26, 17-18)»...
- Подожди! – перебила папу Тоня. – Ведь Пасха – это праздник воскресения Иисуса Христа. Как же Он говорит о Пасхе, если Он еще не был распят и не воскресал?
- Имеется в виду ветхозаветная Пасха, которую отмечали в то время, - сказал Богдан.
- Наверное, да, - сказал папа. – В ветхозаветные времена евреи праздновали Пасху в память о том, как Бог провел их через море и избавил от египетского рабства. Это великое событие Ветхого Завета было прообразом еще более великого события – Воскресения Христова, когда Христос избавил людей из рабства смерти. И не случайно воскресение Христово совпало по времени с ветхозаветной Пасхой.
- Из рабства смерти... – пробормотала Таня задумчиво.
Видно было, что она не понимает. Для нее, маленькой, Пасха – это был, в основном, праздник крашеных яиц, освящения куличей и крестного хода в полночь с зажженными свечами...
Но папа считал, что Таня уже достаточно большая, для того, чтобы понимать суть праздника Пасхи.
- Видишь ли, - сказал папа, - когда Бог сотворил первого человека, Он вложил в него способность не умирать. Если бы Адам не ел запретного плода, то жил бы до сих пор! Надо понимать, что бессмертием обладает только Бог, и значит, Адам был каким-то неизвестным для нас образом связан с Богом и потому мог жить и жить... Но Адам совершил грех и этим грехом разорвал эту связь...
- И стал смертным, - сказал Богдан.
- Да, - кивнул папа. – И мы унаследовали от него эту смертность, как наследуют какое-нибудь уродство...
- Пап, а Адам не мог, - Таня замялась, - ну... сделать так, чтобы этого, ну... разрыва с Богом больше не было?
- Не мог, - ответил папа. – Уж слишком сильно изменил его грех! Но – то, что невозможно человеку возможно Богу! Бог мог восстановить эту связь! Кстати, само слово «религия» именно это и означает: «восстановление разорванной связи». Бог восстановил эту связь огромным, непостижимым для нас в полной мере чудом – Сам стал Человеком! Иисус Христос - во всем Бог и во всем Человек! Божественная и человеческая природа соединены в Нем - причем так, что эту связь уже нельзя разорвать!
- Да, - сказал Богдан. – Ты читал нам в понедельник одно из посланий апостола Павла. Там об этом говориться: «Великая благочестия тайна – Бог явился во плоти» (1 Тим. 3, 16).
- Да, - кивнул папа. – Но для спасения людей Богу мало было просто родиться от девы Марии - стать Человеком. Ему еще предстояло прожить человеческую жизнь – для того, чтобы объяснить и показать – как именно нам нужно жить, чтобы действительно быть Его друзьями (Ин. 15, 15). Но и это еще не все – Ему предстояло уничтожить то последнее, что разделяло человека и Бога – смерть.
- Как это грустно – умирать, - сказала Таня. – Неужели Христу нельзя было как-то обойтись без этого?
Папа пожал плечами.
- Бог не стал бы делать того, что не нужно или лишнее, - ответил он. - Видишь ли, доченька, в ветхозаветные времена все люди – и хорошие, и не очень – умирая, попадали в царство смерти – в ад, в преисподнюю. Ты помнишь историю Иосифа, сына Иакова? Помнишь, как братья продали его в рабство, а отцу сказали, что Иосифа растерзал хищный зверь? Не много найдется в истории человечества таких хороших людей, как Иосиф, но Иаков, узнав о смерти сына, даже не предполагает, что тот попал в рай или в какое-то другое хорошее место. «Иаков не хотел утешиться и сказал: с печалью сойду к сыну моему в преисподнюю» (Быт. 37, 35). Именно туда, в царство смерти, нужно было войти Христу, чтобы уничтожить его и чтобы спасти и тех людей, которые умерли до Воплощения Господа. Это царство смерти апостол Петр называет «темницей духов», и говорит о том, что Христос сошел в эту «темницу духов» и там проповедовал тем, кто находился в этой темнице (1 Петр. 3, 19-20)
Папа посмотрел на детей – те молчали, внимательно слушали.
- Что такое смерть? Это небытие, пустота. Трудно представить себе это небытие! Трудно представить, каким было существование тех душ, которые в этой темнице, в этом небытии находились. Мне представляется какое-то царство теней, в котором последняя искорка того духа, который Господь вдохнул в Адама (Быт. 2, 7), и который отличает нас от животных - все затухает, затухает, но никак не потухнет окончательно. Наверное, все-таки не может быть полностью уничтожено то, что роднит нас с Самим Вечным Богом! В итоге получается такое себе умирание, растянутое в вечности... Но такой образ этой «темницы духов» - это, конечно, только мое предположение. Главное, вы поймите вот что – пустоту, небытие нельзя просто так взять и прогнать! Пустоту нужно наполнить – вот тогда она перестанет быть пустотой! Небытие нужно наполнить и тогда оно станет бытием! И вот - Человек Иисус Христос умирает на кресте и входит в преисподнюю, как и все люди. Но Он не только Человек – Он еще и Бог, и Его Божественная полнота заполняет смерть. И все – пустоты больше нет! Христос воскресает! Величайшее событие, огромная радость – теперь мы можем больше не бояться смерти, поскольку Христос нашел путь выхода из смерти, точнее говоря – создал этот выход! Это означает, что если человек последует за ним, «вцепится в его одежды», то Христос протащит его через коридоры смерти, и смерть окажется просто дверью. Именно поэтому все настоящие христиане не перестают говорить о том, что смерть и воскресение Иисуса Христа есть важнейшее событие в их жизни.
- И именно поэтому Пасха – самый великий праздник на Земле? – спросила Таня.
- Да, - сказал папа. – Мы спасены Христовым воскресением, спасены для вечности, причем для прекрасной вечности – вечности с Богом. Мне наша жизнь представляется так – будто наш мир это огромный вокзал и Христос поставил на самый первый путь поезд в вечность. В этот поезд вместятся все желающие – нужно только купить билет и сесть в него.
- Билет?! – переспросила Таня.
Папа улыбнулся.
- Этот билет – наше сердце. Бог отдал нам Всего Себя, ничего ради нас не пожалел. Если мы любим Его, то и мы ради Него ничего не пожалеем – только такой и бывает любовь. Отдадим Ему себя, и так «прилепимся» к Нему. И если проживем жизнь, как подобает Его ученикам, то и вечность наследуем – воскреснем Его воскресением!
- А теперь – давайте помолимся! – сказала Таня. – Пап, а мы можем пропеть какие-нибудь пасхальные молитвы, хоть сейчас и не Пасха?
- Конечно, можем, - ответил папа. – Ведь Христос уже воскрес! По большому счету, с тех далеких пор Пасха – всегда!


Третий разговор о празднике Воскресения Христова.



- Пап, а почему случаются революции? – спросил как-то Богдан папу. – Чего хотят люди, которые бросают в других бомбы, жгут дома, свергают правительства?
- Они хотят светлого будущего, сынок, – ответил папа.
– Это – какого именно? – уточнил Богдан.
- Разного, - ответил папа. – Почитай в учебниках истории. В общем, нет плохого в том, что люди мечтают построить свою жизнь хорошо и справедливо. Плохо другое – ради своей мечты они совершают такие поступки, которые могут лишить их настоящего светлого будущего.
Богдан помолчал, обдумывая слова папы.
- Пап, ты не мог бы объяснить? – сказал он через минуту. – Какое это «настоящее светлое будущее»?
- Настоящее светлое будущее открыл нам Господь и Бог Иисус Христос, - ответил папа. – Иначе ведь и быть не могло – ведь именно Он есть Путь, Истина и Жизнь (Ин. 14, 6). А раз Господь есть Истина, значит - на Него мы должны смотреть, когда хотим понять, что хорошо и что плохо, и к чему ведет нас Господь, сотворивший мир. Мы смотрим на Него и видим – Воскресение Христово и есть наше светлое будущее!
- Объясни, пап! – попросил Богдан.
- Хорошо, сынок, - сказал папа и присел на диван. – Самым главным вопросом мудрецов всего мира является вопрос – что такое человек? Кто мы, люди? Для чего мы предназначены? К чему мы должны стремиться в жизни? Этот вопрос мучил многих, и, надо сказать, разные люди давали очень разные ответы на этот вопрос. Атеисты, которые считают, что Бога нет, говорят, что до рождения человека - просто не существует, и после смерти – его тоже не существует. То есть жизнь человеческая – просто суетливый бег между двумя безднами, и человек – не больше чем «покойник в отпуске». Не очень веселое представление о мире и о человеке, правда?
- Правда, - кивнул Богдан.
- Царь и пророк Давид жил три тысячелетия назад, - сказал папа. – И уже тогда он назвал атеизм безумием. «Сказал безумец в сердце своем: «Нет Бога». Они развратились, совершили гнусные дела» (Пс. 13, 1-2). Кстати, это не удивительно, что такие люди совершают гнусные дела – ведь если нет вечности, нет воздаяния за прожитую жизнь, то можно творить всякие гнусности. Ведь и праведника и грешника ждет одна и та же участь – аннигиляция, превращение в ничто! Так думали атеисты. А вот буддисты считали и считают, что у человека нет даже этого короткого бега между двумя безднами, просто потому, что никакого человека просто нет!
- Как – нет? – не понял Богдан.
- А так – нет и все, - ответил папа. – С точки зрения буддиста, весь мир нам просто кажется. Я тебе кажусь, ты мне кажешься, и мы сами себе кажемся. Буддисты считают, что есть только дхармы – такие частицы бытия, вроде атомов. То, что кажется человеком, поживет, посуетится, да и распадется на дхармы. Вот и все светлое будущее!
- Б-р-р! – поежился Богдан. – Я так не хочу!
- Я и сам так не хочу, - ответил папа. – Я еще много мог бы рассказывать о том, что люди думали о себе и о мире, но ясно одно – мы не способны сами понять, кто мы и зачем живем. Только Бог, Сотворивший нас, мог бы объяснить нам правду о нас самих. И Он сделал это, сынок!
- Когда воплотился и жил в мире как обычный Человек? – уточнил Богдан.
- Да, - ответил папа. – Бог стал Человеком. Что это значит для нас? Во-первых то, что мы кое-что значим для Бога! Мы не просто какие-то слишком умные зверушки, переразвитые обезьяны – нет! С точки зрения Господа мы стоим того, чтобы Он обратил на нас Свое внимание! Во-вторых – человек, оказывается, великое существо! Во Христе сочетались и природа Божественная и человеческая природа. И смотри, сынок – человеческая природа не была уничтожена таким Великим Сочетанием! Идем дальше. Бог стал Человеком для того, чтобы нас спасти. Это значит, что мы попали в беду. От чего спасает нас Христос? От греха и смерти! Заметь – Он не спасает нас от какой-то социальной несправедливости, не дает ни одного политического совета. Это значит, что политика – по большому счету чепуха и ничего важного не решает. Только грех и есть единственное настоящее зло, только с ним и стоит по-настоящему бороться! И как бы мы, люди, не обустраивали свою жизнь, если есть рабство греху и смерти, то все – тщетно! Идем дальше. Как именно Христос спасает нас?
- Крестной смертью, - ответил Богдан.
- Правильно, сынок! – кивнул папа. – Это значит, что мы не просто «кое-что значим» для Бога, но и любимы Им! Настолько любимы, что Он готов страдать, готов умереть, лишь бы мы были спасены! А что происходит потом?
- А потом Господь воскресает, - ответил Богдан.
- Правильно! – воскликнул папа. – Христос побеждает смерть и воскресает! А значит, должны воскреснуть и мы, если пойдем за Ним, ведь Он есть Путь (Ин. 14, 6)! Вот это и есть настоящее светлое будущее, сынок! Наше светлое будущее не в каких-то преобразованиях нашей земной жизни! Наше будущее – разделить победу Господа над смертью, воскреснуть преображенными, как и Он, и наследовать Небесный Иерусалим, в котором Бог будет жить вместе с людьми! Именно Пасха, Светлое Христово Воскресение и есть праздник нашего будущего. Господь показывает это будущее нам. Другое дело, что это светлое будущее еще нужно заслужить, очищая себя, ведь в Царство Божье не войдет ничего нечистого (Откр. 21, 27). И мне горько видеть, как некоторые люди ради мелких улучшений нашей земной жизни, совершают тяжкие грехи. Земную жизнь они, может быть, чуток улучшат, но Небесный Град Иерусалим потеряют, а это – огромная, страшная потеря.
- Да, конечно, - согласился Богдан.
- «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16, 26) - говорит Господь, - сказал папа. – Никогда не забывай этих слов, сынок! Мало ли, чем тебе предстоит в жизни заниматься, какие на твою долю выпадут трудности и искушения. Но, как бы не сложилась твоя жизнь, никогда не забывай о Воскресении Христовом! Если ты проживешь жизнь настоящим христианином, победа Господа над смертью станет и твоей победой, если ты наследуешь жизнь вечную – значит, ты прожил правильно. Наш Символ Веры заканчивается словами «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века». В этом – наша главная цель и наша главная надежда! И когда мы говорим: «Христос воскресе!» мы радуемся не только о Нем! Мы радуемся и о себе! Христос воскресе, сынок!
- Воистину воскресе! – ответил Богдан.




40 дней после Пасхи. Вознесение Господнее.


В тот День Богдан сказал папе.
- Пап, а можно я поеду работать в Германию? Когда школу окончу?
Папа удивленно поднял брови, и посмотрел на сына.
- Зачем?
- Ну, это… У Витьки брат работает в Германии, - начал сбивчиво пояснять Богдан. – Устанавливает солнечные батареи. Денег много зарабатывает. Зовет Витьку к себе. А Витька зовет меня.
- Деньги зарабатывать? – уточнил папа.
- Да.
- Теперь понятно, - сказал папа.
Некоторое время оба молчали.
- Пап, так можно, или нет? – расстроено спросил Богдан – он видел, что отец не одобряет его.
- Знаешь, сынок, - начал папа. – После школы ты будешь совсем взрослый, и можешь, конечно, ехать куда хочешь, но я не думаю, что это правильно. Вот если бы ты в Африку попросился, тамошнюю бедноту от туберкулеза спасать, я, если честно, гораздо больше обрадовался бы!
- Почему?
- Потому, что ты стремишься не к тому, к чему надо. Ну, то есть работать и зарабатывать средства на жизнь для себя и своей семьи – это мужская обязанность, но… - папа замялся, подыскивая слова. - В общем, многие люди в погоне за длинным рублем Христа проглядели! То есть они понимали, что нужно, нужно к Господу идти, но все откладывали. Все думали – вот заработаю побольше, вот домик дострою, вот еще то и это куплю, а там и в Храм можно… Но жизнь прошла, смерть незаметно подкралась, а они так до Храма и не дошли!
- Ты боишься, что я буду работать, работать и постепенно отойду от Церкви? – догадался Богдан.
- Если честно – то да, - сказал папа. – В жизни так просто перепутать главное и второстепенное! Спасение души – это наше главное дело! Мы ведь каждую неделю читаем 115 псалом, когда готовимся к Причастию. «Что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? Чашу спасения приму» (Пс. 115, 3-4) – процитировал папа по церковнославянски. - То есть Господь сделал для нас так много, так много, а мы, мы-то что можем для Него сделать? В самом деле - что мы можем сделать для Того, Кто не нуждается ни в чем?! А можем мы проявить благодарность и не отвергать Его даров! Мы можем принять предложенное Им Спасение, и сделать для этого спасения все, что зависит именно от нас! То есть повторюсь, сынок спасение - есть наше главное дело. Заработок, добывание пищи для тела – дело нужное, но вторичное, приделок, так сказать.
Папа немного помолчал, а потом спросил:
- Вот скажи, сынок – каждый год, на сороковой день после Пасхи мы какой праздник празднуем?
Богдан поморщился, что-то прикидывая в уме.
- Вознесение? – предположил он.
- Да, Вознесение Христово, - сказал папа значительно. – Как описано в первой главе книги «Деяний Святых Апостолов», после Своего Воскресения из мертвых Иисус Христос сорок дней являлся своими учениками и говорил с ними о Царствии Божием, а потом у них на глазах вознесся на небо (Деян. 1, 3-9). Да, сынок – вознесся в славе на небо, откуда раньше снизошел (Ин. 3, 13), чтобы родиться во плоти от Девы Марии. Вот туда, на небо мы должны стремиться! «Где Я, там и слуга Мой будет» - говорит Христос (Ин. 12, 26). А где Он? На небе, одесную Отца (Деян. 7, 56). Туда и нам дорога. Опять-таки – об этом же говорит и апостол Павел: «Мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный» (2 Кор. 5, 1). То есть – нам туда, там «Бог ототрет каждую слезу, там не будет ни смерти, ни плача, ни вопля» (Откр. 21, 4)! А бегая по Германиям, причем именно для того, чтобы по больше заработать, можно забыть, где именно твой настоящий дом и забыть, как искать дорогу в Небесный Иерусалим!
- Пап, но ведь и в Германии люди спасаются! – возразил Богдан.
- Да, сынок, - кивнул папа, - на земле нет места, где нельзя было бы стремиться к Богу – это ты правильно сказал. Но вот в чем дело – когда Бог творил твою душу, Он знал, в какую семью, в какую страну, в какую эпоху тебя определить. Бог печется о твоем спасении, и если бы тебе было лучше спасаться в Германии, ты и родился бы в Германии! По крайней мере – я так думаю. Может, я и не прав, но думаю, что раз ты родился здесь, то тебе и спасаться удобнее всего – здесь. И пользы ближним ты можешь больше всего принести – здесь! Нет, пойми – если бы тебя в Германию звали на какое-то дело душеполезное – скажем, бедным и больным помогать, или, скажем, говорить о Христе, чтобы забывающие Господа европейцы вспомнили, что значит быть христианами – я бы и секунды не возражал! А «длинный рубль» - точнее говоря «длинное евро» - это дело опаснейшее. Я имею ввиду - для души. Люди слабы, а апостол Павел сребролюбие корнем всех зол не зря называл (1 Тим. 6, 10). Деньги очень часто идолом становятся, Богдан!
- Я хотел дом купить, свой собственный, - сказал Богдан.
- Будет воля Божья – купишь дом, даже не бегая по Европам, - сказал папа. – А не будет Его воли – и из Германии нищим вернешься. Ты еще подросток, и не торопись заглядывать так далеко. Господь укажет, что тебе делать и как жить. Богу надо доверять, сынок! Богатство и бедность, жизненный успех и жизненный крах, бродячее существование или домоседство, здоровье и болезни – все это от Господа, и все это - не зря! Господь знает, что именно дать лично тебе. «Приносите жертвы правды, и уповайте на Господа» - говорил царь Давид (Пс. 4, 6). Как можно принести «жертву правды» – ведь это все-таки не овен? А все просто – живи по правде, по заповедям, и так принесешь Господу жертву правды. А так же уповай на Господа – и все будет хорошо.
- Давид это умел – уповать на Господа, я имею ввиду! – пробормотал Богдан.
- О, да! – сказал папа. - Ты помнишь, каждое воскресение в самом конце службы, поется псалом Давида? Помнишь – «Благословлю Господа на всякое время»? Это – тридцать третий псалом. Помнишь?
- Помню, - кивнул Богдан.
- А ты знаешь, когда Давид написал этот псалом? Он написал его, когда бежал от преследований царя Саула, бежал к своим врагам – видно было больше некуда бежать - и вынужден был претвориться сумасшедшим перед царем Гефским Анхусом, чтобы тот не приказал убить его (1 Цар. 21, 10-15). Давид тогда едва избежал смерти! Это было, возможно, самое трудное время в его жизни. И унижение, и страх перед Саулом, и страх перед инородцами – да, сейчас опасность миновала, но ведь Анхус мог и передумать! И все равно Давид хвалит Господа! Он страдает, но не жалуется, а принимает от Господа все, что Тот дает ему. Не только когда избежал смерти, но и когда был в шаге от нее, Давид готов благословлять Господа – ведь сказано «благословлю Господа на всякое время» (Пс. 33, 2), пусть даже и очень трудные эти времена! Учись у Давида, сынок! Он умел доверять Господу, и когда страдал, и когда боялся, и когда не знал, как именно надо поступать.
Богдан помолчал, обдумывая.
- Пап, а зачем Бог послал Давиду все эти страдания?
- Я не знаю, - ответил папа. – Но Бог ничего не делает зря, и, видимо, Давиду нужно было пережить все это. Страдания, конечно, не приятны, но частенько полезны нам, людям, сынок.
- Почему?
- По многим причинам, - пожал плечами папа. – Например, они показывают, что у человека в сердце.
- Кому показывают? – не понял Богдан. – Богу?
- Нет, сынок, - ответил папа. – Тебе самому.
- Пап, объясни – не понял я, - сказал Богдан.
- Вот ты спокойно живешь, никто тебя не расстраивает, и ты думаешь, что всех любишь, как самого себя, - начал папа. - Но Бог видит – злоба, ненависть, зависть, никуда не ушли из твоего сердца, а просто тихонечко прячутся в его глубине. А это может повредить твоему спасению, ведь в Царство Божие не войдет ничего нечистое («Откр. 21, 27)! Бог видит, что тебе стоит еще работать над очищением своего сердца, но ты ведь этого не видишь! И тогда Бог вводит в твою жизнь человека грубого, или несправедливого. И вот – скажет тебе такой человек два слова – а у тебя уже ненависть из сердца фонтаном бьет! Да, сынок – грех очень испортил нас, людей, и теперь любить ближнего как самого себя надо всю жизнь учиться, а ненависть – совсем другое дело. Ты только дай ей волю, она водопадом из души польется! И вот – обидели тебя, сердце ненавистью клокочет. Но - если ты действительно хочешь в наш небесный дом, к Господу, в Царство Небесное, и если ты внимателен к себе, то подумаешь – ага, значит, вот каков я на самом деле! Оказывается - нет во мне никакой любви к ближнему, я этого ближнего за глупое слово разорвать готов! И – если ты умный и хочешь спастись – начнешь над этим работать, каплю за каплей выдавливая из своего сердца ненависть и заменяя ее любовью!
- Теперь понял, пап, - сказал Богдан.
- Видишь, как выходит сынок, - продолжил папа. – Вот уедешь ты в Германию, но сердце-то свое за собой увезешь! И ненависть твоя, и зависть, и жадность – все с тобой поедет. Все страсти с тобой останутся. И не дадут тебе быть счастливым – ни в Германии, ни в Америке, нигде – они ведь не зря «страстями» называются! У слов «страсть» и «страдание» - один корень... Так что ты лучше помни о нашем доме на небесах, доме нерукотворном, вечном (2 Кор. 5, 1) – и туда стремись, готовь к жизни в этом доме свое сердце! Там ждет нас вознесшийся в славе Воплотившийся Бог (1 Тим. 3, 16). А это – главное!



Праздник Святой Троицы. Пятидесятница.


- Мам, а когда у Церкви день рождения? – спросила как-то маму Тоня. – В день рождения Иисуса Христа? Или на Пасху?
- Я думаю, что в День Святой Троицы, - ответила мама. – Этот день всегда следует за Пасхой. Его отмечают в воскресенье через 7 недель.
- Пап, а почему это день рождения Церкви? – спросила Тоня.
- Потому, что именно в этот день началось победоносное шествие апостолов по миру и их проповедь.
Мама открыла вторую главу книги «Деяний святых Апостолов».
– «При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе, - начала читать она. – И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго» (Деян. 2, 1-4).
Мама закрыла книгу.
- На апостолов снизошел Святой Дух, как и обещал им Господь (Деян. 1, 8), - сказала она. – И они стали другими, не такими как раньше. Дух Божий преобразил их. Во-первых - они получили дар слова. Апостолы ведь были из Галилеи. А в то время в Иерусалиме находились евреи, живущие и в других местах – в Месопотамии, например, или в Риме, или в Асии (Деян. 2, 7-10). Их языки отличались, и иногда сильно. Но все эти люди слышали проповедь апостолов о великих делах Божиих, причем каждый слышал эту проповедь на своем родном наречии. Интересно, правда?
- Интересно! – кивнула Тоня.
- Ты ведь помнишь историю о Вавилонской башне? ( Быт. 11, 1-9). Тогда у всех людей был один язык, и они принялись строить башню, высотой до небес, и Бог смешал их языки, так что люди перестали понимать один другого? Так прекратилось строительство, потому, что люди строили эту башню не на добро. В день сошествия на апостолов Святого Духа это разделение языков было чудом Божьим преодолено, потому, что апостолы проповедовали доброе – проповедовали веру в Иисуса Христа, и говорили, что нет другого имени под небом, данного людям, которым надлежало бы нам спастись (Деян. 4, 12) – то есть наследовать Царство Божье.
Мама посмотрела на Тоню.
Та молчала – слушала.
- Но не только в этом изменились апостолы, - сказала мама. – Ты ведь помнишь, что апостол Петр трижды отрекся от Христа во дворе первосвященника? И другим апостолам тоже нечем было хвалиться в эту страшную ночь... Но после сошествия Святого Духа страх навсегда оставляет апостолов. Они проповедуют смело, радуются, что за имя Христа принимают побои от неуверовавших иудеев (Деян. 5. 40-41). Они вовсе не похожи на тех напуганных людей, которыми были меньше двух месяцев назад! Пройдет время, и все они (кроме апостола Иоанна) будут убиты за свою проповедь. И никто из них больше не отречется! Тот же апостол Петр, спустя 30 лет, будет распят в Риме во времени гонений на христиан при императоре Нероне. И на этот раз он пойдет на смерть бесстрашно – он действительно стал другим! Да, доченька, - подытожила мама. - После воскресения воплотившегося Бога Иисуса Христа, желание быть достойными Его у апостолов, конечно, было, а вот силы на это не хватало. И снисшедший на них Святой Дух дал им эту силу.
- А если человек не хочет быть учеником Христа, то Дух Святой не сходит на него? – спросила Тоня.
- Человек сам выбирает, как ему жить, - ответила мама. – Он может искать только земного – земного богатства, земной славы... Апостол Павел говорит, что такие люди живут по плоти. Плоды такой жизни будут горькими. «Дела плоти известны; они суть: ... вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, соблазны, ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное» (Гал. 5, 19-21).
- Это плохо – да, мама? – уточнила Тоня.
- Это не просто плохо, это страшно, - ответила мама. - Апостол Павел говорит, что живущие так Царствия Божия не наследуют (Гал. 5, 21). Но Бог дает возможность всем желающим быть христианами, жить по духу. У этой жизни другие плоды. «Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5, 22-23).
- И мы должны стараться быть такими?
- Да, - сказала мама. – А Дух Божий, с того далекого дня Пятидесятницы живущий в Апостольской Православной Церкви, поможет нам этого достичь. Случай с отречением апостола Петра доказывает нам – сам человек своими силами не может справиться с искушениями, не может стать победителем в битве с грехом. Благодать Божья помогает нам обрести нужную для этой битвы силу. И наше дело – очищать свое сердце, готовить его к принятию благодати Божьей. «Не мерой дает Бог Духа» - говорит нам Господь. И действительно – Господь ничего для нас не жалеет, и Духа Святого даст просящим у Него (Лк. 11, 13). Вот только – нам бы вместить! Будем же, доченька, молитвой, покаянием и жизнью по заповедям очищать свое сердце, чтобы оно было способно хоть сколько-то вместить благодати Божьей! И тогда, с помощью Духа Святого – сможем одолеть грех! Все сможем, если будет нас укреплять Господь (Флп. 4, 13)!



3 июня. Равноапостольного царя Константина и его матери царицы Елены.



- Пап, а Римская империя, наверное, была очень плохой страной? – спросил как-то папу Богдан.
- Страны не бывают плохими или хорошими, - ответил папа. – Люди не ангелы и потому не могут построить идеальную страну. Но они и не демоны, поэтому и настоящий ад создать, к счастью, тоже не способны. Любая человеческая деятельность – она пестрая, то хорошая, то плохая, то так, средненькая. Так и в истории всех без исключения стран мира можно найти и хорошее и плохое. Римская империя была страной с развитым правом – там очень уважали законы и старались их соблюдать. Это – хорошо. Но в этой же стране три столетия гнали христиан – это плохо.
- А христиан гнали по закону? – спросил Богдан.
- Да, - ответил папа. – В Римской империи в разное время были разные законы, направленные против христианства. Только во времена Константина Великого христианам разрешили открыто исповедовать свою веру.
Богдан немного помолчал, подумал.
- Это потому, что в Римской империи плохо относились ко всему незнакомому? – спросил он. - Христианство было для империи новым и поэтому его стали преследовать?
- Нет, - ответил папа. – Римляне были людьми веротерпимыми. Они ничего не имели против того, чтобы христиане почитали Христа как Бога. Они гнали христиан за то, что они отказывались почитать языческих богов – Юпитера, там, или Артемиду.
- Почему?! – изумился Богдан. – Какая им была разница, почитают христиане Юпитера или нет?
- Во-первых, римские язычники думали, что их божки обидятся на христиан и в отместку наведут беду на весь город. А во-вторых, им были очень обидны слова Христа: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14, 6). Эти слова означали, что поклонники Юпитера или Аполлона не спасутся. А ведь так хотелось спастись! Христиане говорили – идите в Церковь, идите ко Христу! Господь есть Истинный Бог, Он всех зовет и хочет, чтобы все спаслись! Но язычникам не хотелось менять свою жизнь. Некоторые спрашивали – а можно одновременно покланяться и Христу и Юпитеру? Христиане отвечали – нет. Бог - один, Он стал Человеком из любви к нам, и его зовут именно Иисус Христос. Нет другого имени, которым можно было бы спастись людям (Деян. 4, 12)! А ваши боги – или выдумка, или просто бесы.
- И язычники обиделись, - сказал Богдан.
- Да, - ответил папа. – Они решили заставить христиан замолчать. Муками и кровью заплатили христиане первых трех веков за свою веру, но и умирая, они не переставали повторять – Бог один, и это – Христос! Такая твердость поражала язычников. Им было очень интересно – что же это за люди, которые позволяют себя казнить и даже под пытками не отказываются от своей веры? И что это за Бог, ради которого не стыдно и не страшно умирать?! И, несмотря на казни, христиан становилось все больше и больше. В начале четвертого века, точнее говоря в 312 году, император Константин Великий принял закон, по которому за христианство больше не казнили. Но надо сказать, что почву для этого подготовила его мать царица Елена. Дело в том, что она была христианкой и старалась воспитывать своего сына в уважении к христианской вере.
- А сам Константин принял христианство в детстве или уже взрослым? – поинтересовался Богдан.
- В начале своего правления Константин, как и предыдущие императоры, был язычником. Но потом он пережил откровение. В то время Константин вел одну из войн, которыми так богата история Древнего Рима. Ему во сне явился Иисус Христос, который повелел начертать на щитах и знаменах своего войска греческие буквы ХР (первые буквы слова «Христос»), а на следующий день Константин увидел в небе видение креста и услышал голос, говорящий: «Сим победишь!» И действительно, Константин одержал победу и стал христианином. Точнее говоря, он начал поддерживать Церковь, а сам крестился только перед смертью.
- Почему? – удивился Богдан.
- Римские императоры поддерживали порядок в стране очень жесткими методами, - сказал папа. – Им было трудно представить, как можно править страной без пыток и казней. А, согласись, христианин, пытающий человека, даже своего врага – это как-то не правильно, совсем не правильно! Поэтому римские императоры даже после окончательного принятия империей христианства, долгое время традиционно принимали крещение только перед смертью.
- То есть Константин сделал христианство главной религией римской империи? – уточнил Богдан.
- Нет, - ответил папа. – Империя по-настоящему стала христианской лишь позже – при императорах Феодосии и Юстиниане. Но Константин положил этому начало, да! Если всматриваться в его биографию, мы найдем в ней немало противоречивого, но равноапостольным Константин назван не зря! Сам факт его обращения ко Христу стал толчком для принятия христианства таким количеством людей, что и подсчитать сложно!
- Но ведь христиан и раньше было много – ты сам говорил! – сказал Богдан.
- Видишь ли сынок, - начал папа. – Люди по-разному относятся к вере. Есть такие, кто не любит Христа и не станет христианином ни при каких обстоятельствах. Грустно, конечно, но они сами, вполне сознательно, сказали Господу – «нет». Что ж – пусть Он их и судит. Есть другие люди – которые очень любят Христа. Они останутся христианами при любых обстоятельствах - и во время гонений тоже. Они не побояться ни тюрем, не смерти. Такими были апостолы и такими были настоящие святые. Но есть огромная группа людей, которая согласна быть христианами, когда за это не казнят, но боится быть христианами во времена испытаний. Таких людей очень и очень много, и именно такие люди хлынули в Церковь после обращения Константина. Да, конечно, лучше, чтобы все люди были такими же пламенными, как, скажем, апостол Павел. Но ведь слабые и маловерные – это тоже люди, и для них Господь хочет спасения! Вот таким людям очень помог обрести христианство Константин Великий. За это мы его и чтим. И так же чтим его маму, царицу Елену за то, что она воспитала такого сына. Церковь празднует память этих трудолюбивых и верных христиан 3 июня.
- Святые Константин и Елена, молите Бога о нас! – сказал Богдан.



14 июня. Праведного Иоанна Кронштадтского.


Однажды Тоня затеяла в доме большую уборку. Мама была этому рада – никто в семье не мог добиться такого порядка и такой чистоты, как Тоня. Это высвобождало мамино время, и она могла приготовить для семьи что-то особенно вкусное.
Мама как раз дорезала овощи на винегрет, когда Тоня пришла на кухню, держа в руках книгу.
- Мам, а что это за книга? – спросила она.
Мама взяла книгу в руки.
- «Моя жизнь во Христе» - сказала она. – Это – очень хорошая книга, и написал ее один из самых известных русских святых – Иоанн Кронштадтский.
- Да? – заинтересовалась Тоня. – А кем он был?
- Он был обычным священником, - ответила мама. – Служил в соборе города Кронштадт.
- Именно поэтому он – Кронштадтский? – спросила Тоня.
- Да, - ответила мама. – А фамилия у него была Сергиев. Отец Иоанн родился в 1829 году, а умер в 1908 году, так что его можно считать почти нашим современником. Он был очень ревностным христианином, и вся его жизнь – одно непрекращающееся служение Христу.
- А как это – очень ревностным? – спросила Тоня.
- Ну, вот смотри, - сказала мама. – Отец Иоанн вставал около 4-х часов утра и служил литургию в кронштадтском соборе. Служба заканчивалась около полудня, но после нее отец Иоанн не мог отправиться домой, отдыхать. Дело в том, что он был великий молитвенник, и по его молитвам нередко исцелялись больные. Поэтому жители Кронштадта постоянно приглашали отце Иоанна к себе домой – помолиться у постели больного. Затем он отправлялся в Петербург – на пароходе или на санях. В Петербурге ведь тоже было много больных, а значит - и у их постели нужно было помолиться! Домой отец Иоанн попадал после полуночи. Спал очень мало – иногда меньше трех или четырех часов. Ведь в четыре утра ему опять надо было служить литургию. Времени на себя батюшка совершено не имел. Так он жил каждый день в течении нескольких десятилетий!
- Как здорово! – изумилась Тоня.
- Да, отец Иоанн постоянно служил ближним. Но ведь именно так поступать велел нам Господь – быть для всех слугой! Ведь и Он Сам воплотился не для того, чтобы Ему служили, но чтобы послужить, и отдать душу Свою для искупления многих (Мф. 20, 25-28). Раз уж Господь служил тем, кого возлюбил, тем более мы, христиане, должны служить ближним! И очень хорошо, что не только в первые века христианства верующие поступали так, как велел Господь, но и в 19-м веке находились те, у которых получалось жить по заповеди, жить жертвенной любовью к людям! Само существование отца Иоанна показывало – смотрите, Церковь Христова все та же! Дух любви не умер в ней! Святость в ней не пресеклась! Христос все Тот же, и святые его – все те же!
Мама налила себе воды, попила, переводя дух.
- Со временем отец Иоанн стал известен по всей России, - продолжила она свой рассказ. – Многие приезжали в Кронштадт для того, чтобы просто посмотреть на него. Эти люди привозили пожертвования на Храм и оставляли их у отца Иоанна. Деньги могут соблазнить и погубить слабого человека, но отец Иоанн слабым не был. Через его руки проходили громадные суммы, но жил он очень скромно – в маленькой квартирке, питался вполне обычно, без излишеств... А деньги, которые попадали к нему в руки, он жертвовал на храмы, монастыри, больницы, школы... Как говорил он сам: «У меня своих денег нет. Мне жертвуют, и я жертвую. Я даже часто не знаю, кто и откуда прислал мне то, или другое пожертвование. Поэтому и я жертвую туда, где есть нужда, и эти деньги могут принести пользу».
- Какой был хороший человек! – восхитилась Тоня.
- Да, - согласилась мама. – В Кронштадте в то время было много нищих. Отец Иоанн жертвовал деньги и им. Я читала, что он содержал около тысячи нищих.
- Содержал – это значит кормил? – уточнила Тоня.
- Отец Иоанн давал нищим деньги, которых хватало и на оплату ночлега, и на еду, - сказала мама. - Более того – отец Иоанн принимал участие в учреждении работных домов...
- Что? – не поняла Тоня. – Каких домов?
- Работных, - сказала мама. – Понимаешь – нищие бывают разные. Есть люди больные, которые работать просто не могут, есть ленивые, которые работать не хотят. А есть люди, которые работали бы, но работу не в состоянии найти! И вот какой-нибудь хороший человек приходит к отцу Иоанну и говорит: «У меня есть идея - создать работный дом. Там будут жить 50 женщин, и тут же, в этом же доме, они будут работать - шить рубашки. Доходы от продажи этих рубашек пойдут этим женщинам на зарплату, и на поддержание дома – ну, на отопление, или мебель... То есть – люди будут и при жилье, и при работе. Но мне не хватает на строительство такого дома своих денег». Отец Иоанн говорит: «А сколько не хватает?» Человек отвечает: «Столько-то». Отец Иоанн дает человеку эти деньги, тот строит работный дом, и с этих пор 50 женщин не нищенствуют, а имеют и крышу над головой, и работу.
- А-а! – протянула Тоня. – Теперь понятно.
- Кроме того, в 1891 году отец Иоанн дал деньги на постройку каменной церкви в селе Сура – он в этом селе родился. В другой части села он основал женский монастырь, который назывался в честь Евангелиста Иоанна - Иоанно-Богословской женской общиной.
- А сейчас этот монастырь есть? – спросила Тоня.
- Не знаю, - ответила мама. – А вот книги, которые писал отец Иоанн – есть. Одну из них ты держишь в руках. Не смотря на свою занятость, отец Иоанн успевал писать – он не только жил, как велел Христос, но и, как подобает священнику, пытался научить этому других.
- Мам, а можно я ее почитаю! – воскликнула Тоня, указывая на книгу. – Или я еще маленькая, и не пойму.
- Читай, - сказала мама. – Если то-то будет не понятно, то мы с папой тебе объясним. А ты молись Праведному Иоанну Кронштадтскому, чтобы он умолил Господа, дать тебе такую же любовь к Богу и к ближним, какая была у самого отца Иоанна.
- Конечно, мама! – ответила Тоня.




12 июля. Славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла.


Однажды Богдан сказал папе:
- Пап, а кто из апостолов тебе больше нравится?
Папа задумался.
- Так сразу и не скажешь, - ответил он. – Если бы ты спросил меня о другом – что именно в апостолах нравится мне больше всего, то я, пожалуй, ответил бы.
- И что тебе больше всего нравится в апостолах? – спросил Богдан, сделав ударение на слове «что».
- То, что они падали, но потом находили в себе мужественность встать и идти дальше, - сказал папа.
Богдан посмотрел на папу в недоумении – он не понял отца.
- Все мы много и часто грешим, - сказал папа. – Слаб человек, увы… И как часто приходится читать о том, что такой-то человек вначале был ревностным христианином, даже монахом, а потом – не выдержал, оставил монастырь, оставил христианство и остаток жизни прожил в распутстве.. Это – очень печальное падение, падение того, кто решился на подвиг ради Христа, но не смог нести этот подвиг до конца. И апостолам случалось грешить и падать…
- Да, например – Петру, - сказал Богдан.
- Например – Петру, - согласился папа. – Этот апостол был очень мужественным человеком, но всего его мужества не хватило на то, чтобы не отречься от Господа в страшную ночь ареста Иисуса Христа. В общем-то, мне кажется, что по человечески апостола вполне можно понять – он был со Христом долго, видел, как Он творил чудеса… Как ходил по воде, как исцелял больных, как изгонял бесов, как воскрешал мертвых… И вдруг – позволил Себя арестовать, бить… Мне кажется, что Петру было не понятно, почему Господь не сопротивляется, почему не сотворит перед Своими врагами чудо… Это непонимание подточило волю Петра, его мужество ослабло, и он трижды отрекся от Господа. А потом – плакал, понимая, что предал самое дорогое, что было у него в жизни…
Папа помолчал, задумчиво глядя в окно.
- Но вот что мне нравится в Петре, так это то, что он не повесился, как предатель Иуда. После предательства Иуда осознал, что поступил очень не правильно, совершил огромное зло, но это осознание не пошло ему на пользу – этот несчастный человек не только не покаялся, но и убил сам себя. Сатана часто действует именно так, сынок, - папа посмотрел на Богдана. – Вначале он толкает человека на грех, а потом, после того, как грех совершен, повергает человека в пучину отчаяния… Человек забывает о любви и милосердии Господа, ему начинает казаться, что самое худшее уже произошло, что ему нет прощения… Итог – петля и ад, уготованный убийцам, в том числе и тем, кто убил сам себя.
- Пап, так ты думаешь, что Господь простил бы Иуду, если бы тот покаялся? – спросил Богдан.
- Мне кажется, что да, - ответил папа. – И не только мне. Кто-то из великих святых – кажется, Иоанн Златоуст, считал, что если бы Иуда покаялся, Господь не только простил бы его, но и принял в число апостолов – как покаявшегося Петра. Господь ведь хочет, чтобы все люди спаслись (1 Тим. 2, 4), и потому готов принять покаяние любого, если только это покаяние есть у человека. Вот у Петра оно было! Я не знаю, приходили ли ему в голову мысли о самоубийстве после отречения – об этом в Евангелии ничего нет. Но зато Святое Писание и Церковное Предание сохранили сведения о том, как жил Петр после отречения. Во время встречи с Господом в Галилее, на берегу Тивериадского моря (Ин. 21, 1-19) Петр трижды сказал Господу, что любит Его, и был восстановлен Господом в апостольском служении. После этой встречи Петр прожил несколько десятков лет, и все эти годы он отдал служению Господу и Богу, которого любил. И мученически умер ради этой любви в Риме, во времена гонений на христиан, которые устроил император Нерон. Вот это, на мой взгляд - образец настоящего покаяния!
Папа перевел дух.
- А еще мне очень нравится покаяние апостола Павла, - сказа он. – Этот человек (тогда еще – просто юноша по имени Савл) крупно ошибся – он решил, что христиане враги Богу, и поэтому христианство должно быть уничтожено. Савл был одним из самых ревностных и старательных гонителей на Церковь. Но Господь видит сердца людей, видел Он и сердце Савла. Мне кажется, что Господь знал – поведение Савла это не следствие его испорченности. Просто этот честный человек ошибся и всерьез стал служить плохой идее. И Господь открылся Савлу! Заметь – не Пилату, не первосвященнику Каиафе, не фарисеям… Наверное, этих несчастных людей было уже невозможно исправить. А вот Савла – можно было. И Господь открылся Савлу, когда тот направлялся в Дамаск (Деян. 9, 1-9).
- Да я помню, - кивнул Богдан. – Савл тогда на время ослеп.
- Да, сынок, - кивнул папа. – Но меня больше всего поражает в Савле его целостность. Вот он – гонитель Церкви, но ему является Господь и Савл понимает, что ошибался. Многих слабых людей это сломало бы. Но – не Савла. Узнав, что Христос есть Господь, Савл сразу же поворачивает свою жизнь в другую сторону. Он готов исправить свои ошибки, готов всю свою жизнь посвятить Господу и Его Церкви! И этот бывший гонитель становится самым ревностным апостолом. И это тоже – настоящее, стопроцентное покаяние!
Папа немного помолчал.
- Знаешь, сынок, - сказал он. – 12 июля Церковь празднует день памяти апостолов Петра и Павла. Я очень люблю этот праздник. Во-первых – это праздник труда, ведь апостолы были настоящими тружениками. Во-вторых – это праздник верности, ведь апостолы были верны Господу во всем, и в жизни своей, и в своей смерти. И, в-третьих – это праздник истинного покаяния. Мы все грешим, увы. Но если мы хотим наследовать жизнь вечную, то нам нужно учиться у апостолов тому, как нужно вставать, даже если случилось сильно, болезненно упасть!




18 июля. Обретение мощей преподобного Сергия, игумена Радонежского.


Однажды Богдан взяла полистать православный календарь. Он то читал, то рассматривала картинки, а потом сказал маме.
- Мам, а тут написано: «18 июля – обретение мощей преподобного Сергия, игумена Радонежского». А мой одноклассник Женька говорит, что здравомыслящий человек не может почить мощи.
- Женя – это мальчик из семьи баптистов? – спросила мама.
- Его родители адвентисты седьмого дня, - сказал Богдан. – Но мощи они не признают. Как и баптисты.
- А мы, православные христиане – признаем, - сказала мама. – Если их признает Бог, почему бы нам их не признавать?
- Как это – Бог признает? – удивился Богдан.
- Но ведь Он посылает через мощи чудеса, - сказала мама. – Значит – Он считает почитание мощей нормальным, как и почитание икон. Если бы это было не так, то Господь, конечно, дал бы нам понять, что мы ошибаемся.
- Женька не верит в эти чудеса, - сказал Богдан.
- Мальчик из протестантской семьи не верит Библии? – изумилась мама.
- А разве в Библии есть описание чудес, которые Бог совершал через мощи?! – воскликнул Богдан.
- Есть, - сказала мама. – Сейчас я тебе покажу. Кстати, ты знаешь, что слово «мощи» переводится просто как «кости»?
Богдан замялся – этого он не знал.
Тем временем мама взяла со стола Библию, открыла «Четвертую книгу Царств».
- «И умер Елисей, и похоронили его, - прочла она. – И полчища Моавитян пришли в землю в следующем году. И было, что, когда погребали одного человека, то, увидев это полчище, погребавшие бросили того человека в гроб Елисеев; и он при падении своем коснулся костей Елисея, и ожил, и встал на ноги свои» (4 Цар. 13, 20-21). Вот – посмотри сам, сынок!
Богдан взял Библию, всмотрелся в те строки, которые показывала мама.
- Если в Ветхозаветные времена Господь сотворил чудо чрез кости умершего праведника, то кто запретит Ему совершать чудеса и в нынешние времена, чрез мощи иных праведников? – спросила мама. - Чрез мощи того же Сергия Радонежского, например? Ведь наши тела – Храмы Духа Святого (1 Кор. 6, 19). Тем более – тела святых. Видимо, и после смерти, некая печать Духа Святого остается на этих телах.
- А «обретение мощей» - это когда из гроба достаются кости святого? – спросил Богдан.
- Да, - сказала мама. – Впрочем – не всегда только кости. Сейчас словом «мощи» обозначают вообще останки христианских святых. Человек живет, стремится к Богу, умирает. Потом, спустя годы, его тело извлекают из могилы. Иной раз от тела остаются только кости, а иногда обнаруживается, что тело святого не подверглось тлению. Это чудо, конечно – должно истлеть, но не истлело. Никто, кроме Бога, не сможет сказать, почему тела одних святых тлеют до костей, других тлеют частично, а третьих не тлеют вовсе. Мы понимаем, что это тайна, и принимаем мир таким, каков он есть. Когда останки святого достают из могилы, это и называется «обретением мощей». Преподобный Сергий Радонежский умер в 1392 году, а его мощи были извлечены из могилы в 1412 году, спустя 20 лет. С тех пор мощи преподобного Сергия находятся в Троице-Сергиевой Лавре. Это – не далеко от Москвы. Если когда-нибудь туда поедем, обязательно зайдем почтить мощи святого. И, быть может, Господь даст тебе ощутить, что это не просто останки мертвого человека, а на самом деле Храм Духа Святого!
- Мам, а книг он не писал? – спросил Богдан. – Как Иоанн Кронштадтский? Я бы почитал!
Мама покачала головой.
- Нет, - сказала она. – Преподобный Сергий книг не оставил. Он был из тех святых, что прославляли Господа не сколько словом, сколько жизнью.
- Расскажи, мам! – попросил Богдан.
- До сих пор точно не известно, в каком году родился преподобный Сергий, - сказала мама. – Чаще всего называют 1314 год. При крещении мальчика назвали Варфоломеем. Сергий – это его монашеское имя. Родителей Варфоломея звали Кириллом и Марией и были они ростовскими боярами. То есть - люди они были знатные. Но - не богатые. Известно, что мальчика Варфоломея посылали за лошадьми в поле, а значит, он умел с ними управляться. Варфоломей не рос барчуком, его жизнь, скорее всего, напоминала крестьянскую. Так же и библейский царь Давид до конца жизни помнил быт простого пастуха!
- Я помню, помню! – воскликнул Богдан. – Давид был пастухом, пока его не помазал на царство пророк Самуил!
- Да, - согласилась мама. – Но вернемся к Варфоломею. Его родителей можно представить себе людьми почтенными, справедливыми, религиозными в высокой степени. Старший брат Варфоломея (его звали Стефан) после женитьбы и раннего вдовства решил посвятить себя монашеству. Так же стать монахом хотел и Варфоломей. После смерти родителей он отправился в Хотьково-Покровский монастырь и присоединился к брату, который уже был монахом. Варфоломею хотелось самой строгой монашеской жизни, и он убедил брата поселиться посреди глухого Радонежского бора. Там братья построили небольшую деревянную церковь во имя Святой Троицы. Но Стефан не выдержал слишком сурового образа жизни и уехал в один из московских монастырей. Оставшись в полном одиночестве, Варфоломей призвал игумена одного из монастырей, и тот подстриг Варфоломея в монашество под именем Сергий.
- Надо же! – протянул Богдан. – Наверное, трудно жить одному в лесу!
- Трудно, - согласилась мама. – Мало того, что нужно было справляться с обычными трудностями – не умереть с голоду, не замерзнуть в холода, так ведь и бесы пытались прогнать молодого Сергия из леса!
- Зачем? – не понял Богдан.
- Мне не понять логики бесов, - сказала мама. – Может, они вредили просто потому, что любят вредить. А может они боялись молитвы молодого монаха – там, где молятся, бесам не комфортно! Они являлись ему - то в виде зверей, то в виде мерзких гадов… Сергий молился, и бесы отступали…
Мама перевела дух.
- Шли годы, и молва об отшельнике ширилась, - продолжила она. – И вот стали являться люди, прося взять к себе, чтобы жить и спасать свою душу так же, как Сергий. Сергий отговаривал их. Он еще не забыл, как, не выдержав тягот, его оставил Стефан. Но люди настаивали. И Сергий отступил. И принял некоторых. Построили келии. Так в Радонежском бору появилась обитель. Жили очень скромно. Скудно ели, много работали, много молились. Как в первохристианской общине, все были равны и бедны одинаково. Сергий подавал во всем пример. Сам рубил деревья, таскал бревна, пек хлеб, кроил и шил одежду. Поддерживал других монахов, ободряя их, помогая переносить тяготы монашеской жизни. Таким он остался до смерти – бедным, равнодушным к благам, к власти, к земным почестям. Да, он не оставил после себя книг (хотя основал еще несколько монастырей), но он оставил пример того, как нужно оставлять все, брать свой крест и идти за Господом. Многие люди приходили в обитель просто для того, чтобы взглянуть на него, на настоящего святого, для того, чтобы увидеть – да, святость возможна! Они видели, уходили, и пытались подражать жизни святого, каждый в свою меру. Для этого Господь и дает нам таких святых, чтобы мы смотрели на их пример и пытались как-то исправить свою жизнь. Кому-то нужно поучиться у святого Сергия вере, кому-то – трудолюбию, кому-то – скромности. Кому-то – миролюбию. Известно, что преподобный Сергий мирил между собой поссорившихся князей.
- Мам, а у нас есть икона преподобного Сергия? – спросил Богдан.
- Есть, - сказал мама, и указала на икону.
- Какое у него лицо, - задумчиво сказал Богдан. – Такое… Обычное.
- Обычное лицо обычного святого, - сказала мама. – Необычна только его глубочайшая преданность Господу – до полного отречения своих страстей. Особенно необычна такая преданность сейчас – ведь так много людей даже не вспоминают о Боге! Святой отче Сергие, - сказал она, осеняя себя крестом. – Умоли Господа дать нам хоть каплю той верности, что была в тебе!



4 августа. Мироносицы равноапостольной Марии Магдалины.


Однажды воскресным днем папа и Богдан шли домой из Храма.
- Пап, а почему в Храме так мало мужчин? – спросил Богдан.
- Что? – не понял папа.
- Я сегодня на службе пересчитал всех взрослых, - сказал Богдан. – Женщин больше, чем мужчин. В пять раз!
- На службе молиться нужно, а не пересчетами заниматься, - сказал папа. – А женщин в Храмах всегда больше было. Уж не знаю, почему, но все именно так – еще Иоанн Златоуст об этом упоминал, а это 15 веков назад было! Видимо, дело в особенностях женского восприятия и мира, и Бога. Женская религиозность, она другая, сынок.
- Какая? – спросил Богдан.
- Трудно объяснить… - начал папа. – Я бы сказал - менее яркая, но более верная. Именно поэтому женщины не так видны, когда изучаешь Историю Церкви, но в Храмах их больше!
Некоторое время Богдан молчал.
- Пап, я ничего не понял, - сказал он, наконец. – Объясни!
- Я и сам этого до конца не понимаю, - признался папа. – Но – посмотри. Большинство известных нам святых – мужчины. Это не значит, что в Царстве Божьем больше мужчин, чем женщин. Быть может, как раз наоборот! Но святые мужского пола они… Ну… - папа замялся. – Заметнее, что ли... Поэтому мы о них больше знаем. Зато и знаменитые грешники – тоже ведь в основном мужчины! Каин вот, или, скажем, Иуда Искариот. То есть, получается, что у мужчин и вверх, и вниз – ярче выходит! Амплитуда больше, что ли… А женские праведность или неправедность – да, менее заметны! Менее яркое пламя, зато – более ровное, более надежное! Ну вот, для примера - ты помнишь, как вели себя апостолы между казнью Христа и Его Воскресением?
- Они заперлись, потому, что боялись иудеев (Иню 20, 19), - сказал Богдан.
- Правильно, - ответил папа. – Заперлись, плакали и рыдали (Мк. 16, 10). Думаю, что их общее настроение было – все пропало, все пропало! Или Христос их обманул, и они обмануты Тем, кого любили больше всего на свете, а это – страшно! Или Христос действительно был Богом, но тогда все еще страшнее – мир убил Бога, и надежды больше нет! То есть апостолы опустили руки и страдали, отчаявшись. Им казалось, что Господь проиграл, повержен! И они, по сути, были не способны ни на что.
- Да, - согласился Богдан.
- А женщины повели себя не так! – продолжил папа. - Да – Господь умер, да, повержен. Это плохо, грустно, больно… Но Он был их любимым Учителем, и они решили сделать то, что полагалось в таких случаях - помазать мертвое тело Учителя миром. И они, рано утром, взяли миро, и пошли к Его гробу.
- И ни одного апостола с ними не было, - заметил Богдан.
- Не было, - кивнул папа. – Заметь, сынок - этим простым, но верным женщинам даже и в голову не приходило, что они могут увидеть Господа воскресшим! Вспомни – Мария Магдалина приняла Господа за садовника, насколько невероятным ей казалось то, что Господь на самом деле умер, но победил смерть, и теперь – жив! Как видишь, сынок, именно женщины смогли сохранить верность Господу, хотя им самим казалось, что Он не победил, а именно проиграл! Сохранять верность проигравшему, послужить Ему, пусть и поверженному (а именно такой службой и была попытка помазать тело Христа миром!) – это признак глубочайшей любви. А мужчины не смогли этого сделать!
Некоторое время Богдан шел молча, обдумывая слова папы. Наконец он спросил.
- Пап, а почему эту Марию называют Магдалиной? Что это за слово такое?
- Это в честь города, в котором она родилась, - сказал папа. - Был такой небольшой город Магдала, на берегу Геннисаретского озера. Остатки этого города есть и сейчас. Но теперь там лишь небольшой поселок, и называется он Медждель. Писание ничего не говорит о детстве и юности этой женщины, но мы знаем, что Господь изгнал из нее семь бесов (Мк. 16, 9). Наверное, именно после этого случая Мария стала ученицей Спасителя.
- Ну, еще бы! – сказал Богдан.
Папа посмотрел на него строго.
- Вовсе не «еще бы»! – сказал он. – Далеко не все, исцеленные Господом, становились учениками, - сказал он. – Господь исцелил 10 прокаженных. Девять из них не только не стали учениками Господа, но даже не пришли поблагодарить Христа (Лк. 17, 11-19)!
- Да, конечно. Я не подумал об этом, - поправился Богдан.
- В Писании сказано, что Мария, вместе с другими женщинами, следовала за Господом, когда Он с апостолами проходил по селениям Галилеи и Иудеи с проповедью Царства Божьего (Лк. 8, 1-3). Потом, как мы уже говорили, она сохранила верность Христу после Его смерти на кресте, и была за это награждена – именно ей было дано первой увидеть воскресшего Господа (Ин. 20, 11-18).
- Пап, а что означает фраза, которую Господь сказал Марии? – спросил Богдан. – Помнишь, он запретил ей к Нему прикасаться?
- «Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему» (Ин. 20, 17) – процитировал папа по памяти. – Это не самое простое место в Писании, и, если честно, я не знаю, что именно оно означает! В любом случае, прикосновение Марии не могло повредить Христу. Ему, победившему смерть, уже ничто не могло повредить! Судя по всему, это прикосновение как-то могло навредить самой Марии. Быть может, «образ раба», в котором Мария видела Господа при жизни, мешал ей до конца осознать Его Божественность. И, может быть, поэтому Господь запретил к Нему прикасаться – чтобы ощущение прикосновения не закрывало от Марии главного – перед ней не просто Учитель, а – Господь и Бог! Во всяком случае, именно так понимал это место Писания Августин Блаженный.
- Понятно, - сказал Богдан. – А что было с Марией потом?
- А потом было апостольское служение, - сказал папа. – Сам пойми – если Мария смогла сохранить Господу верность после Его смерти, то тем более она сохранила верность после Его славного Воскресения и после Вознесения! Мария, как и другие апостолы, шла по миру, убеждая людей стать христианами. «Я сама, своими глазами видела воскресшего Господа!» - это было главным в ее проповеди. Смелая женщина проповедовала в Риме, и, скорее всего, именно ее упоминает апостол Павел, когда говорит о Мариам (это другое прочтение имени «Мария»), которая много трудилась для христиан (Рим. 16, 6). Святое Предание гласит, что Мария Магдалина проповедовала о Воскресении Господа римскому императору Тиверию. Она преподнесла надменному римлянину красное яйцо, как символ Воскресения, символ новой, настоящей жизни. Именно в память об этом случае у православных христиан принято окрашивать яйца в красный цвет на Пасху.
- Мария, вместе с Петром и Павлом, погибла в Риме во время гонений императора Нерона? – спросил Богдан.
- Нет, - ответил папа. – Мария Магдалина покинула Рим еще до начала этих гонений. Старость этой удивительной женщины прошла в Ефесе, где апостол Иоанн (тоже в глубокой старости) составлял свое Евангелие. Скорее всего, именно с ее слов он написал первую часть двадцатой главы. Именно в Ефесе и завершился земной путь Марии Магдалины. Она много потрудилась, проповедуя христианство, и не случайно Святая Церковь прославляет ее в чине Равноапостольных. На примере этой удивительной женщины мы можем учиться верности Господу, настоящей, твердой верности, и в горе, и в радости.




19 августа. Преображение Господне.


Однажды Богдан спросил у папы:
- Пап, а почему на праздник Преображения освящают яблоки?
- Потому, что Церковь стремится освятить всю жизнь человеческую, - ответил папа. - Освящают Храмы и освящают дома, освящают воду и мед, освящают траву и яблоки... Человеку полезно вспоминать о Господе почаще! Именно поэтому апостол Павел советовал христианам непрестанно молиться! Именно поэтому в Церкви предусмотрены ежедневные Богослужения и ежедневные чтения Святого Писания. Именно поэтому в Церкви предусмотрены молитвы и на копание колодца, и перед посадкой огурцов, и на освящение яблок... Повторюсь - для духовной жизни человека очень важно видеть руку Господа во всем! А яблоки просто поспевают в конце лета, и поэтому их удобно освящать именно 19 августа на Преображение. Суть праздника Преображения Господа Иисуса Христа, конечно, не в яблоках, но одно другому не мешает! Не на Благовещение же – в апреле! - их освящать. И не на Рождество - в январе!
- Понятно, - сказал Богдан и вышел в свою комнату.
Но через минуту вернулся.
- А что это за праздник, папа? – спросил Богдан. – С Рождеством – это понятно. Родился Спаситель мира, Богочеловек Иисус Христос. И с Пасхой – тоже понятно. Христос воскрес из мертвых. А с Преображением – не совсем понятно. Преобразился – это чудо, конечно, но Господь Иисус Христос совершил много чудес, и не все мы празднуем. Я, например, не помню, чтобы мы праздновали то чудо, когда Он очистил 10 прокаженных.
- Я тоже не помню, - сказал папа. – Хотя уверен, что Церковь не забыла это чудо и мы найдем о нем упоминания в церковных песнопениях, акафистах… А что до Преображения - да, это не самый простой праздник, с этим я согласен. Но великое ведь и не обязано быть простым как дважды два – правда, сынок?
- Правда, - кивнул Богдан.
- Когда ты читал Евангелие от Марка, ты обращал внимание на слова Христа о том, что есть среди его учеников некоторые, которые не вкусят смерти, когда уже увидят Царство Божие, пришедшее в силе? (Мк. 9, 1).
- Обращал, - кивнул Богдан.
- Так вот – Христос сказал эти слова, а спустя несколько дней взял с Собой на гору Фавор апостолов Петра, Иакова и Иоанна - помолиться. Именно тогда и случилось это чудо – лицо Господа просияло как солнце, и одежда Его сделалась белой, как снег. Тогда же апостолы увидели двух ветхозаветных пророков Моисея и Илию, которые говорили с Господом о Его исходе в Иерусалим и Его будущих крестных страданиях. Апостол Петр был настолько поражен увиденным, что сказал первое, пришедшее на ум: «Равви! Хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну и одну Илии». И тогда апостолы увидели облако и услышали из облака голос: «Сей есть Сын Мой возлюбленный... Его слушайте». (Мк. 9, 1-8).
Папа перевел дух.
Молчал и Богдан – ждал продолжения.
- Во-первых, тогда, на горе Фавор, апостолам была явлена Божественность Христа, - сказал папа. – Согласись – обычный человек вряд ли способен просиять как солнце...
- Так ведь обычный человек и мертвых не воскрешает, и слепорожденным зрение не дает! – перебил отца Богдан.
- Да, конечно, - кивнул папа. – Просто современникам Христа было очень трудно принять мысль о том, что Бог, Сотворивший мир, теперь стал Человеком и живет среди них! Апостол Фома, к примеру, окончательно признал Христа своим Богом и Господом только после того, как вложил пальцы в раны на руках воскресшего Спасителя (Ин. 20, 28)! Но и до воскресения Христос неоднократно являл ученикам свою Божественность - и в Своем учении, и в Своих чудесах, и в Своем Преображении!
- Да, конечно! – согласился Богдан.
- Но этим значение Преображения не ограничивается! – продолжил папа. - Ты был в Храме и на прошлое Преображение, и на позапрошлое. Помнишь особое песнопение - кондак праздника? «На горе преобразился еси...»? – напел папа.
- Припоминаю! – немного неуверенно произнес Богдан.
- Если перевести это песнопение с церковнославянского языка на русский, - сказал папа, - то получится: «На горе преобразился Ты, и насколько могли ученики славу Твою, Христос Бог, увидели; чтобы видя Тебя распинаемого, поняли добровольность страдания, миру же проповедовали, что Ты воистину сияние Отца». Видишь – не только о Божественности Христа говорится в этом гимне, сынок! Смысл Преображения Господа апостолам предстояло понять не сразу! Христос знал о том, что после его ареста и смерти на кресте апостолы растеряются, будут много страдать и мучительно думать - почему же так получилось?! Лично мне понятно состояние апостола Петра в ту ночь, самую страшную ночь в его жизни...
- Когда Петр отрекся? – уточнил Богдан.
- Да, - кивнул папа. – Апостолу было не понятно – почему Христос позволял сделать над Собой такое?! Ведь Он воскрешал мертвых, ходил по воде, одним словом смог прекратить морскую бурю... Апостол Петр был в недоумении, не мог понять, что же происходит, и это послужило одной из причин его отречения... Но уже позже, после Воскресения Господа Иисуса, апостолы поняли, что Просиявший Божественным светом Господь недоступен никакому насилию, что все случившееся было принято Христом добровольно! Тогда они вспомнили Его слова: «Никто не отнимает жизнь у Меня, но Я Сам отдаю ее» (Ин. 10, 18). Добровольная смерть Того, Кто просиял Божественным светом на горе Фавор, была величайшим проявлением любви – так Он спасал мир!
Папа замолчал, посмотрел на сына. Ждал, не спросит ли Богдан еще чего-нибудь. Но тот не спрашивал.
- И вот, сынок, что мне еще кажется, когда я думаю об этом чуде Господа, - сказал он. – Имей ввиду – то, что я скажу, я ни у кого из святых не прочел, это только мои мысли, и, тем не менее, надеюсь, что я не ошибаюсь. Мне кажется, что тогда, на горе Фавор, Господь показал, каким бы Он хотел видеть каждого из нас.
- Как это? – не понял Богдан.
- О чем говорил Господь за несколько дней до этого чуда? О том, что некоторые из них увидят Царствие Божие, пришедшее в силе (Мк. 9, 1)! А что увидели Петр, Иаков и Иоанн? Они увидели Человека, просиявшего божественным светом. Господь, воплотившись, ничего не делал для Самого Себя, все – ради нас, ради тех, кого пришел спасти. И здесь Он как бы говорит нам: «Смотрите! Видите, каким может быть Человек?! Дерзайте, стремитесь, старайтесь, чтобы и вы стали такими же! Царствие Божие, пришедшее в силе, это и есть человек, просиявший Господним светом, который ярче, чем солнце».
- А разве мы можем так? – спросил Богдан.
- Мне вспоминается одна история, - сказал папа. – Я прочел ее в книге о Серафиме Саровском. У меня сейчас этой книги нет, так что историю эту я, быть может, перескажу не очень точно, но суть постараюсь передать правильно. Так вот – однажды Серафим говорил с одним человеком, фамилия его была, кажется, Мотовилов. Разговор зашел о молитве, о том, что Дух Святой может посетить человека в то время, когда он молится. Мотовилов спросил Серафима: «А как я узнаю, что меня посетил именно Дух Святой? Божественность ведь нельзя увидеть плотскими глазами, да и сатана может обмануть, приняв облик ангела света. Как же не ошибиться?» Тогда Серафим сказал: «Возьми меня за руку». Тот взял. «Почему ты не смотришь мне в лицо?» - спросил святой Серафим. «Я не могу, потому, что твое лицо сияет как солнце» - ответил Мотовилов. «Твое лицо сияет так же, - ответил на это Серафим. – По просьбе убогого Серафима Дух Святой сошел на нас обоих, и на тебя и на меня. Но скажи – что ты чувствуешь?». «Я чувствую неизъяснимый мир и покой» - ответил Мотовилов. «Бог мирен и по этому чувству ты поймешь, что тебя посетил именно Дух Святой» - сказал святой Серафим.
- Ух, ты! – сказал, пораженно Богдан.
- Так что, сынок, человек может просиять как солнце, если его посетит Бог, Дух Святой, - сказал папа. – А ты помнишь слова Петра: «Равви! Хорошо нам здесь быть» (Мк. 9, 5)?
- Помню.
- Я думаю, что апостолам было там хорошо потому, что они были не только зрителями, но и участниками этого чуда. Дух Божий коснулся их в той степени, которую они могли тогда воспринять. Думаю, что тот неизъяснимый мир и покой, который почувствовал Мотовилов, многими веками ранее почувствовали Петр, Иаков и Иоанн на горе Фавор. Так что, сынок, мне кажется, что Господь не только явил апостолам свою Божественность в тот раз, не только дал понять, что Его грядущие страдания добровольны. Есть у этого чуда и еще одно значение – это призыв. Господь призывает нас стать такими, каким Он явился им тогда! Господь призывает нас не размениваться на земные мелочи, на всякие развлечения да карьеры; Он хочет, чтобы мы стали тем, чем должны быть – Храмами Духа Святого! Господь зовет нас на этот подвиг и Своим примером доказывает, что это – возможно! Как ты считаешь – это достойно того, чтобы праздновать?
- О, да! – сказал Богдан. – Конечно – да!


28 августа. Успение Пресвятой Богородицы.


Однажды за ужином Таня спросила папу:
- Пап, а вот мы читаем вечерние молитвы. Там есть такие слова… Сейчас, дай вспомню… «Господи, даждь мне ми слезы, и память смертную, и…» - Таня замялась.
- И умиление, - подсказала мама.
- Да! – согласилась Таня. – Я по поводу «памяти смертной» хотела спросить. Разве это хорошо - постоянно помнить о том, что ты когда-нибудь умрешь? От этого ведь жуть взять может!
Папа усмехнулся.
- Жуть может взять человека неверующего, не ожидающего от смерти ничего хорошего, - сказал он.- Для такого человека смерть – это переход в абсолютное небытие, аннигиляция. Как в фильме «Терминатор 2» - помнишь? Робот, которого играет Шварценеггер, спускается в раскаленный металл, процессор, заменяющий роботу мозга, расплавляется, и робот перестает существовать. Но для самого робота перестает существовать не только он – исчезает весь мир, и то, что раньше было красочным и интересным становится вечной пустотой погасшего экрана. Если представлять себе смерть так, то, конечно - жуть. Человек ведь был сотворен для бытия, для жизни, и для него непереносимо и ужасно – взять и перестать быть. Но мы-то, христиане, знаем, что Господь уже победил смерть и воскрес, и мы, если будем Ему верны, сможем пойти Его путем; сможем, наконец, встретить Его – Сотворившего Нас, Умершего ради Нас, Победившего смерть и Воскресшего! Разве такая встреча – это плохо?! Нет, конечно. Именно поэтому апостол Павел и пишет: «Для меня жизнь – Христос и смерть – приобретение… Имею желание разрешиться и быть со Христом» (Флп. 1, 21-23). Собственно, такая смерть, о которой говорит апостол Павел, смерть со стойкой надеждой на благое воскресение, имеет у православных специальное название – «успение».
- Пап, мам, я все равно ничего не понимаю! – сказала Таня.
- И я не понимаю, - поддержал сестру Богдан. – Когда мы просим у Бога дать нам память смертную, то просим того, чтобы помнить об успении?
- Это помогает нам меньше грешить, - сказала мама. - «Во всех делах твоих помни о конце твоем, и вовек не согрешишь» (Сир. 7, 39).
- Правильно, - согласился папа. – Представьте себе, ну, скажем, соревнование по бегу. Бегут себе бегуны, бегут… А хорошо они бегут или нет? Это покажет финиш. Тот, кто первый придет к финишу - тот хорошо бежал, кто второй пришел – тоже не плохо. Да и третий – тоже ничего! Им – почет и награды. А вот тот, кто последний прибежал – тому наград нет, тому стыд и позор. То есть финиш в спорте дает оценку тому, как был готов к соревнованиям спортсмен. А в нашей жизни таким финишем является смерть, и у нее – такое же назначение. Мы не атеисты и не верим в аннигиляцию. Но мы христиане и верим словам апостола Павла: «Человекам положено однажды умереть, а потом суд» (Евр. 9, 27). Хорошо, если на этом Суде ты будешь оправдан, если услышишь от Христа: «Хорошо, добрый и верный раб!.. Войди в радость господина твоего» (Мф. 25, 21). Тогда смерть действительно будет успением, и, конечно, поводом к нескончаемой радости. Ну, а если приговор на суде будет плохим? Если мы услышим на этом суде: «Я никогда не знал вас, отойдите от Меня, делающие беззаконие»? (Мф. 7, 23). Тогда – что?
- Тогда – плохо, - сказал Богдан.
- Очень плохо, - отозвалась Тоня.
- Конечно, плохо, - согласилась Таня.
- Именно поэтому мы просим у Бога дать нам память о смерти – то есть память о будущем суде, на котором будет оглашена оценка нашей жизни. Такая память очень хорошо удерживает человека от греха. Вот, к примеру, захотелось тебе украсть у соседа три рубля, так захотелось, что, кажется, сил нет удержаться! Вот ты уже и потянулся за чужими деньгами, да вдруг подумал: «А как же смерть? Вдруг я сейчас умру, да и окажусь на суде у Господа с этими тремя рублями в кармане? Что Он скажет мне тогда?!» Вот так подумаешь, да и победишь искушение, не возьмешь чужих денег.
- В книге Иоанна Лествичника, которая называется «Лествица» (то есть – «лестница») памяти смерти посвящена целая глава, - сказала мама. – Святой Иоанн считал память о смерти и будущем суде очень полезной для человека. Он приводит историю монаха Исихия. Этот человек, несмотря на то, что был монах, вел жизнь самую нерадивую и совершенно не заботился о своем спасении. Наконец, он заболел, и какое-то время лежал, как мертвый. Думали, что он и действительно умрет, но он очнулся, и сразу же после этого ушел в затвор - заперся в своей келии, почти никогда из нее не выходя. Так в затворе он пробыл около 12 лет, постоянно молясь Господу и каясь в прошлых прегрешениях. Что именно он видел во время своей болезни, он никому не рассказывал, но видно было, что Господь дал ему узнать, что ожидает его после смерти, если он продолжит вести нерадивую жизнь. И лишь умирая, этот монах дал единственное наставление братии монастыря. «Простите, - сказал Исихий, - кто стяжал память смертную, тот никогда не может согрешить».
- Я читал, что в каком-то монастыре, кажется, на Афоне, есть такой обычай. Черепа умерших ранее монахов ставят на специальную полку. Так они стоят – годами, десятилетиями – а над полкой надпись: «Брат, мы были как ты. И ты будешь как мы!» Вот обленится какой-то монах, надоест ему тесный и узкий путь, ведущий в жизнь (Мф. 7, 14), начнет он жить нерадиво… А потом пройдет мимо этой надписи, посмотрит на черепа, вспоминает о том, что и его ждет неизбежная смерть и неизбежный суд Божий, и вновь примется за жизнь христианскую, чтобы иметь надежду на добрый приговор Господа на этом суде.
- То есть, если мы будем всегда помнить о предстоящем суде, и будем жить хорошо, то наша смерть будет… этим… успением? – уточнила Таня.
- Да, - сказал папа.
- Вы ведь знаете, что церковный календарный год начинается в сентябре, и первый большой праздник сентября – Рождество Девы Марии, Пресвятой Богородицы? – сказала мама.
- Да, - кивнул Богдан.
- А каким большим праздником оканчивается церковный год? – спросила мама. – Какой праздник мы отмечаем в конце августа?
- В августе много праздников, - ответила уклончиво Тоня.
- Пост августовский как называется? – подсказал папа.
- Успенский? – сказал Богдан.
- Успенский, - кивнула мама. – И последний большой праздник церковного года – это праздник Успения Пресвятой Богородицы.
- Мне кажется, что в этом есть глубокий смысл, - сказал папа. – Наша Церковь – Христова, ее Господь и Бог приобрел Себе Кровью Своею (Деян. 20, 28). Но ведь Господу ничего не нужно, Он ни в чем не нуждается! А кто нуждается в Церкви? Мы, люди. Все сделал Господь для людей, и Церковь – тоже для них. Но – не для всех, а для тех, кто захочет быть Господу верным! Что такое жизнь человека здесь, на земле? Это рождение, потом столько-то лет жизни, то ли в праведности, то ли во грехе, потом – смерть. И вот церковный год начинается с празднования рождения Той, кто была Господу особенно верна – Его Матери – и заканчивается празднованием того, как она отошла от этого мира и получила заслуженные плоды своего подвига. По-моему, годичный круг православного Богослужения, составлен очень мудро! А сейчас, я кое-что прочту вам из книги святого Иоанна Дамаскина.
Папа встал, подошел к полке, взял с нее книгу.
- Святой Иоанн Дамаскин, - начал он, листая страницы, - пишет о празднике Успения так: «В Святом и Боговдохновенном Писании не передается ничего о кончине Пресвятой Богородицы Марии. Однако из древнего достовернейшего предания мы узнали, что во время Ее славного Успения все святые апостолы, которые были рассеянные по вселенной для спасения народов, в мгновение по воздуху были собраны в Иерусалим и, когда были поблизости, им явилось видение ангелов и стало слышно Божественное пение высших Сил. Так с божественной небесной славой Пресвятая Богородица предала свою святую душу в руки Божьи неким неизреченным образом. Богоприемное Ее тело, вынесенное и погребенное с ангельским и апостольским пением, было положено во гробе в Гефсимании. И на этом месте три дня продолжалось непрерывное ангельское пение. Когда же через три дня ангельское пение прекратилось, то апостолы открыли гроб, поскольку один из них, отсутствовавший и прибывший после третьего дня, пожелал поклониться Богоприемному телу. Но они не смогли найти Ее всепетое тело, так что, обретя лишь лежащие погребальные одеяния и исполнившись исходящего от них несказанного благоухания, они закрыли гроб. Пораженные чудом таинства, апостолы только и могли подумать, что Бог Слово и Господь Славы, благоволивший воплотиться по ипостаси и вочеловечиться от Нее и родиться во плоти, Сам благоволил и после отшествия Богоматери почтить Ее чистое и незапятнанное тело нетлением и перемещением прежде общего для всех воскресения».
- То есть Дева Мария воскресла? Как Христос?! – спросил Богдан.
Папа пожал плечами.
- Так подумали апостолы, - сказал он. – А поскольку так думали они, так буду думать и я.
- А кто был тот апостол, который пришел через три дня после похорон Девы Марии? – спросила Тоня.
- По преданию – апостол Фома, - сказала мама.
- Господь прославляет святых для того, чтобы мы знали – этот человек жил правильно, и мы можем у него учиться, подражать его подвигу, - сказал папа. – Пречистая Мать Господа Дева Мария – это образец верности и чистоты. Вы хотите, чтобы и ваша смерть была успением? Чтобы после вашего ухода из этого мира Господь и вас ввел в вечные обители?
- Да! - сказал Богдан.
- Да! – сказала Тоня.
- Да! – сказала Таня.
- Тогда давайте помолимся Господу, чтобы Он, по молитвам Пресвятой Богородицы, дал нам хоть каплю той верности и той чистоты, что была у Нее!
- Давайте! – хором сказали дети.




Конец.
Много лет назад я услышал о том, что Серафим Саровский за неделю прочитывал весь Новый Завет, а с новой недели начинал читать его опять. Получалось, что святой прочитывал Новый Завет раз 50 за год!
Было не понятно – зачем? Ведь текст-то не меняется. Серафим, наверное, большую часть новозаветных текстов наизусть знал...
Потом у Антония Сурожского прочел о созерцании. Смысл таков – мы в большой степени состоим из того, что видим, о чем слышим, о чем думаем. Поэтому - если постоянно вчитываться, вглядываться в Писание и жития святых, то постепенно станешь похожим на Христа и Его учеников. А если постоянно смотреть боевики, то станешь похожим на Терминатора.
И стало понятно, что двигало святым Серафимом. Да, новозаветные тексты из года в год не менялись, но от чтения Писаний (и от молитвы, и от участия в церковных таинствах – это дополняет друг друга) постепенно менялся сам Серафим. И этот, измененный Серафим, видел в знакомых текстах то, что не мог увидеть вчера, позавчера, неделю назад... Шаг за шагом он проникал в глубины Писания, видя все глубже, понимая все лучше...
Захотелось и самому так. Открыл Библию. Обычно человек читает книгу с начала – верно? И я начал с Ветхого Завета, с книги «Бытие». Немного почитал и – бросил. Потом опять начал – и опять бросил. И в третий раз было то же самое. Да, прочитывал «Бытие» и «Исход»... Но уже книги «Левит» и «Числа» оказались для меня непосильными.
Уже не помню, какой умный человек, посоветовал мне оставить Ветхий Завет в покое, а читать вначале книги Нового Завета. Смысл этого совета прост – мы живем в Новозаветные времена, именно поэтому Евангелие нам будет проще воспринять, чем, скажем, «Паралипоменон». А уже потом, когда привыкнешь к языку и стилю Писания, можно и к Ветхому Завету вернуться.
И дело пошло! То есть по началу многие стихи четырех Евангелий вообще не доходили ни до сердца, ни до ума, а апостольские послания были сплошь не понятными, но я знал - так и должно быть. Я пришел в православие в 25, то есть человеком, уже сформированным атеистическим окружением. Не удивительно, что и в Храме и в Писаниях мне было многое чуждо и непонятно. Ровно то же будет, если переехать жить из Бердичева в Токио – сначала все чуждо, но потом начинаешь привыкать, вживаться, понимать. Я поверил Богу, поверил Его Церкви, и потому знал – рано или поздно Евангелие станет мне понятным и дорогим.
И – получилось! Постепенно чтение Писания начало напоминать поход за сокровищами – то и дело я выуживал из Евангелий драгоценные жемчужины, которым не мог нарадоваться.
Вот, к примеру – как любого, рожденного в СССР человека, меня удручает слово «раб» и поэтому словосочетание «раб Божий» по началу неприятно резало мне слух. Но вот, я читаю 15 главу Евангелия от Иоанна: «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но я назвал вас друзьями, потому, что сказал вас все, что слышал от Отца Моего. Вы друзья мои, если исполняете все, что Я заповедую вам» (Ин. 15, 14-15). После этих слов, я долго ходил счастливый. Оказывается, мы – не рабы, в унизительном значении этого слова. Мы Христу - друзья. Это так велико, так прекрасно! Бог, Творец Мира, стал Человеком и умер на кресте, для того, чтобы вы и я могли вместе с Ним жить в вечности. И Такому Богу нужны не рабы, а друзья! Как здорово!
Вскоре выяснилось – то, что Евангелий четыре – большой подарок от Господа христианам. Евангелисты писали об одних и тех же событиях, но по-разному. Уж так устроена человеческая память – один запомнит лучше то, другой – иное... Вот, к примеру, история о том, как Христос послал Своих учеников на проповедь. Матфей ее описывает очень подробно, Марк – гораздо скупее, зато Марк упоминает о том, что апостолы для исцеления мазали больных елеем, а Матфей – нет (может быть, просто не посчитал важным). Когда мы читаем эту историю в изложении обоих евангелистов, перед нами предстает более полная картина.
Параллельно читал святых отцов и современных православных публицистов. И это очень, очень помогало. Труды Василия Великого и аввы Дорофея, Иоанна Златоуста и Лопухина, Кураева и Дворкина, Бренчанинова и Иоанна Лествичника, Антония Сурожского и Николая Сербского – все они укоренены в Писании. А чему удивляться? Наша Церковь – Апостольская, поэтому каждый святой отец прошлых веков, как и каждый богослов современности, верит во Христа апостольской верой. В своих работах такой человека передает свой опыт погружения в апостольскую веру, старается подыскать для этого слова, понятные его читателям. И естественно, что все эти люди каждую свою мысль сверяют со словами апостолов - с Писанием, причем знают Святое Писание так, как и не снилось современным еретикам протестантам!
Приведу пример того, как знакомство с творениями святых отцов помогло мне разобраться с одним сложным местом в Новом Завете.
Любой, кто внимательно читал Новый Завет, знает, что у Христа две родословные (одну приводит евангелист Матфей, другую – евангелист Лука), и эти родословные разные (Мф. 1, 1-18; Лк. 3, 23-38). Вообще-то у каждого человека две разные линии предков – предки папы и предки мамы. Но у Христа не было земного отца, а была только мама – Дева Мария. Почему же родословных – две?
Никогда я не разобрался бы в этом вопросе самостоятельно! Более того – мне долго не попадался прямой ответ на этот вопрос. Но чтение святых отцов и современных богословов мало помалу проясняло картину, и, в конце концов, помогло мне понять, что к чему.
В церковной традиции родословную, приведенную Матфеем, принято относить к Иосифу, а родословную у Луки – к Марии. И здесь нас ждет первая трудность – имени «Мария» в этой родословной нет.
Но стоит открыть ветхозаветную «Книгу Паралипоменон или Хроник», и становится явно, перед какой трудностью стоял Лука – в библейских родословных очень мало имен женщин. Принято было писать имена мужские. И Луке необходимо было считаться с этой традицией – иначе читатели просто не поняли бы его. И Лука справляется с этой трудностью! Дело в том, что составленная им родословная написана иначе, чем у Матфея.
Представим, что я захотел написать свою родословную. Папа у меня один, и зовут его Николай. А вот дедушки уже два, и звали их Игнатием (это папа моего папы) и Николаем (это – папа моей мамы). А их отцов звали Дмитрием и Яковом.
Представим, что я описываю свое происхождение по мужской линии. Тогда я напишу примерно так, как написал Матфей. Получится где-то следующее. Я – Эдуард, сын Николая, а он был сыном Игнатия, а Игнатий был сыном Дмитрия...
Но представим, что я по какой-то причине хочу описать линию предков моей мамы, а не папы. В таком случае мне никто не запретит написать следующее: «Я – Эдуард, а моими предками были Николай, Николай, Яков, и т.д» Видите – начиная с деда я рассматриваю именно материнскую линию, и я нигде не написал, что мой отец Николай является сыном Николая или внуком Якова!
Но именно так составлена родословная Христа у Луки! Сказано, что Христос – потомок Илиев, Матфатов, Левиин и т.д. Но нигде не сказано, что эти люди – папа, дедушка и прадедушка Иосифа! Они – предки Христа, а предками Иосифа они могут и не быть! В этой же родословной прямо указано, что Иосиф – не отец Христу, просто окружающие думали, что он – отец (Лк. 3, 23). А о том, как получилось, что у Христа вообще нет земного отца, а только земная Мать, прекрасно сказано в этом же Евангелии в первой главе. Так что тому, кто внимательно читал «Евангелие от Луки», все вполне понятно.
Итак – Лука приводит родословную Девы Марии, а Матфей – Иосифа. И тут перед нами проблема – Иосиф не является биологическим отцом Христа, об этом прямо пишет сам Матфей. Зачем же он вводит родословную Иосифа в Евангелие?
Здесь уместно вспомнить слова евангелиста Иоанна: «Многое и другое сотворил Иисус; но если бы писать о том подробно, то, думаю, самому миру не вместить бы написанных книг» (Ин. 21, 25). Итак – не один Евангелист не описывает всего, что связанно с земной жизнью Христа – это просто невозможно. Значит, каждый евангелист пишет о том, что ему кажется наиболее важным.
Почему евангелисту Луке казалось важным написать родословную Христа? Мне думается, что в этом есть полемика с еретиками первого века – гностиками. Гностики не были против Божественности Христа, но отрицали то, что Христос был Человеком. По их мнению – Христос Человеком не был, а только казался. Евангелист Лука выводит родословную Христа от Адама, и тем доказывает, что Христос не только Бог, но и настоящий Человек, происходящий от обычных людей, и Его человеческая природа во всем (кроме греха) такая же, как и наша человеческая природа.
А вот Матфей писал для христиан иудейского происхождения. А этих людей интересовал (и, как оказалось, интересует и сейчас) такой вопрос – а имел ли вообще Христос право быть Царем Иудейским? Да, в нем течет кровь царя Давида. Дева Мария – потомок Царя Давида, через сына Давида Нафана (Лк. 3, 31). Но трон Давида наследовался не женщинами! Посмотрите – после Давида правила не дочь, а его сын Соломон. А потом – сын Соломона Ровоам и так далее. Все цари Иудейские – потомки Давида по отцу. А как быть со Христом? Он вообще не потомок Давида по отцу, так как у Него нет земного отца, только Мать!
И вот тут я бесконечно благодарен святому Ефрему Сирину, чьи работы заставили меня обратить внимание на деталь ветхозаветного права, которую я сам никогда бы не заметил.
Дело в том, что в Ветхом Завете обрученная девица – практически жена. Да, собственно супружеских отношений у нее с мужем еще не было и тем не менее... Впрочем, сравните сами:
«Если кто-нибудь встретится с девицей необрученною и ляжет с ней... то она пусть будет его женой» (Втор. 22, 28-29).
«Если будет молодая девица обручена мужу, и кто-нибудь ляжет с ней, то обоих их побейте камнями до смерти: отроковицу за то, что не кричала, а мужчину за то, что он опорочил жену ближнего своего» (Втор. 22, 24).
Видите разницу? Обрученная девица наказывается смертью, как и согрешившая замужняя (Втор. 22, 22), а необрученная – нет. По ветхозаветному праву обрученная девица – фактически жена!
Именно поэтому евангелист Матфей и приводит родословную Иосифа! Он говорит: Иосиф и Мария были обручены (Мф. 1, 18). Да, в брачные отношения они не вступали. Но это не играет роли. Мария – обрученная, а значит – жена (Мф. 1, 16). А значит – Христос рожден в законном браке. И значит, Он имеет законное право на все, что оставил или мог оставить ему в наследство Иосиф! Вместе с сыновьями Иосифа от первого брака, которые в Евангелии именуются братьями Господними (Мк. 6, 3), Иисус имеет право на оставшийся после Иосифа дом, стол, стул, осла, если таковой был...
И на престол Давида Иисус имеет полное юридическое право, так как Иосиф – прямой потомок Давида, прямой потомок Соломона, Ровоама и прочих царей Иудейских! Именно для того, чтобы обосновать это право, евангелист Матфей и включил в свое Евангелие родословную Иосифа Обручника!
Вот так при работе с Писанием мне помогали тексты святых отцов Церкви и современных богословов. Еще помогала работа со ссылками – с подстрочником. Если вы обращали внимание – когда в Библии речь идет о тех или иных событиях, то на странице внизу указывается, в каких других частях Библии говорится о том же.
Вот – пример. Христос упрекает фарисеев в том, что они сами не делают того, что велят другим, а только «расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих» (Мф. 23, 3-5). Не совсем понятно – что имеется ввиду? Но – смотрю вниз страницы, и ссылка указывает мне на главу в книге «Второзаконие». «И да будут слова сии... в сердце твоем; и навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими» (Втор. 6, 6-8). Вот, оказывается, в чем дело – «хранилища» содержали в себе кусочки пергамента с избранными словами закона Моисея, которые евреи одевали на лоб и на руку во время молитвы. У фарисеев эти «хранилища» были больше, чем у других евреев. Но – носить в «хранилищах» слова Закона Моисея и выполнять заповеди на деле – разные вещи. Поэтому Господь указывает на фарисеев как на образец показного, мнимого, а не настоящего благочестия.
Постепенно я смог успешно читать и апостольские послания. Некоторые из них сложны, но это и не удивительно. Мы способны смотреть на мир только как люди (не как Ангелы, не как кошки, не как дождевые черви). Наши слова способны по-настоящему выразить только человеческий опыт! А в своих посланиях апостолы говорят о спасении Богом человеческого рода – то есть о деле Божественном. Естественно, что когда человеческими терминами пытаются объяснить дела Бога, то не всегда получается просто и понятно. Но все равно – читать стоит. С каждым разом становится понятнее и понятнее! Думаю, что до самой смерти я буду открывать в апостольских посланиях новые глубины. Радует то, что есть много мест, которые 5 лет назад казались мне темными, а теперь смысл их вполне ясен.
Когда я привык к языку Писания и научился работать с Новозаветными текстами, настало время и Ветхого Завета. И вот теперь дело пошло! Ветхозаветные тексты стали легкими, доступными. Было даже странно, как это раньше я мог не понимать этих слов!
Я люблю Ветхий Завет. Теперь люблю. Читая эти строки, я вижу величественную и грустную картину разрыва людей с их Творцом, вижу постоянную верность Господа своим творениям, несмотря на постоянные измены людей.
Вот история убийства Авеля его старшим братом, Каином. Какая она короткая и как много может нам рассказать! Обратите внимание – Бог знает о преступных планах Каина и говорит ему об этом: «У дверей грех лежит, он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт. 4, 7). Смотрите – Бог знает, что в сердце Каина вкрался грех, Бог велит ему этот грех победить, но при этом не нарушает свободу Каина, не мешает ему поступать так, как он – Каин - захочет. Так будет и дальше – Господь указывает людям, какие поступки правильные, но не делает правильных поступков вместо них! Господствовать над грехом и стать святым или поддаться греху и погубить душу – каждый решает сам. Мы – не марионетки. Мы – совершенно свободны и потому Бог имеет основания судить нас – все свое доброе или злое мы совершили сами. И Иуде Господь говорил, что знает о его планах. Но – за руку не хватал.
А вот и причина прошлых и нынешних экономических неурядиц в мире. Еще нет ни перенаселения, ни цивилизации машин, но уже пролита человеческая кровь и - «ныне проклят ты (Каин) от земли, которая приняла кровь брата твоего от руки твоей; когда будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя» (Быт. 4, 11-12). Вот и все – перенаселение, истощение ресурсов и прочие пугалки из телевизора - не при чем! Просто слишком много в мире грехов, слишком много льется человеческой крови – и земля не дает нам, грешным людям, силы своей...
И опять-таки – читая и Ветхий Завет надо параллельно читать святых. Вот – первый абзац библейского повествования: «земля была безвидна и пуста... и Дух Божий носился над водою» (Быт. 1, 1) Эти слова совершенно не трогают душу. Но вот я открываю Василия Великого, его «Беседы на Шестоднев». Василий пишет о том, что узнал от одного сирийца. Оказывается - сирийский язык близок к еврейскому, и несколько ближе подходит к смыслу книги «Бытие», чем греческий (или русский). Так вот – правила сирийского и еврейского языка позволяют поместить в переводе вместо слова «носился» слова: «согревал, оживотворял». Получается, что Дух Божий не просто «носился» над водой, а производил с водой то же действо, какое производит птица, согревая телом свои яйца, для того, чтобы приготовить их к рождению жизни. Правда – такой перевод лучше, такое понимание этого стиха греет сердце?! Кстати, упомянутый святым Василием сириец - не просто человек с улицы. Мы все знаем его как святого Ефрема Сирина.
Кстати – на «Шестоднев» постоянно ополчаются библейские критики. Простой язык первой главы «Библии» смущает этих людей... Однако эту же историю творения мира можно пересказать и в научных терминах, и получится картина, во многом сходная с тем, что думают о истории Земли современные ученые. И это ведь удивительно! Современные ученые уверены, что жизнь на Земле развивалась постепенно – сначала были населены водоемы, потом – суша, а человек появился на Земле сравнительно недавно... Но всмотритесь в «Бытие» - именно об этом говорит Моисей! А откуда Моисей мог знать все это?! Современные ученые обрабатывают данные, полученные тысячами археологов и представителей других наук. А Моисей археологом не был! И геологией не увлекался. И свидетелем сотворения мира Моисей, конечно, тоже не был. Откуда же он все это узнал? О Того, с Кем беседовал на горе Синай. От Бога!
А еще критиков «Шестоднева» смущает то, что свет был сотворен Богом раньше, чем известные нам источники света – солнце, луна, звезды (Быт. 1, 3-18).
Да, нам трудно представить себе свет без солнца или звезд. Но зададимся вопросом – а знает ли Библия случаи, когда свет есть, а солнца – нету?
Да, знает! Вот несколько слов из описания Небесного Иерусалима, которое приводит Иоанном Богослов: «И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его – Агнец» (Откр. 21, 23).
Как видим – в Библии описан случай, когда свет есть, а солнце для этого не нужно! Я, разумеется, не утверждаю, что свет, описанный в «Шестодневе» исходил непосредственно от Бога. Я только имею ввиду, что Богу не составляет труда осветить что-то без солнца, Библия не противоречит сама себе, и критикам стоит не вопить о том, что Библия говорит ерунду, а просто внимательно дочитать ее до конца.
Но мы отвлеклись – ведь говорили о том, как книги православных авторов помогают разобраться в тех или иных местах Ветхого Завета.
Все слышали историю о Самсоне, который потерял свою огромную силу после того, как его остригла жена. Меня всегда эта история смущала – ну сказка, да и только! Но вот у Антония Сурожского читаю, что дело-то было не в волосах. Самсон от рождения был назореем, а длинные волосы – символ назорейства. Когда он позволил жене себя остричь, то его назорейство закончилось, и сила Божия оставила его.
Бегу к Библии, открываю Книгу Судей. Да, так и есть. В главе 16, Самсон говорит Далиде, что он назорей, и что в этом суть его силы. И ведь действительно – длинные волосы есть обязательный атрибут именно назорейства! Спасибо Антонию Сурожскому – все стало понятно. Как я сам мог читать «Книгу Судей» и не увидеть этих слов?!
Читая Ветхий Завет нужно постоянно помнить о том, что он описывает развитие отношений Бога и человека в динамике. Во Второзаконии есть слова Моисея о том, что данный через него Богом закон – самый справедливый в мире. Это вызывает непонимание – закон Христов лучше, милосерднее того, что дал Моисей! Но стоит задуматься – а в какое время жил Моисей, каковы были живущие тогда люди?
Вот, к примеру, один из потомков Каина Ламех (Быт. 4, 23-24). Он, судя по всему, очень вспыльчивый человек и обещает любому обидчику отомстить «семьдесят раз в семеро». То есть – ты мне на ногу наступишь, а я тебя в порошок сотру, и семью твою уничтожу, и двор твой солью засыплю...
И вот - если сравнивать с мировозрением Ламеха, то данная Богом через Моисея заповедь «око за око, зуб за зуб» - это верх справедливости на тот момент! Ты можешь нанести обидчику только такой урон, какой он нанес тебе – и не больше! И только спустя века, когда люди, исполняя закон Моисея, в какой-то степени очистились и выросли, Бог дал им другой, высший закон. Когда апостол Петр спросил Христа, сколько раз ему нужно прощать согрешившего против него брата, то услышал «до седмижды семидесяти раз» (Мф. 18, 22). Видите – использована та же цифра, что и у Ламеха, только у Ламеха она означает – мстить бесконечно, а у Христа – прощать бесконечно. Сразу люди не могли перескочить от первого ко второму! Им нужна была промежуточная ступень. И этой ступенью стал Закон Моисея.
Чтение Ветхого Завета усложняется еще и тем, что мы привыкли к Евангелию, мы привыкли видеть Господа распинающимся за нас, страдающим из любви к нам. Нам психологически не удобно видеть Его в гневе. Однако стоит понять – когда Господь обращается к людям, Он делает это так, чтобы люди Его услышали. Народ Израильский после выхода из Египта – упрям, или, как сказал Моисей - «жестоковыен». И таким людям Господь является на горе Синай с дымом, грохотом... Только эта грозная картина способна пронять этих людей – другого языка они не поймут. Но вот – проходит несколько веков. Народ израильский исполняет закон Моисея – иногда успешно, иногда не так, чтобы очень. Но это все равно меняет людей. И уже пророку Илии Господь является не в грозе и буре, а в тихом ветре (3 Цар. 19, 11-13) – Илия способен понять и ненавязчивость, и бережное отношение к нему Господа.
Иногда правильно понять Писание помогает сама жизнь. Многие люди осуждают Господа за потоп, за гибель Содома и Гоморры – мол, надо было воспитывать этих грешников... Таким людям я бы посоветовал воспользоваться интернетом. Нужно просто зайти на форум людей, оправдывающих аборты (а такие форумы есть и их не мало), и попытаться отговорить хотя бы одну абортницу от повторения ее страшного поступка в будущем. Уверяю вас – вы будете изумлены тем, сколь упрямы люди! На убежденную абортницу не действуют никакие аргументы. Она хочет жить для себя и ради собственного комфорта готова уничтожать собственных детишек пачками. «Рожайте вы, а мы будем делать аборты, и будем сыты и счастливы!» Вы думаете, я эту фразу придумал? Нет – это написала одна из этих женщин. Таково жизненное кредо этих людей. И они очень крепки в своем решении.
Удивляться тут нечему. Мы ведь восторгаемся твердостью святых, крепостью мучеников? Ну, так упорство грешника в его грехе – это просто обратное проявление той же твердости!
В Книге пророка Ионы рассказывается о том, как жители Ниневии поверили словам пророка о грядущем наказании за грехи, и покаялись. И Господь, конечно, не стал применять к ним крутых мер.
Но бывает, что люди не каются. Совсем. Так было перед потопом. «И увидел Господь, что велико развращение человеков, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время» (Быт. 6, 5). То есть – всё, возврат назад невозможен. Дальше – только к еще большему злу. Когда сердцевидец Господь окончательно в этом убедился, на землю полились воды потопа. Он хотел бы их простить, как жителей Ниневии. Увы - люди, непреклонные во зле так, как святые бывают непреклонны в своей праведности, не оставили Ему выбора...
Но – Бог верен своему созданию до конца. Авель и Ной, Авраам и Иосиф, Давид и Даниил – не прерывается линия святых, через которых Господь говорит с людьми, через которых готовит спасение человечества. Заканчивается это великим чудом – «Бог явился во плоти» (1 Тим. 3, 16). И величайшим в истории проявлении любви – Бог умирает на кресте ради нас. И воскресает, чтобы Его воскресением могли воскреснуть и мы! Библию нельзя назвать историей нашей верностью Богу – мы ведь так часто бывали и бываем Ему не верны! Но Библию по праву можно считать книгой верности Бога – Он до конца, до смерти на кресте верен нам, людям!
Несколько особняком среди книг Ветхого завета стоит книга «Псалтырь». Это великая, но не простая книга – ведь это сборник гимнов. А гимны есть гимны - очень много по-восточному цветастых, образных мест, а мы ведь так далеки от современников псалмопевцев - и по времени, и по культуре... Поэтому, приступая к изучению псалмов, нужно запастись терпением. И оно обязательно окупит себя – всю глубину псалмов исчерпать просто нельзя.
Вот, например, советская школа учила, что атеизм - более молодой взгляд на мироздание, в сравнении с взглядом религиозным, а значит – более прогрессивный. Молодой-то молодой, но вот первые слова Псалма 13 - «Сказал безумец в сердце своем: «нет Бога». Этим словам - 3 тысячи лет! То есть атеистический взгляд на мир существовал и тогда, спору между верой и безверием не просто века – тысячелетия. И уже тогда святые определяли безверие - как безумие.
Иногда книга псалмов не отвечает на вопросы, а ставит перед читателем новые. Читаю псалом 49. Там Господь говорит о том, что Ему не нужны жертвы народа Израильского: «Не приму тельца из дома твоего... Ибо Мои все звери в лесу и скот на тысяче гор... Ем ли я мясо волов и пью ли кровь козлов? Если бы Я взалкал, то не сказал бы тебе, ибо Моя вселенная и все, что наполняет ее» (Пс. 49, 10-13). А дальше Господь говорит о том, чего Он ждет от людей: «Воздай Всевышнему обеты твои» (Пс. 49, 14).
Это заставляет задуматься: а ведь действительно - Бог не нуждается ни в чем. Не нуждался Он и в жертвоприношениях Израильского народа. Тогда зачем Он дал им ветхозаветный культ?
Нет, понятно – пасхальный агнец был прообразом крестной жертвы Христа. Именно Агнцем - невинным страдальцем за грехи мира – называет Христа Иоанн Креститель (Ин. 1, 29).
Но ветхозаветный культ был гораздо шире, и включал в себя не только пасхального агнца. В жертву приносили овец, коз, голубей... Зачем?
Вспомним – народ Израильский идет в Землю Обетованную из Египта – то есть из страны с развитым культом. А в Земле Обетованной его ждут языческие народы, у которых тоже развит культ. А помните, что сделал народ Израильский, когда остался без Моисея перед горой Синай? Народ сделал золотого тельца – то есть опять-таки культ! Люди рождены для Богослужения и поэтому не могут без культа, пусть даже неправильного, извращенного. Знакомое и любимое нами православное Богослужение, конечно, было невозможным до Рождества Христова... Но если бы после великого исхода из Египта Господь не дал народу Израильскому отдельного культа, они бегали бы за культом к соседним языческим народам.
Подтверждает ли эту мысль Писание? Да, подтверждает. Книга «Левит», глава 17: «Это для того, чтобы приводили жертвы свои сыны Израилевы перед Господом... чтобы они впредь не приносили жертв своих идолам» (Лев. 17, 5-7). Как видите – жертвоприношения нужны не Богу, а людям. Иначе они станут приносить их идолам. Кстати, это в наших глазах ветхозаветный культ жесток – жаль овец и коз. Но на то время этот культ – верх милосердия! Народы Ханаана, с которыми предстоит столкнуться народу Израильскому в Земле Обетованной, приносят в жертву своим божествам не коз, а собственных детей! Именно из-за этого Господь изгоняет эти народы с земли, на которой они жили века. А книга «Псалтырь» называет этих языческих богов простым и понятным нам словом – бесами (Пс. 105, 37).
О Писании можно говорить часами. Каюсь - я читаю Писание не каждый день, но - часто. Ветхий Завет – для того, чтобы лучше понимать Завет Новый. А в Новый Завет всматриваюсь, так как это помогает мне всмотреться в Христа, в Воплощенного Бога, которого я люблю. Это как чистишь капусту - отрываешь по листку и мало помалу подходишь к сердцевине. Хотя, скорее, все наоборот – это Писание снимает пелену с моего мозга и моего сердца (слой за слоем!) и так показывает мне, изменяющемуся, свои глубины. Все новые и новые.
И вот еще – у меня есть дети. Если я не буду знать Писания, то не смогу открыть его красоту им. А если я не открою перед моими детьми Библию, то это сделают сектанты. И их поверхностные, неумные толкования на многие годы станут для моих детей авторитетными просто потому, что эти толкования они услышали первыми. Я не могу этого допустить, и поэтому постараюсь, чтобы мои дети впервые посмотрели на Писание моими глазами – глазами православного христианина.
«Исследуйте Писания… а они свидетельствуют о Мне» - сказал Воплотившийся Бог Иисус Христос (Ин. 5: 39).
И действительно – в текстах Ветхого Завета есть много мест, которые указывают на пришествие в мир Спасителя. Одно из таких мест – второй псалом.
Мне приходилось встречать версию о том, что первый и второй псалмы когда-то были одним псалмом. Так это или нет - я не знаю, но то, что окончание первого псалма и начало второго находятся в логической последовательности – несомненно.
Чем оканчивался первый псалом, читатель? Правильно – указанием на то, что «путь нечестивых погибнет» (Пс. 1: 6).
А каким был этот «путь нечестивых»? Это был путь восстания людей против Мессии, которого они сами так долго ждали.
Почему так вышло? Почему Христос «пришел к своим, и свои Его не приняли» (Ин. 1: 11). Точнее говоря, некоторые приняли – всё же учеников из Народа Израильского у Иисуса Христа было не мало. И апостолы все евреи, и среди фарисеев ученики были – скажем тот же Никодим (см. Ин. гл. 3). Но в массе – да, евреи, подстрекаемые фарисеями, отвергли Христа. Почему?
Я полностью согласен с мыслью Алексея Ильича Осипова, которую он неоднократно высказывал в своих лекциях – Христос фарисеев разочаровал. Они от него другого ждали. Хотели земного процветания, земного благополучия. Чтоб римлян – взашей, чтоб перед евреями все трепетали (как во времена Соломона, а то и больше), и чтоб еда не кончалась, и вокруг текли молочные реки с кисельными берегами.
Христос ничего подобного им не дал, и даже не обещал. Те, кто читал внимательно Евангелие, заметили, конечно, что Христос не высказывал никаких политических идей, не давал советов экономического плана, и с научными открытиями тоже не помог человечеству. Мог бы подсказать устройство атомной электростанции (мог – Он ведь Бог!), но – не подсказал. То есть Он не сделал ничего для улучшения земного благополучия людей.
Всё, о чем говорил Христос, в конечном счете касается состояния человеческой души. «Блаженны нищие духом... блаженны алчущие и жаждущие правды... Блаженны милостивые... Блаженны кроткие...» (см. Мф. Гл. 5). «Не заботьтесь, что вам есть и во что одеться. Душа не больше ли пищи и тело – одежды?» (Мф. 6: 25), «Ищите Царства Божьего и правды его, и это всё (то есть всё нужное для тела) приложится вам» (Мф. 6: 33), «Царство Божье внутрь вас есть» (Лк. 17: 21).
Почему - так? Ну, хотя бы потому, что Господь «хочет, чтобы все спаслись» (1 Тим. 2: 4), а значит – наследовали жизнь вечную. А ведь на Суд Божий ни ты, читатель, ни я не заберем - ни свои дома, ни свои машины, ни свои банковские накопления (если есть), ни политические свободы, ни государственную мощь стран, в которых мы прожили короткий земной век... Только наша душа на Суде и будет. Значит, о состоянии этой самой души и нужно заботиться прежде всего! Земное – оно временное. Всё золото мира, все богатства, все страны закончат своё существование, когда «небеса с шумом пройдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2 Петр. 3: 10). А душа – она не сгорит, она, образно говоря, станет для нас пропуском либо в радость вечную, либо в муку вечную. Потому пришедший на Землю Мессия, Воплотившийся Бог, о душах людских и заботится, а о земных, временных вещах – нет.
Вот именно этой направленности на небесное, вечное, этого игнорирования временного, земного и не простили Ему фарисеи, книжники и начальники народа иудейского. Все остальноё (скажем, исцеления в субботу) – вторичное.
Да, иудеи очень возмущались, когда Христос называл Себя Сыном Божьим. Это в наше время находятся люди, которые считают, что Сын Бога – не Бог. Но собеседники Христа понимали Его правильно – говоря «Я и Отец одно» (Ин. 10: 30), «Отец во Мне и Я в Нем» (Ин. 10: 38), «Видевший Меня видел Отца» (Ин. 14: 9) Христос именно Богом Себя называл, и ни кем другим!
За это и упрекали Его: «Будучи человек, делаешь Себя Богом» (Ин. 10: 33). Именно подтверждение Христом того, что Он Сын Божий, а значит – Бог, явилось основанием для того, что вожди народа иудейского признали Его повинным смерти (Мк. 14: 61-64).
И всё же мне кажется, дай Он им земное, они смирились бы и с этими Его словами. Что дает мне основание так считать? Грядущее пришествие Антихриста. Что мы знаем об этом политическом и религиозном деятеле будущего? То, что он «сядет в храме Божием, как Бог, выдавая себя за Бога» (2 Фес. 2:4). И, несмотря на то, что он будет выдавать себя за Бога, иудеи его примут. И все остальные народы тоже. Христа ведь не только иудеи распяли, правда, читатель? Иудеи вместе с язычниками. Ну, так и Антихрист будет принят и иудеями, и прочими народами. Кстати, а чего эти народы будут от него ожидать? Правильно – «мира и безопасности» (1 Фес. 5: 3), земного благополучия то есть. Именно земного, а не небесного.
Впрочем, Антихрист – это тема отдельно разговора, а мы рассмотрим второй псалом.

«Вскую шаташася языцы и людие поучишася тщетным? Предсташа царие земстии и князи собрашася вкупе на Господа и Христа Его. Расторгнем узы их и отвергнем от нас иго их» (Пс. 2: 1-3).


Или в переводе Юнгерова: Зачем волнуются народы и племена замышляют тщетное? Предстали цари земли, и князья собрались вместе против Господа и против Христа Его, (говоря) “Расторгнем узы их и свергнем с себя иго их”.
Псалом начинается с вопроса – «вскую», то есть «зачем»? Это как мы спросили бы ребенка, в капризном припадке разгромившем свою детскую комнату – «ну зачем, зачем ты это сделал? Лучше тебе теперь?»
Вот так и Дух Святой, через пророка как бы спрашивает – «ну зачем, зачем всё это? Что – разве хорошо получилось? Сделало это вас счастливыми?»
Августин Блаженный писал о двух крайних состояниях человеческой души – любовь к Богу до ненависти к себе (и вот тогда становится возможным настоящее покаяние, настоящее изменение, ведь ты научился видеть и ненавидеть мерзости в своей собственной душе, а значит – стремиться к очищению), и о любви к себе до ненависти к Богу. Здесь мы сталкиваемся со вторым – люди настолько возлюбили тьму в собственных душах, что взбунтовались, отвергли волю Божью, отвергли пришедшего в мир Мессию.
Быть может, ты, читатель, вспомнишь притчу Христа, в которой говориться: «Подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода» (Мф. 13: 47)?
Люди возлюбили тьму в себе и не захотели быть в этом священном неводе, расторгли узы Божьи (Пс. 2: 3).
А помнишь слова Христа: «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф. 11: 29)?
Люди не захотели брать на себя это иго (Пс. 2: 3), не поверили Христу, который сказал, что «иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11: 30). И уж конечно они не нашли покоя – не зря же псалмопевец говорит о том, что такие люди «шаташася» - то есть волнуются, мечутся.
Впрочем, это ведь относится не только к современникам Христа, читатель. И мы, нынешние, частенько любим свои грехи так, что отвергаем Бога, тайно или явно бунтуем против Него, не хотим взять на себя Его иго, и тоже не находим «покоя душам нашим».
Но вернемся в Евангельские времена. Люди взбунтовались против Христа, и к чему же это их привело?
Вот что говорил апостол Петр, вспоминая начало этого псалма: «Восстали цари земные и князи собрались вместе на Господа и Христа Его. Ибо поистине собрались в городе сем на Святого Сына Твоего Иисуса, помазанного Тобою, Ирод и Понтий Пилат с язычниками и народом израильским» (Деян. 4: 26-27).
Восстали – и что дальше? Как дальше сложилась судьба тех, о ком говорил апостол Петр? То есть – Ирода, Понтия Пилата, язычников и народа израильского?
Ирод окончательно возгордился, был поражен Ангелом и умер, изъеденный червями (Деян. 12: 20-23).
Судьба Понтия Пилата вызывает споры, но все, кто писали о его жизни после Евангельских событий, единодушны – жизнь этого человека покатилась под откос. Пилат был уверен в том, что Христос ни в чем не виновен (Ин. 19: 6), и, тем не менее, поддался на шантаж иудеев, которые грозились пожаловаться императору Тиберию, будто Пилат скрывает от правосудия человека, посягнувшего на императорскую власть (Ин. 19: 12).
Тем не менее, гнев императора не заставил себя долго ждать. Евсевий Кесарийский пишет, что Пилат всё-таки попал в немилость, был смещен и покончил жизнь самоубийством.
Теперь поговорим о народе израильском. Может быть, читатель, ты помнишь, что после того, как Христос воскресил Лазаря, который до того время был во гробе 4 дня (см. Ин. гл. 11), и чье тело уже начало разлагаться, первосвященники и иудеи собрали совет. Они посчитали, что если не убить Христа, то все уверуют в Него и придут Римляне и «овладеют и местом нашим, и народом» (Ин. 11: 47-48).
Мне кажется, что эти люди так и не поняли того, о чем говорил Христос. Несмотря на то, что Он не высказывал никаких политических планов, говорил о том, что «Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18: 36), «Царство Божье внутри вас есть» (Лк. 17: 21), фарисеи и первосвященники так и не смогли отделаться от мысли о том, что Мессия – прежде всего политический лидер. А раз политический лидер, значит, будет возмущение народа против римлян, которые это возмущение подавят силой, лишат евреев остатков независимости, разрушат Иерусалим и Храм. Мысль о том, что Воскресивший четверодневного Лазаря, Тот Кому подчинялись и ветер, и море (Мк. 4:35-41) способен, если понадобится, унять и римлян, не пришла фарисеям в голову. Поэтому, по предложению Каиафы, решили, что «лучше пусть погибнет один человек, чем весь народ» (Ин. 11: 49-51).
Ну, и что получилось в итоге? Да, Христос умер на кресте, но что это принесло инициаторам Его казни? Прошло не очень много лет, и бунт против римского владычества всё-таки поднялся. И римляне подавили его. И разрушили Иерусалим. И Храм разрушили тоже. И вокруг бывшего великого города водрузили лес из крестов, на которых были распяты евреи – и те, кто бунтовал, и те, кто просто под руку попал. А те, кто выжил, попали в рабство.
То есть план Каиафы и его сподвижников полностью провалился, и смерть Христа не принесла им счастья. Это, читатель, прекрасное предостережение всем людям, и нам с тобою тоже – из плохого корня не растет хорошее дерево, и, сея зло, нельзя пожать добро. Нельзя строить свои расчеты на том, что вот, я сейчас сделаю грех (обману, украду, убью), зато потом из этого получится много добра. Не получится.
Итак – не напрасно псалмопевец сказал, что «князья и цари земные» помышляли против Христа «тщетное» - из этого бунта ничего хорошего выйти не могло. Богоборчество вообще дело глупое, и во все времена и в любых странах ни к чему хорошему не приводило.

Живый на Небесех посмеется им, и Господь поругается им. Тогда возглаголет к ним гневом Своим и яростию своею смятет я» (Пс. 2: 4-5).
«Господь поругается им» в переводе Юнгерова «Господь унизит их».
Во время распятия иудеи унижали Христа, говоря: «Если Ты Сын Божий, сойди с креста... Если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него» (Мф. 27: 40-42).
Христос сделал большее – он не с Креста сошел, он саму смерть победил и из самого ада вышел! Воскресение Христово было Его победой, ну и, конечно же, Его победа стала унижением для Его врагов.
Кстати – а знали ли фарисеи и первосвященники об этой победе, о воскресении Христовом? Я глубоко убежден – да, знали!
Дальше я буду высказывать лично свое мнение, о чем честно предупреждаю. Писали ли о том, что я сейчас скажу, святые отцы – мне не известно.
Итак - когда стражники, поставленные стеречь Гроб Господен, сообщили первосвященникам о воскресении Христовом, то те «довольно денег дали воинам, и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали, и если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его и вас от неприятностей избавим» (Мф. 28: 12-14).
Как бывший офицер милиции свидетельствую – такое поведение прекрасно доказывает, что начальники народа иудейского поверили в то, что Христос действительно воскрес.
Потому, что если бы они сами придерживались собственной версии (мол - апостолы украли тело), то действовали бы совсем не так!
Рыбаки из Галилеи тело своего Учителя украли?! Ах, негодяи! Так мы – бегом к Пилату с жалобой! Пилат человек суровый, крови не боящийся. Узнав о таком, он, конечно, придет в ярость, прикажет поймать этих рыбаков. И уж потом, под пытками (а пытать римляне умели), ученики Христа укажут, куда перепрятали тело. Это не воскресшее тело будет извлечено, предъявлено народу, и с христианством будет покончено раз и навсегда! Ведь если не было воскресения Христа, то нет и никакого христианства (1 Кор. 15: 17)!
Именно такое поведение – заставить учеников показать, куда дели тело - было бы самым естественным, читатель! Поверь человеку, носившему милицейские погоны – спрятать тело трудно. В земле оно будет разлагаться очень долго. Утопить тело? Так оно и всплыть может. Знаю случай, когда распух и всплыл труп, к которому была привязана штанга. Да, да – самая настоящая штанга! Даже сжечь тело без остатка никогда не получается. Да и потом - участвовать в таком деле должны несколько человек – труп штука тяжелая. Чтобы никто из участников не проговорился под пытками – дело вообще не мыслимое!
Но первосвященники и фарисеи не пытаются отыскать не воскресшее тело Христа. Нет ничего похожего, даже и близко нет! Даже когда Петра и Иоанна поставили перед синедрионом, то даже и вопроса: «Куда вы, рыбаки, дели украденное вами тело Иисуса?» - задано не было! (см. Деян. Гл. 4)
Итак, первосвященники, будучи людьми влиятельными, имея в этом вопросе поддержку Пилата, даже и не попытались найти тело Иисуса Христа. А почему? Да потому, что знали – никакого тела они не найдут, Христос действительно воскрес! Апостолов и женщин-мироносиц бесполезно пытать – они и под пытками будут повторять: «Он воскрес, воистину воскрес, Он нам являлся, мы сами Его видели!» Такое будет только способствовать распространению христианства!
Теперь возникает второй вопрос – а как же можно верить в воскресение Христа, и не стать христианином? Можно, дорогой читатель, можно. «И бесы веруют» (Иак. 2: 19), но не перестают оставаться бесами. Во Христа мало верить. Чтобы стать христианином, Христа нужно любить…
Представим, читатель – первосвященники, книжники и фарисеи, узнав о воскресении Христовом, решили признать свою ошибку. Вот выходят они к народу, да и говорят: «Мужи израильские! Тут такое дело – это на самом деле был Мессия, которого все мы ждали. Но мы Его убили, да и вас сделали соучастниками этого убийства. Вы ведь сами говорили: «Кровь Его на нас и детях наших» (Мф. 27: 25)? Ну, так вот – кровь Помазанника Божьего на руках твоих, народ израильский!»
Времена тогда были суровые, и люди хватались за камни легко. Что сделал бы народ израильский, услышал такие слова от своих вождей? Выволок бы за стан, да и побил камнями. Думается мне, что именно этого боялись первосвященники и фарисеи, когда говорили, что апостолы «хотят навесить на них кровь Того Человека» (Деян. 5: 28). Поэтому и уперлись в своем неверии, не смотря на факт Воскресения Иисуса Христа из мертвых.

Таково лично мое мнение, а мы вернемся к псалму. О том, как исполнились слова «тогда возглаголет к ним гневом Своим и яростию Своею смятет я» (Пс. 2: 5) уже говорилось выше. Повторюсь - не бывает хорошего, когда мятутся народы и помышляют пустое, тщетное. Иерусалим был разрушен, «за то, что не узнал времени посещения твоего» (Лк. 19: 44). И Храм был разрушен тоже. И иудеи были рассеяны по земле среди других народов.
Но самое страшное все же не это: «Иерусалим, Иерусалим – сказал Христос, - сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23: 37-38). «Поэтому сказываю вам, что отнимется у вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его» (Мф. 21: 43).
Отвергнув Мессию, ветхозаветный народ-церковь, народ израильский перестал быть таковым (отнято Царство Божие»). Страшнее этой богооставленности в самом важнейшем вопросе бытия нет ничего на свете. А дано это царство Церкви Христовой, которая составлена из представителей всех народов, которая приносила плод этого царства раньше, и приносит его сейчас. А что это за плод? Святость человеческая. Ведь Царство Божие «внутрь вас есть». Если души людей врачуются от греха, если святость произрастает в них, значит и плод есть. А святость в Церкви не пресеклась, и толстенные тома жизнеописаний тех, кто принес этот плод (эти жизнеописания мы называем «житиями святых») доказывают это.

«Аз же поставлен есмь Царь от Него над Сионом, горою святою Его, возвещаяй повеление Господне. Господь рече ко Мне: Сын Мой еси Ты, Аз днесь родих Тя» (Пс. 2: 6-7).
Статья о втором псалме получается длинной, поэтому о том, почему Сион есть святая гора Божья, мы с тобой, читатель, поговорим в другой раз. Повод будет – псалмопевец Давид о Сионе говорит часто.
А вот стих 7 из этого псалма прямо указывает на Богосыновство Христа.
Основные догматы православного христианства – это догмат о Троице (то есть о том, что Бог Один, но в Трех Лицах), и о том, что Иисус Христос есть Истинный Бог и Истинный Человек, во всем Бог, и во всем (кроме греха) Человек.
Все это не очень просто, и, тем не менее, именно это нам открывает и Святое Писание, и Святое Предание Церкви. Истина ведь не обязана быть простой, как манная каша – правда, читатель? Не зря апостол говорит о тайне Бога – и Отца, и Христа (Кол. 2:2).
Тайна отличается от загадки. В загадке, когда знаешь ответ, вопросов больше не остается. «Зимой и летом одним цветом» - что это? Это ёлка. И всё, больше ничего интересного.
А когда Церковь говорит о тайне Воплощения Бога, о тайне Троичности Божества, она дает все ответы, не скрывает того, что открыто нам Богом, и, тем не менее, тайна не перестает быть тайной, вопросы не перестают быть вопросами. Это хорошо – размышляя о Боге, человек приближается к Нему. Не о футбольном же чемпионате думать всё время! Разумный человек, сталкиваясь с тайной, начинает молиться, прося, чтобы Бог дал ему возможность эту тайну понять. Так, шаг за шажочком, мало помалу, Бог и Его любимое творение - человек становятся ближе друг к другу.
Второй псалом дает возможность читателю подумать о Троичности Божества. Смотри, читатель – здесь мы встречаемся со всеми Тремя Лицами В Троице Единого Бога. Отец – это Тот, Кто Родил (Пс. 2:7), Сын – Тот, Кто Рожден (Пс. 2:7). А где Святой Дух – спросишь ты, читатель? А Духом Святым Давид века назад произнес эти слова, ведь именно Духом Святым говорили пророки!
Так же второй псалом дает возможность нам подумать о Божественности и Человечности Иисуса Христа. Он Царь не только как Бог, но и как Человек, как прямой потомок Давида. И, став Царем (царство которого не от мира сего), Он не самозванцем был, не свою человеческую волю исполнял, но волю Божью (потому и сказано «поставлен есмь от Него» (Пс. 2:7)).

«Проси от Мене, и дам Ти языки достояние Твое, и одержание Твое концы земли. Упасеши я жезлом железным, яко сосуды скудельничи сокрушиши я» (Пс. 2:8-9).
Стих 8 на русском языке: «Проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе».
О том, что Мессия приходит в мир не только ради евреев, но и ради всех остальных людей, всех народов, в Писании говорится многократно. Стих 8 второго псалма – одно из таких мест.
А насчет жезла железного, который поражает народы, сокрушает их как глиняные сосуды – какая грозная картина, верно?
Иисус Христос сказал Своим ученикам: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Мф. 28:18). А значит – и власть наказывать, и власть разрушать.
Ты ведь не думаешь, читатель, что падение великих городов, империй и царств произошли без воли Божьей на то? Христос разрушает то, чем мы пытаемся отгородиться от неба. «Дети! Храните себя от идолов» - говорил апостол Иоанн (1 Ин. 5:21).
А что плохого в идоле? А то, что на него переносится та любовь человека, которая должна быть отдана Богу. Не то, чтобы Богу было обидно – мол, любят не Меня. «Бог поругаем не бывает» (Галл 6:7) и Его нельзя обидеть! Но такое положение вещей губительно для человека – ведь вечность в Боге, а не в идоле.
Идолом, кстати, может быть что угодно – и какие-то религиозные культы, и молодежные субкультуры, и государственная мощь, и построение «идеального общества со всеобщим счастьем», и права человека с политкорректностью, и уж тем более высокий уровень жизни с постоянно растущим потреблением…
И любимая футбольная команда может стать идолом, и семья, и даже дети… Всё, что мы ставим выше Бога в сердце своём – всё это и есть идол. И Господь сокрушает этих идолов. Нам больно, нам обидно – ведь мы в этих идолов влюблены! Но так нужно, иначе мы погибнем. Господь либо отодвигает этих идолов в сторону, либо уменьшает их блеск, либо на самом деле разбивает, как глиняный сосуд… И всё это – «нас ради человек и нашего ради Спасения».
Кстати, Афанасий Великий считал, что здесь под «жезлом железным» нужно понимать крест Христов, который хоть и был деревянным, но крепче железа, ведь им Христос сокрушил не просто какое-то земное царство, но сам ад (1 Кор. 15:55).
Исходя из этого толкования святого Афанасия, думаю, не ошибется тот, кто, читая эти строки, будет вспоминать крест Христов, а так же слова Господа: «возьми крест свой и следуй за мной» (Мк. 8: 34). Ведь тот, кто так сделает, сумеет с помощью Божьей сокрушить ад в своем сердце.

«И ныне, царие, разумейте, накажитеся вси судящии земли. Работайте Господеви со страхом и радуйтеся Ему с трепетом» (Пс. 2: 10-11).
Здесь, как по мне, всё очевидно. На русском языке: «И ныне, цари, уразумейте, научитесь, все судьи земли. Работайте Господу со страхом и радуйтесь Ему с трепетом».
Стоит только сказать, что «работайте Господу со страхом и радуйтесь Ему с трепетом» сказано не только земным царям (князьям, президентам, начальникам) и судьям, но и всем нам. Каждый из нас гораздо более свободен в своих поступках, чем нам самим кажется, и гораздо более ответственен, чем нам этого хотелось бы. То есть, в какой то степени, каждый из нас себе и царь и судья. То есть работать и радоваться Господу надлежит не кому-нибудь, а именно нам.

«Приимите наказание, да не когда прогневается Господь и погибнете от пути праведнаго, егда возгорится вскоре ярость Его. Блажени вси надеющиися Нань» (Пс. 2:12).
В современном русском языке «наказывать» - синоним слова «карать». Но здесь имеется в виду другое значение – «указывать путь».
Какой путь? Так ведь мы с тобой, читатель, о кресте совсем недавно говорили, о кресте, который надлежит взять и следовать за Господом! И Сам Христос ведь не зря Сам о Себе сказал: «Я есмь Путь и Истина и Жизнь» (Ин. 14:6).
Кто идет Этим Путем, тот и приходит в Жизнь. А кто не идет – тот и не приходит. Поэтому и сказано – погибнете от пути праведного (Пс. 2:12). Путь праведных один – Христос, Который сам предупреждал нас о том, что: «Никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14:6).
Кто не идет Этим путем, тот погибает, так как где нет Христа, там нет и жизни. «А не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий прибывает на нем» (Ин. 3:36).
Ну, и, конечно же, блаженны все, надеющиеся на Воплотившегося Бога Иисуса Христа, доверяющие Ему, идущие указанным Им путем. Поэтому и сказано: блаженны все, надеющиеся на Него» (Пс. 2:12).



Использованная литература:

Феодорит Кирский. Изъяснение второго псалма.

Афанасий Великий. Толкование на псалмы.

Феофан Затворник. Толкование на некоторые псалмы.
«Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» (Мф. 19: 16).
Сейчас этот вопрос задается не часто. Но – всё же задается. Пусть и не в такой форме, но современным людям (по крайней мере, некоторым) всё ещё интересно, что же делать для того, чтобы в будущем разделить вечность с Господом и святыми Его, и не попасть туда, где будут «плач и скрежет зубов» (Мф. 13: 42).
Христос ответил на этот вопрос так: «Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди… «Не убивай», «не прелюбодействуй», «не кради» и т.д. (Мф. 19: 18).
Людям, которые никогда не пытались жить по заповедям, кажется, что всё это очень просто. Но те, кто всерьез пытался сделать свою жизнь по настоящему христианской, согласятся со словами апостола Павла: «Желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим. 7: 18-19).
Итак, человек – существо слабое. И именно учитывая нашу слабость, псалмопевец начинает книгу «Псалтырь» словами, которые могут и должны стать основой ко всей нашей духовной жизни.
Первый псалом начинается словами: «Блажен муж, иже не идее на совет нечестивых и на пути грешных не ста, и на седалищи губителей не седе» (Пс. 1: 1).
Здесь сразу же возникают некоторые вопросы.
Например, слово «блажен» - что оно означает? «Блаженный» человек – это какой человек?
Мне попадались люди, которые считали, что «блаженный» - это синоним слов «юродивый», «сумасшедший».
На самом деле это не так. Александр Павлович Лопухин, автор знаменитой «Толковой Библии», считал, что слово «блажен» - это синоним слова «счастлив». То есть «блаженный» - это «счастливый человек».
Здесь я позволю небольшое уточнение. Дело в том, что современные люди по разному понимают слово «счастье». Подумаем – запойный пьяница, лежащий физиономией в салате – он счастлив, или нет? Найдутся люди, которые скажут – да, этот человек по своему счастлив, счастлив потому, что в данный момент времени он своей жизнью вполне доволен. А вор, вытащивший бумажник у прохожего в толпе – он счастлив, или нет? Найдутся люди, которые скажут – конечно, счастлив! Вон, какая довольная ухмылка на роже!
Так вот – можно спорить, является ли чувство удовлетворенности от исполненного греха счастьем, или не является. Но вот блаженством оно уж точно не является! Блаженство – это когда вместе и счастье и святость!
Удовлетворение от сделанного греха – штука и кратковременная и губительная. Мало того, что пьяница утром будет мучиться от похмелья и безденежья (так как всё пропил), а вор рискует ближайшие годы провести в тюремной камере! Может случиться и бо́льшая беда, упорное следование по дороге греха приведет к куда более печальному итогу. «Не обманывайтесь, - говорит апостол Павел. – Ни воры… ни пьяницы… Царства Божия не наследуют.» (1. Кор. 6: 9-10). То есть если твои действия в итоге приведут тебя в геенну огненную, то какое же тут блаженство?!
В общем – разобрались. Блаженный – это не просто счастливый, а счастливый и святой, или же счастливый и праведный.
И первый псалом называет блаженным человека, который со злыми (нечестивыми, грешными, губителями) не имеет ничего общего (не идет, не стоит, не сидит)! То есть всячески уклоняется от тех, кто может научить плохому.
- Хорошо! – скажешь ты, читатель. – Человек уклонился от нечестивых, грешников и губителей. Вон сколько свободного времени у него появилось! И на что же ему тратить это время?
«Но в законе Господни воля его, и в законе Его поучится день и нощь» - отвечает псалмопевец (Пс. 1: 2).
Пройдет время, и апостол Павел в послании к Тимофею выскажет похожую мысль: «Вникай в себя и в учение. Занимайся сим постоянно, ибо так поступая и себя спасешь, и слушающих тебя» (1 Тим. 4: 16).
Зачем вникать в учение, думаю понятно – чтобы исполнять заповеди, исполнять волю Божью, эту волю нужно знать. «Что такое хорошо и что такое плохо» - важнейшие вопросы в человеческой жизни. Можно лишь посочувствовать атеистам – ответы на эти вопросы они вынуждены выдумывать самостоятельно. И не всегда правильно, конечно.
Христианам в этом отношении проще – хорошо то, что считает хорошим Господь. Плохо то, что Он считает плохим. «Вникать в христианское учение» как раз и нужно для того, чтобы знать, какие поступки хорошие, а какие плохие с точки зрения Господа.
Вот, к примеру. Развод между супругами – это хорошо или плохо? Многие современные люди, особенно имеющие опыт разводов, скажут – конечно, хорошо! Ведь так удобно – люди мучили друг друга, а теперь разбежались по разным квартирам и даже городам, и не мучаются больше.
Но Господь разводы не одобряет, не зря же сказал: «что Бог сочетал, человек да не разлучает» (Мф. 19:6). Поэтому мы, христиане, признавать разводы делом хорошим не будем. Даже если развод несет удобство – всё равно не будем.
Но вернемся к первому псалму. Вникать в учение нужно для того, чтобы знать, хороши или плохи те или иные мысли, слова, дела. Ну, а вникать в себя нужно для того, чтобы выявлять то, что в нас не Господнее. Выявлять и пытаться с этим бороться.
- Ну, хорошо, – скажешь ты, читатель. – И что будет с тем, кто будет уклоняться от злых, и освободившееся время и силы тратить на то, чтобы всматриваться в свою душу, вникать в закон Христов и, конечно же, пытаться исполнять его?
«И будет яко древо, насажденное при исходищих вод, еже плод свой даст во время свое, и лист его не отпадет, и вся, елика аще творит, успеет» - отвечает псалмопевец (Пс. 1: 3).
«Будет как дерево, посаженное при потоках вод» – какой красивый образ, правда? Представляется дерево могучее, здоровое, плодоносное, которое никогда не испытывает жажду потому, что воды всегда омывают его корни.
«Без Меня не можете делать ничего» - сказал Своим ученикам Иисус Христос (Ин. 15: 5). Человек, который похож на дерево, посаженное при потоках вод – это человек, которого никогда не оставляет благодать Господа и Бога Иисуса Христа.
Стоит понимать, что Господу не жаль для нас благодати – Он всегда готов подавать ее нам с избытком. «Не мерою дает Бог Духа» (Ин. 3: 34). Но мы, когда грешим, оставляем Господа «за бортом» своей жизни, теряем способность эту благодать принять и вместить. Тот, кто «в законе Господа поучается день и ночь» делает всё возможное для того, чтобы сохранить в себе способность вмещать Божью благодать. И потому благодать не оставляет его.
И это, конечно, приносит свои плоды. Какие именно плоды? Я полностью согласен со святителем Феофаном Затворником, который считал, что это именно те плоды, которые перечислены в «Послании к Галатам»: «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5: 22-23).
- Хорошо, это понятно, - скажешь ты, читатель. – А что будет с тем, кто не захочет уклоняться от общения со злыми, и «учиться закону Господнему день и ночь»?
«Не тако нечестивые, не тако, но яко прах, егоже возметает ветр от лица земли» - отвечает псалмопевец (Пс. 1: 4).
Вот так – сжато и сильно! Я не знаток восточных языков, но святитель Феофан Затворник писал, что, если переводить с еврейского буквально, то получится, собственно не «прах» (дорожная пыль), а «плевлы, мякина, остаток от чистой пшеницы», которые ветер развевает так, что и следа не остается.
«Сего ради не воскреснут нечестивии на суд, ниже грешницы в совет праведных» - добавляет псалмопевец (Пс. 1: 5).
Господь дает каждому из нас жизнь, и, как по мне, совершенно справедливо, что Он однажды спросит с нас за то, как именно мы распорядились Его даром. Из приведенного выше стиха псалмопевца видно, что нечестивых на Суде Божьем не ждет ничего приятного.
Именно в этом стихе возникает единственная, на мой взгляд, трудность в понимании этого, простого, в общем-то, псалма.
Трудность возникает из-за слов «не воскреснут». Православный христианин, каждое утро читающий в молитвенном правиле «Символ веры» знает, что мы, православные христиане ждем всеобщего воскресения, «чаем воскресения мертвых». Почему же псалмопевец говорит «не воскреснут»?
С одной стороны, можно просто обратиться к русскому Синодальному переводу. Там сказано иначе - «потому не устоят нечестивые на суде».
С другой стороны, П.А. Юнгеров настаивал на том, что правильный перевод именно «не воскреснут», и в объяснении ссылался на святителя Кирилла Александрийского, который понимал это место так: «воскреснут не для суда, так как их преступления очевидны и не требуют доказательств, а для осуждения и наказания». Основанием для такой мысли, видимо, служит вот этот стих из «Евангелия от Иоанна»: «А неверующий уже осужден, потому, что не уверовал во имя Единородного Сына Божия» (Ин. 3: 18). То есть тот, кто отверг Господа, кто прожил жизнь нечестиво, уже осужден, причем осудил он себя сам.
И заканчивается первый псалом словами: «Яко весть Господь путь праведных, и путь нечестивых погибнет» (Пс. 1: 6).
Разумеется, не имеется в виду, что Господь « не весть» (то есть – не знает) пути нечестивых. Господу, конечно же, известно всё. Просто размышляя над этим стихом псалма, стоит вспомнить слова Господа, сказанные в конце Нагорной проповеди, и обращенные к творящим беззаконие: «И тогда объявлю им: «Я никогда не знал вас, отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф. 7: 23). «Никогда не знал вас» в данный момент означает «Я никогда не видел вас среди моих друзей, вы никогда не шли Моей дорогой».
Господь знает путь праведных не так, как мы знаем о чем-то далеком и не слишком нужном – скажем, о расстоянии между звездами, знание которого не пригодиться в жизни подавляющему большинству людей.
Будучи человеком, Господь познал путь праведных потому, что Сам прошел по нему. Праведные – это те, кто идет с Господом одной дорогой. И всё, что случилось на этом пути – значимо, важно, потому, что помогло людям войти в вечность.
А все, кто шел иными путями, будут глубоко разочарованы – Господь не признает их пути своими, поэтому и путь их, и все дела их будут иметь несчастный конец. Все, что не Божие, в итоге исчезнет как дым, растает как воск, погибнет.



Использованная литература:

Феофан Затворник. Толкование на некоторые псалмы.

Василий Великий. Беседа на первую часть первого псалма.

Августин Блаженный. Толкование на первый псалом.

Лопухин А.П. «Толковая Библия»
Страницы: 1 2 3 > >>

Радио Созвездие Счастья

 

 

РАДИО СОЗВЕЗДИЕ СЧАСТЬЯ 


организовано на мощном выделенном сервере и имеет все возможности для проведения незабываемых эфиров и творческих вечеров со звездами любой величины! Мы приглашаем к сотрудничеству поэтов, певцов, композиторов, клипмейкеров, диджеев, караокеров, художников и всех любителей прекрасного на Первый Независимый БЕСПЛАТНЫЙ Портал Личного Творчества и его Радио СОЗВЕЗДИЕ СЧАСТЬЯ! Найдите новых друзей и красивую любовь! Общайтесь и радуйтесь, приводите друзей и знакомых, выигрывайте призы и подарки в дружеских конкурсах и игровых радиоэфирах! 

В данный момент наше обновленное радио проходит тестовый период. Чтобы оно заиграло (16-22 Мск ежедневно), нажмите в центр круглого плеера, и он раскроется, если хотите отключить, нажмите, чтобы плеер закрылся.

В летний сезон в связи с массовыми отпусками Радио будет включаться лишь периодически, о чем будет извещено заранее.

 

На Радио Созвездие Счастья состоялись встречи с Любовью Шепиловой, Ольгой Росой, Владимиром Воленко (гр."Божья Коровка"), Ниной Дилон, Юлией Высоцкой, Дианой Громовой, Ольгой Мишагиной, Натальей Крикун, Дмитрием Ермаковым гр. Life, Сергеем Шанс, гр. Небо на Двоих, Милой Иконской, Владимиром Борисовым, Ладой Дениз и Стасом Хлавновичем, Надеждой Терой, Натальей Нейт, Валентиной Варшавской, Азой Лунёвой, Ириной Кольбой и многими другими прекрасными авторами и исполнителями!

 

Здоровья Вам, успехов, мира, света, добра, любви и благополучия!

 


 
 
Установите Flash player

Лента событий

3 минуты назад
4 минуты назад
Спасибо и поклон за теплоту)
4 минуты назад
6 минут назад
Галина Рукосуева добавляет статью НЕБОСКРЁБЫ в раздел Стихи и проза
8 минут назад
10 минут назад
16 минут назад
18 минут назад
19 минут назад
горлица добавляет комментарий на странице О любимой
19 минут назад
горлица добавляет комментарий на странице Расстояние:
Молодец,Витюша!
20 минут назад
горлица добавляет комментарий на странице Разберусь....:
21 минуту назад
Евангиэль добавляет видеоролик LIL POP & LA LA BY BABES - Любовь - война в категорию Музыка:
Смотреть LIL POP & LA LA BY BABES - Любовь - война
22 минуты назад
горлица добавляет комментарий на странице А где же то лето?
22 минуты назад
22 минуты назад
Евангиэль добавляет видеоролик Макс Барских - Агония в категорию Музыка:
Смотреть Макс Барских - Агония
22 минуты назад
горлица добавляет комментарий на странице Облака
23 минуты назад
Лидия Евченко добавляет комментарий на странице Везение:
23 минуты назад
Евангиэль добавляет видеоролик Таня Степанова - Мама в категорию Музыка:
Смотреть Таня Степанова - Мама
24 минуты назад
горлица добавляет комментарий на странице Царица ночи
24 минуты назад
горлица добавляет комментарий на странице Везение